Философия коллекционирования

in Интервью/О коллекционировании 3873 views
Алексей Александрович Бахрушин, Исаак Израилевич Бродский, Генрих Афанасьевич Брокар, Георгий Дионисович Костаки, Алексей Викулович Морозов, Иван Абрамович Морозов, Илья Семёнович Остроухов, Павел Михайлович Третьяков, Сергей Михайлович Третьяков, Соломон Абрамович Шустер, Дмитрий Иванович Щукин, Иван Иванович Щукин, Пётр Иванович Щукин, Сергей Иванович Щукин

Сегодня разговор о проблемах коллекционного мира, условном разделении коллекционеров на коллекционеров и собирателей, а также о музеях и частных коллекциях. Казалось бы что может быть нового в теории и практике коллекционирования? Но коллекционирование из увлечения давно перерастает в определённое научное знание со своими законами и философией — философией коллекционирования.


Не продается вдохновенье,
Но можно рукопись продать.
А.С. Пушкин «Разговор книгопродавца с поэтом»

 

Сидим на удалёнке. И просто записываем разговор на тему коллекционирования. Коллекционирования чего угодно.

Если вы коллекционер, то может быть увидите что-то для вас интересное. Материал будет пополняться и корректироваться.

Сегодня Главный редактор Алексей Сидельников (А.С.) и искусствовед, замглавред Михаил Тренихин (М.Т.) приветствуют вас и говорят, говорят, говорят.

Кстати, на заглавной картинке одни их крупнейших коллекционеров нашей страны. Кто есть кто вы ведь смогли узнать? Под картинкой решили сделать подсказку с именами.


Алексей Сидельников и Михаил Тренихин на открытии выставки «Империя и Кавказ: оружие, обмундирование, ратные традиции. XIX – начало XX века». Всероссийский музей декоративного искусства, 5 февраля 2020

 

М.Т.: После опыта дискуссии о стилях и стильности захотелось поговорить о коллекционировании в довольно широком аспекте. Тут есть ряд вопросов, выявленных в общении с коллекционерами разных направлений.

Какая вообще цель коллекционирования? Есть ли она?

Цель коллекционирования

А.С.: Цель коллекционирования в удовлетворении потребности самовыражения посредством обладания рядом тематически подобранных в систематизированную коллекцию предметов и знаний о них. А также пропаганда коллекционирования, часто неосознанная.

М.Т.: Ну да. Рассказал о коллекции и заинтересовал слушателей. А знание из книг, из общения.

А.С.: Да. Многое постигается только эмпирически. Теория без практики не даст результата. Без тактильного общения не поймёшь многих тонкостей предметов. А картины теперь не только лупой, а и электронным микроскопом смотреть требуется. А старые книги как теоретически изучать? А картины? А награды?

М.Т.: Учитывая кризис — неоднократно слышал, что лучше сегодня иметь запасы в предметах, а не в деньгах.

А.С.: Как-то сразу в кризис… Сложный момент. Что делать и как быть?

У людей становится меньше денег и они будут сначала продавать всякую мелочь (относительно коллекции, конечно), устанавливая на эти предметы завышенную цену, надеясь побольше получить, но это вряд ли получится. Далее будут выставлять более хорошие вещи, с которыми жаль расставаться, но за меньшую цену, чем хотели бы, наученные опытом неудачных продаж более слабых вещей. 

Поэтому продажи несколько приостановятся, пока ситуация в мире не станет более понятной, предсказуемой. 

И тут мы снова попадаем в такое положение, когда продавцы могут  (или вынуждены!) продавать то, что не продавали бы ни в коем случае раньше. Поэтому в продаже могут появиться предметы совершенно неожиданные и интересные, упустив которые, можно никогда их уже не получить. А это уже просто беда для коллекционера!

Так что выбор за коллекционером! Именно сейчас нужно постоянно следить за рынком!

Но он будет скорее всего основываться на личной жизненной ситуации конкретного человека.

М.Т.: Но продажи будут? (см. Прогноз цены на антиквариат)

А.С.: Конечно, будут. Антиквариат продавался даже в блокадном Ленинграде (а иногда просто отдавался за еду, лекарства и т.д.). Но продавался! А тот кто приобретал — мы не смотрим на моральную сторону вопроса, — становился со временем богатым человеком. Если вспомнить один фильм из «Следствие ведут знатоки», то там потрясающе показан человек скупавший за бесценок, а другой — который не смог с этим смириться, хотя поддавался искушению хорошей жизни. Там всё кончилось грустно.

