Гульшат Джураева. Гобелен «Маковое поле» (фрагмент). Казахстан. 2019

Авторское ткачество в России: в поисках нового пути

in Искусство/Музей 1272 views

Фрагмент гобелена Распад СССР больно ударил по искусству гобелена: художники лишились госзаказа и пространства для художественного высказывания. Процесс ткачества всегда был дорогим, и художники сильно зависели от заказчиков. В «Царицыне», бывшем музее декоративно-прикладного искусства, обратили на это внимание. И решили создать место для встречи мастеров гобелена. К искусству гобелена сейчас много вопросов. Каков путь развития ткачества? В создании объектов? В использовании материалов ткачества в современной инсталляции? В сохранении самого искусства ткачества? Мы не можем на них ответить, и не можем стать таким заказчиком для мастеров, как было для них государство раньше. Но наша задача в том, чтобы помочь художникам наладить диалог со зрителем, понять его интересы и потребности.

Триеннале текстильного искусства и современного гобелена — самый масштабный в России конкурс работ, выполненных в технике ручного ткачества — проводился в музее-заповеднике «Царицыно» четыре раза. За десятилетие идея пережила ряд трансформаций, и нынешняя Триеннале представляет собой уже не только выставку достижений ткацкого искусства, а междисциплинарный проект, в котором принимают участие как художники, работающие в традиционных техниках, так и авторы, чьи работы тоже вытканы вручную, но из материалов, текстилем не являющихся — из алюминия, пластика, неоновых трубок и многого другого.

Авторское ткачество в России: в поисках нового пути

Из опыта проведения Триеннале текстильного искусства и современного гобелена в Царицыне[1]

Усадьба Царицыно – уникальный дворцово-парковый ансамбль XVIII–XIX века в неоготическом стиле. Царицыно – место с непростой судьбой, комплекс усадьбы строился в 1776–1796 годах для императрицы Екатерины II поочерёдно двумя выдающимися архитекторами Василием Баженовым и Матвеем Казаковым; главное здание – Большой дворец – не было достроено. В XIX веке постройки превратились в романтические руины. И только в начале XXI века здесь была проведена масштабная реконструкция и открыт обновлённый музей. Ансамбль и пейзажный парк усадьбы Царицыно XVIII века является объектом культурного наследия федерального значения; также территория парка, включая историческую и неисторическую части, имеют статус особо охраняемой природной территории.

Гобелен «Пленение Зенобии». Голландия, Дельфт. Первая четверть XVII века. Альбина Борисовна Воронкова (р. 1937). Гобелен «Древнерусский». Решетиловская фабрика художественных изделий, Полтавская область, Украинская ССР. 1965–1967. Работы представлены друг напротив друга на выставке новых поступлений 2010—2020 годов. Собрание ГМЗ «Царицыно»

Музей как институция был создан в 1984 году как Государственный музей декоративно-прикладного искусства народов СССР (ГМДПИ). При этом изначально он не имел публичных экспозиций. Переданные молодому музея здания исторической усадьбы Царицыно XVIII нуждались в реставрации и реконструкции. Масштабная реставрация и реконструкция осуществлялась в сложные для России годы в 1994—2007 годы и была осуществлена непосредственно Правительством Москвы.

Музей первоначально принимал на хранение преимущественно изделия народных промыслов и предметы традиционного искусства из республик Союза ССР и регионов Российской Федерации. Нередко это были работы, участвовавшие в международных, всесоюзных и республиканских выставках и завоевавшие на них всевозможные награды: предметы из дерева и металла, кожи и кости, текстиля и кружева, народные костюмы, ковровые изделия, гобелены, фарфор, авторские стекло и керамика, ювелирные изделия и многое другое. Примерно в то же время коллекция музея стала пополняться произведениями русского и западноевропейского искусства.

Экспозиция I Триеннале гобелена современного гобелена в Царицыно с темой «Квадратный метр – своё пространство». 30 сентября – 6 ноября 2011. Ольга Владимировна Докучаева — заместитель директора по научной работе музея-заповедника «Царицыно», куратор и основатель триеннале в Царицыне

Что сподвигло музей к проведению Триеннале?