М.Т.: Хорошо, тогда о чём-нибудь не столь грустном. А то все и без того нервничают! Есть разные типажи коллекционеров. Сравним с путешественниками. Одни перед «поездкой» выстраивают маршрут, досконально подбирая, какие достопримечательности посетить. Или же знаете общее направление, но в целом любите побродить и посмотреть заинтересовавшее по пути, побродить? Окунуться в атмосферу времени, культуры, искусства можно и тем, и другим способом. Строго говоря, это же может относиться не только к путешествиям, но и к коллекционированию. Создание коллекции и изучение артефактов, стран, событий и персон, связанных с предметом коллекционирования — тоже путешествие.

А.С.: Так кто-то точно знает, какие предметы он хочет заполучить и планомерно охотится за ними, выискивая недостающие. Идёт по точному маршруту. Другой понимает, что ему интересна тема (несколько тем) и может «побродить по переулкам», по настроению подбирая что-то неожиданное и заранее непредусмотренное в своё собрание. Пожалуй, так можно сказать о любом коллекционировании.

М.Т.: Первый случай — портрет либо прагматика, хорошо изучившего тему и знающего, что ему не хватает, или инвестора, знающего (или чувствующего), что вложение выгодно. Ну а второй подход кто-то назовёт собирательством, а кто-то — художественным подходом, а осуществляющего его — романтиком. Хотя и тут надо быть знатоком. Ведь нельзя предугадать, не встретится ли Вам набросок известного художника, к не менее известной картине, или раннее не описанный тип орденского знака, проясняющая Вашу тему редчайшая библиографическая редкость в виде старинной книги, сохранившейся в единственном экземпляре, или к, примеру, письмо Пушкина.

А.С.: Тут сразу же встаёт вопрос атрибуции. Что за предмет попал к Вам? Подлинный ли он? Ценный ли (как в денежном эквиваленте, так и в личностном)? Вопрос скорее психологического типа. Но нам интересно. Или же это зависит от темы коллекционирования? А что нужно для пополнения коллекции? Знания, желание, везение, средства. Причём, всё важно одинаково. 

Вот тут и можно условно поделить коллекционеров на коллекционеров и собирателей.

Коллекционеры это не только приобретают, сохраняют, но и изучают, классифицируют, и могут (если умеют) поделиться знаниями, пропагандировать коллекционирование. А собиратели приобретают, сохраняют, но меньше изучают и меньше могут делиться знаниями (хотя им может этого желаться). Почему на собирателей делю? Не могу подобрать другого слова для этого типа коллекционеров. Коллекционер для коллекции ставит во главу угла не количество предметов, а только их качество, подкреплённое знаниями о них и чёткой необходимостью наличия в коллекции. Для собирателя количество является очень важным показателем. И нужно различать количество предметов и полноту коллекции — это разные вещи.

М.Т.: Т.е. коллекционеры и собиратели — разные люди?

А.С.: У них в основе собственная философия и с этим ничего не поделаешь. Просто по разговору иногда понятно, с кем имеешь дело. Вспомните: «у меня в коллекции удивительная вещь, сейчас я о ней расскажу!». И вам за два часа выносят мозг. Или такой вариант: «Я уже набрал восемнадцать коробок календариков! Вот они стоят!». Есть разница?

М.Т.: Совершенно разный подход. Понятно, что набрать можно не календарики, а что угодно и это будет внушительный склад, на создание которого потрачено много времени и средств, но нет изученной глубины материала. Я могу подолгу рассказывать о каждой вещи из своей коллекции. Например у меня есть…

А.С.: Вот только сейчас не надо!  🙂

То есть, разница в подходах чётко видна, хотя и коллекционеры и собиратели создают общую коллекционную среду.

М.Т.: Собиратель хватает всё подряд?..

А.С.: Что-то типа силлогомании или шопоголизма коллекционера? 🙂 Такое бывает у новичков. А потом новичок избавляется от лишнего, получая полезные практические навыки продажи и покупки, выбора необходимого и умения воздержаться от приобретения. 