Важность собрания коллекции декоративно-прикладного искусства не отменяет того, что музей видит свою роль не только в фиксировании процесса, но и отчасти как активного участника этого художественного процесса. Мы не можем сказать, что музей формирует его, но он способен сегодня оказывать воздействие. Особенно в сферах декоративного искусства, которые ощутимо испытывают кризис в период постсоветской истории. Одним из таких направлений является искусство авторского ткачества, гобелена. Мы говорим об утрате художником пространства для своего художественного высказывания, пространства, где этот процесс протекает. Раннее главным заказчиком было государство, которое ставило целью оформить и украсить строгие модернистские здания и общественные здания. Художники ДПИ не были изолированы только в сфере быта. После СССР они утратили эту прикладную функцию, фактически выполняя роль декоратора, художника монументальных форм. И это касалось не только гобелена, и во многом керамики, художественного стекла. Конечно, при этом оставалась оставалось такое направление, как художественная промышленность. Но именно в сфере гобелена и авторского ткачества это было в меньшей степени. Поэтому кризис этой системы наиболее больно ударил по искусству ткачества.

И здесь оказались более выигрышном положении мастера, чья творческая жизнь, чьи художественные интересы так или иначе были связаны с культурами, где ткачество оставалось национальной традиций, и не утратило своё значение. Такова в этом плане культура Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана. Частично это мы можем наблюдать и в странах Прибалтики – здесь мастера оказались в более выигрышном положении. Они в своём в искусстве должны были найти ответ на то, что актуально сегодня: только ли поддержание традиции, или попытка, как это было ранее, ухода в модернистскую линию, или выдержка баланса между ними.

Наличие каких-то творческих задач, «носящихся в воздухе», провоцируют этих мастеров. Мы со своей стороны видели проблему в России. У мастеров нет места для высказывания и для диалога с публикой. Поначалу, в первой попытке нам казалось, что надо просто дать им возможность консолидироваться, собраться, как ранее устраивались симпозиумы в разных направлениях. Конечно, в гобелене, в силу технологии сложно устроить полноценный симпозиум, где мастера будут ткать. Но создать место общения, передачи мысли, можно. Музей провёл I Триеннале гобелена в 2011 году (30 сентября – 6 ноября). Тема была избрана достаточно гибко, с учётом финансовых проблем, с которыми столкнулись многие художники – «Квадратный метр – своё пространство». Было предложено создать некое высказывание на пространстве одного квадратного метра. Откликнулись художники со всей страны и из всех бывших союзных республик: Прибалтики, Беларуси, Украины, Молдовы, Казахстана, Армении. Музей получил более 600 заявок, четверть из которых в результате составили большую и представительную выставку в Хлебном доме. Для художников было важно сохранить, или наладить этот контакт. Постепенно состав участников рос. И вместе с тем организаторы триеннале сстали наблюдать, что за исключением мастеров прибалтийских, ряда очень интересных новых работ, которые в основном выполнены художниками старшего поколений чей творческий стиль складывался ещё в советскую эпоху, ситуация оказалась достаточно безотрадной. Для старшего поколения это было продолжение традиции, сохранение школ. И здесь проявилась одна из функций музея – это возможность сохранить школу, участвовать в этом процессе передачи знаний и умений.

С 29 октября 2014 по 1 февраля 2015 года под девизом «Сохраняя традиции – Раздвигая границы» состоялось II Триеннале. Но тут же кураторы и художники столкнулись с тем, что эти произведения не востребованы в обществе, и получается творчеством ради творчества. При этом мы знаем, что ткачество – искусство дорогостоящее даже до самого производителя. Надо отметить, что и советская школа стала постепенно вырождаться.

Попытка подумать, что есть декоративное искусство, состоялась позже. С 20 июня по 30 сентября 2018 года в ГМЗ «Царицыно» состоялось III Триеннале с темой «Вердюра – XXI век». Вердюра[2] была взята как ничто не сюжетное и декоративное. И опять организаторы увидели ту же самую картину: прошло три года, а фактически, после I Триеннале (для музея и участников прорывной и вдохновляющей), II и III Триеннале, наоборот, показали, что процесс никуда не сдвинулся.

Есть мастера очень крепкие из старшей школы. Есть достаточно беспомощная молодежь, которая либо пытается уйти в сторону объектов – но тогда им не хватает знаний и навыков и понимания процесса актуального искусства[3]. И остаётся вопрос – а что сегодня востребовано?

Сергей Гавин (р. 1953). Гобелен «Мираж» (2020—2021) в Екатерининском зале Царицынского Большого дворца

Современная ситуация в российском гобелене – не безнадёжна. Но мы увидели, что исторически сложившиеся школы – московская (сформированная вокруг Строгановского училища), ленинградская – они как бы «варятся» внутри себя, что они оказались оторванными от процессов, происходящих в архитектуре. Между тем, гобелен – это искусство, развивающееся в тесной связи с пространством современной архитектуры. По этому поводу в конце III Триеннале был проведён круглый стол с обсуждением того, есть ли в современной архитектуре пространство для гобелена? Было поставлено несколько проблем. Какую роль он может играть там? Зачем нужен? Каков опыт – положительный и отрицательный?

Сергей Гавин (р. 1953). Гобелен «Мираж» (фрагмент). 2020—2021. Собственность автора

Многие современные мастера развивались как выученики этой школы, которая шла по направлению ухода от прикладного характера к сугубо художественно-оформительским, декоративным задачам. И в этом плане мы видим, что мастерам тяжело найти своё место и актуальность. Попытка их актуализировать и уйти сферу современного искусства, в силу того что у них сам учебный процесс оторван от актуальных практик (в Строгановке мастера актуального искусства не рассматриваются), не складывается. Когда художники приходят и пытаются создать объект, инсталляцию – выглядит это зачастую беспомощно. Как со стороны «старых мастеров», потому что это не их сильная сторона, не их пространство, так и со стороны молодежи.

IV Триеннале текстильного искусства и современного гобелена в Царицыне. Схема объектов, расположенных в парке

И тогда музей решил стать своего рода «провокатором» художественного процесса в IV Триеннале,[4] уйдя от позиции площадки, где только представляется место для высказывания, от места общения мастеров. И для конкурса была задана тема «В поисках пространства». Более того, для отдельных мастеров, и молодых, и опытных, которые привлекли внимание кураторов, выдали точки внутри пространств Царицынского пейзажного парка, внутри самого музея, где им были предложены разместить свои объекты, осмыслить их.

Мария Бондаренко (р. 1994), Татьяна Патина (р. 1991). Дуалистический мост на глухой дорожке. Москва. Дерево, текстиль; ткачество, прядение, макраме. 2021. Собственность авторов

Была задана тема, которая бы подтолкнула художников в сторону современной архитектуры. Поэтому выбор на сокуратора Триеннале выпал на архитектора Сергея Чобана, мастера имеющего и европейский опыт, и успешно работающего в России. Он сам заинтересовался этой проблематикой. И не только создал архитектурный дизайн экспозиции, но работал и с молодыми участниками, пытался дать им вводные, участвовал в выборе мест в ландшафте для размещения этих объектов.

Александра Островская (р. 1971). Гобелен «Точка сборки» (2020) в царицынском павильоне «Миловида». Собственность автора

И здесь кураторы столкнулись с тем, что, как оказалось, опять же более отзывчивыми и более компетентными оказались отчасти либо мастера старшего поколения, либо художники, пришедшие из других сфер. Или же – иностранцы.

Музей рад, что расширил сотрудничество. Кроме стран, некогда входивших в состав Советского Союза (Белоруссия, Литва, Латвия, Казахстан), добавились участники из Германии, Финляндии, Польши, Норвегии. Они показали своё прочтение гобелена сегодня.

Якубаускас Феликс. Гобелен «Мысли в пространстве»
Литва, 2008. Гобелен «Впечатление. День». Литва, 2009. Гобелен «Не встретившиеся кометы». Литва, 2011. Собрание ГМЗ «Царицыно»

Это – разные пути. Именитый литовский художник Феликсас Якубаускас (р. 1949) идёт через прочтение традиций авангарда. Казахский мастер Малик Муканов (р. 1972) – работы которого мы закупили, а некоторые он нам подарил[5] – отталкивается от традиционного искусства, при этом постоянно развивающегося в диалоге с другими видами искусства, с актуальным искусством. Оно может быть интересным и востребованным современным обществом, современным интерьером.

Малик Муканов (р. 1972) Гобелен «Нойон. Спираль». Алма-Ата, Республика Казахстан. 2013. Гобелен «В предгорьях Алатау». Алма-Ата, Республика Казахстан. 2016. Собрание ГМЗ «Царицыно»

Ещё один путь показывают произведения норвежского мастера Сёрена Крага (р. 1987), в работах которого даже цветовая гамма навевает сравнение с традиционным историческим гобеленом, но при этом они совершенно современные. В них автор работает с «пикселем» поверхности, и гобелен становится актуальным для современного интерьера. Это путь западного ткачества, сохраняющего свои традиционные формы.

Сёрен Краг (р. 1987). Гобелен «Энума Элиш». Норвегия, г. Берген. 2019. Собственность автора

Ещё один путь – это очень интересные пластические построения самого пространства, накрадывающиеся друг на друга, уход от плоскости (композиция «Белый шум», художников из Белоруссии Светланы Барановской (р. 1965) и Татьяны Маклецовой (р. 1966).

Светлана Барановская (р. 1965), Татьяна Маклецова (р. 1966). Гобелен «Белый шум». Витебск, Беларусь. Лён, газетная бумага, сетка, писчая бумага; ткачество. 2019. Собственность авторов

Попытки создания трёхмерности у молодых художников зачастую уходили в сторону некоей инсталляции. Но, в отличии от «Белого шума», молодые художники не смогли поймать задачу. Они двигались сторону создания некоего объекта искусства. Но его прочтение достаточно невнятно для современного зрителя. Оно не попадает в контекст актуального искусства и тех проблем, которые интересны там. Не следует из невнятных работ и то, что ткачество – особый вид искусства.

И здесь был оказался интересен опыт осмысления ткачества и его приёмов с точки зрения актуального искусства от художника, работающего на стыке жанров (и не занимавшегося ткачеством). Он заинтересовался этой темой посмотрел со своей стороны. Это – Платон Инфанте (р. 1978). Именно на эту композицию в основном реагируют зрители в залах, хотя она сравнительно небольшая.

Платон Инфанте (р. 1978). Пиццакато. Москва. Эластичная нить, диплей, видео, звук, свет. 2021. Собственность автора
Платон Инфанте (р. 1978). Пиццакато. Москва. Эластичная нить, диплей, видео, звук, свет. 2021. Собственность автора

Не стоит забывать, что в рамках IV Триеннале текстильного искусства и современного гобелена в «Царицыне» идёт выставка «Эволюция взгляда: художественный текстиль 1960-2010-х годов в зеркале творчества Эдит Паулс-Вигнере»[6] — одной из главных представительниц «новой текстильной волны» 1960-1970 годов. Выставка подготовлена в партнерстве с Латвийским национальным художественным музеем. Традиционно в Прибалтике существовала самая сильная и новаторская школа ткачества в СССР.  А работы Вигнере (р. 1939), даже созданные пятьдесят лет назад, и сегодня смотрятся современно, нередко – более современно, чем произведения молодых авторов. Парадокс.

Выставка «Эволюция взгляда. Художественный текстиль 1960—2010-х годов в зеркале творчества Эдит Паулс-Вигнере»
Выставка «Эволюция взгляда. Художественный текстиль 1960—2010-х годов в зеркале творчества Эдит Паулс-Вигнере»

Каков путь развития именно искусства ткачества? В создании объектов? В использовании материалов ткачества в современной инсталляции? В сохранении самого искусства ткачества? Это большой вопрос.

Со своей стороны, музей фиксирует в каталогах как произведения, участвующие в Триеннале (изданы к I, II и III, готовится издание каталога IV Триеннале), так и выпускает Генеральный каталог коллекции, в настоящий момент по произведениям ДПИ XX—XXI веков.[7]

Конечно, музей не станет заказчиком, он всё равно остаётся в положении площадки. Но благодаря своему авторитету он может наладить диалог со зрителем. И, работая со зрителем постоянно, понимая его интересы, сохраняя для него культурное наследие, формируя его культурное поле, способен предположить, как включать туда традиционное искусство в том числе и искусство гобелена.


P.S. от 16 марта 2022 года. Приятно, что многие, работы, о которых мы написали в статье, были отмечены призами на подведении итогов триеннале.

Кроме того, вышел прекрасный каталог триеннале. Рекомендуем! Не слишком часто каталог является не просто носителем информации о выставке и экспонатах, а представляет из себя практически livre d’artiste — книгу художника, цельное и уже самостоятельное произведение искусства. В этом, конечно, заслуга дизайнера Катерины Владимировны Ахтырской, бюро «Раздизайн». (Надо отметить, что тут чувствуется блестящая школа её учителя — графического дизайнера (хотя больше хочется охарактеризовать как художника книги) Евгения Александровича Корнеева — финалиста и лауреата многих премий и конкурсов).

IV Триеннале текстильного искусства и современного гобелена в «Царицыне». – М.: ГМЗ «Царицыно», 2022. – 368 с.

Отметим, что каталог предваряют статьи Ольги Владимировны Докучаевой «О триеннале» и Анны Александровны Каргановой «Текстиль в общественных пространствах», которые в значительной степени обобщают как историю проведения цикла мероприятий в музее, так и фиксируют современную ситуацию в этой области искусства.


Михаил Тренихин
научный сотрудник музея-заповедника «Царицыно»,
доцент Московского государственного института культуры,
кандидат искусствоведения
Искусствовед Михаил Тренихин выступает на международной научно-практической конференции «Современное декоративно-прикладное искусство: декор и стиль» в Ташкенте с докладом «Авторское ткачество в России: в поисках нового пути. Из опыта проведения Триеннале текстильного искусства и современного гобелена в Царицыне». 9 ноября 2021 года

Примечания: 

[1] Статья была подготовлена по материалам выступления на международной научно-практической конференции «Современное декоративно-прикладное искусство: декор и стиль» в Ташкенте, состоявшейся 9 ноября 2021 года в рамках III Международного биеннале декоративного искусства. Однако, изначально запланированный узбекской стороной сборник статей после проведения мероприятия не был издан.

[2] Шпалера-вердюра представляет собой образец искусства знаменитых центров ткачества в Брюсселе и Ауденарде в конце XVII–XVIII веков. Жанр вердюр (от фр. verdure — листва, зелень) появился в Европе в XVI веке: так называли шпалеры с растительными и пейзажными мотивами.

[3] В данном случае автор имеет ввиду современные течения искусства, но не согласен с данным термином, который с нашей точки зрения является некорректным. Подтверждением этому может быть заданный вопрос: является ли актуальным искусство Возрождения? Возможно, шедевры японской гравюры не актуальны сегодня? Вопрос дискуссионный, но автор лишь обозначает свою собственную позицию.

[4] Кураторы: Ольга Докучаева (музей-заповедник «Царицыно»), Виктория Петухова (музей-заповедник «Царицыно»), Сергей Гавин (Ассоциация художников декоративных искусств Московского союза художников). Сокуратор: Сергей Чобан, российский и немецкий архитектор, член Союза немецких архитекторов (BDA), Союза архитекторов России и Союза художников России. Дизайнеры выставочного проекты: Сергей Чобан и Александра Шейнер. Координатор: Анна Курганова. Партнеры проекта: Ассоциация художников декоративных искусств Московского союза художников; Российская академия художеств; Российский государственный университет имени А. Н. Косыгина; Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова; Союз художников России.

[5] Произведения Муканова представлены на выставке новых поступлений 2010—2020 годов (20 октября — 12 июня 2022)

[6] 8 июля 2021 – 10 марта 2022. Большой дворец. Кураторы: О. Докучаева, В. Петухова, А. Карганова.

[7] Авторское ткачество XX‒XXI веков. Гобелены, мини-гобелены, таписсерия: [Генеральный каталог]. Серия I. «Авторское декоративное и прикладное искусство XX‒XXI веков» / Государственный музей-заповедник «Царицыно»; авт.-сост. каталога и авт. вступ. ст. Л.Ф. Романова. ‒ Белгород: КОНСТАНТА, 2018. ‒ 260 с.: цв. ил.; Авторская керамика XX‒ начала XXI века. Книга I. А – Л [Генеральный каталог]. Серия I. «Авторское декоративное и прикладное искусство XX‒XXI веков». Генеральный каталог ГМЗ «Царицыно» / Авт. вступ. ст. Л.Ф. Романова; авт.-сост. Л.Ф. Романова, О.А. Копейчикова. ‒ 255 с.: цв. ил.; Авторская керамика XX — начала XXI века. Книга II. Л—Я: [Генеральный каталог]. Серия I. Авторское декоративное и прикладное искусство XX—XXI веков. Генеральный каталог ГМЗ «Царицыно» / Авт. вступ. ст.: Л.Ф. Романова; Авт.-сост.: Л.Ф. Романова, О. А. Копейчикова. М.: Государственный музей-заповедник «Царицыно», 2020. ‒ 265 с.: цв. ил.

 

Русское лоскутное шитьё

Царицыно. Интервью с Елизаветой Фокиной

Екатерина II и Павел Петрович в Царицыно

Екатерина с георгиевской лентой

Царицыно на тарелке

Романовы. Воспоминания о Крыме

Круглый стол «Авторское ювелирное искусство»

Памяти Галины Шуляк

Коллекционер Ольга Затеева

Фарфор и фаянс частных заводов

Портрет XVIII века из собрания Сергея и Татьяны Подстаницких

Искусствовед Лидия Владимировна Андреева (1930–2018)

Медный бунт в Царицыне

Рекомендуем

Художница Юлия Беласла

Художница Юлия Беласла

Знакомство с художницей Юлией Беласла со­стоя­лось на вы­став­ке ра­бот со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков. Мы
Перейти К началу страницы