Но собиратель, конечно, не хватает всё подряд. Но он собирает более «плоско», а потом он хвастается предметом, а не знанием о предмете — он просто не может подкрепить предмет знаниями. А коллекционер всё же изучает и систематизирует. И, конечно, хочет поделиться. Но тут тоже есть разница: одни могут невразумительно «промычать» что-то понятное и только такому же, как и он, будет понятно, что перед вами настоящий коллекционер. А иной коллекционер-популяризатор, способен заинтересовать и не коллекционера, и это важно! И тут разница в двух системах коллекционирования, в двух философских подходах.

Ни коллекционер, ни собиратель не являются бездумными накопителями предметов.

Совсем забыл, что сейчас не рассматриваем важную коллекционерскую группу дилеров или покупателей-перекупщиков — это тоже специалисты с большим опытом и объёмом знаний, которые могут ими просто поразить заинтересовавшегося. А если им начинают пенять на частые продажи/покупки — это выглядит просто нелепо! Коллекционирования без продаж и обмена не бывает! Профессиональные дилеры важны! А многие из них обладают редкостными личными коллекциями, узнать о которой уже счастье, а уж если увидеть!..

М.Т.: Но кто он — сегодняшний коллекционер? В широком смысле. Как резюме.

А.С.: Коллекционер — это чаще уже устоявшаяся личность. В большинстве около сорока лет и выше. Если до 25-ти — это редкость: новое поколение имеет свои интересы, не связанные с коллекционированием. Коллекционирование вообще, конечно же, связано с психозом. Представьте, что коллекционер тратит последнее на новый предмет в коллекцию, не считаясь с жизненными потребностями собственными или даже своей семьи.

А коллекционирование…

С философской точки зрения любое коллекционирование — не ординарное занятие и можно попробовать вывести закономерность.

Итак…

Форма и содержание

Вид коллекционирования можно условно назвать формой (равнодушной формой по Гегелю), а вот предметы — содержанием. И форме без разницы ценность Предмета, его стоимость и даже редкость. Форма определяет направление коллекции. А вот что и как будет — каково её содержание, — решает коллекционер. Сегодня пора разделить коллекционеров и собирателей: коллекционер кроме предмета обладает и углубляет знание о нём, а собиратель ставит целью, в основном, только обладание. Т.е. подвожу к философии коллекционирования, онтологии коллекционера. Для коллекционера реальность многогранно едина (конечно, как и для многих других занятий, но есть разница). Представьте, что объективное, физическое, субъективное, социальное, эстетическое, культурологическое сливаются и воспринимаются через определённый предмет, который только будет внесён в коллекцию. 🙂

То есть, если вы много читали про Русско-турецкую войну 1877-1878 годов, дневники участников и т.п., то сильно увлеклись Балканской россикой. И основой коллекции стали не предметы, а знания и эмоции. И взгляд на мир стал через эту коллекцию.

Задача коллекционирования

Можно предположить, что задачей коллекционирования является получение коллекции предметов, которая будет наиболее полно отражать выбранную тему (период, направление, автора, материал и т.д.) и соответствовать внутреннему миру коллекционера. И тут мы видим, что чаще всего собрать полную коллекцию не удаётся (за исключением годовых подборок монет, или марок, или журналов). Полная коллекция по большому счёту недостижима.

И самым лучшим показателем является, что коллекция наиболее полная из известных.

Как правильно отметили, процесс коллекционирования зависит от ряда условий: душевный склад, воспитание, культура, семья, личное время, финансы, возможность общения, хранения, получения знаний, покупки, продажи, обмена и др. вплоть до государственных решений и состояния. Изменение этих показателей приводит к изменению коллекции и, самое главное, желания коллекционировать или желания продолжать коллекционировать.

Мы как-то отмечали, что коллекционирование для человека обычно развивается путём проб и ошибок: интересы широки, а возможности не всегда позволяют заниматься всем интересным. Т.е. коллекционер при определённых условиях прекращает пополнять коллекцию, а результатом останавливается его развитие, как коллекционера. Интересный пример в упомянутом фильме «Следствие ведут знатоки», когда коллекционер, чтобы иметь поле для деятельности, производит обмен части коллекции на часть коллекции коллеги, для получения необходимости снова работать над выстраиванием коллекции.

Т.е. важным для коллекции является дух коллекции, понимаемая, читаемая идея, ради которой коллекция и создавалась.

М.Т.: Т.е. коллекционирование можно отнести к феноменам?

Феномен коллекционирования

А.С.: Бесспорно. Можно утверждать, что существует феномен коллекционирования. Коллекционирование не только является идеей, но и даётся в чувственном созерцании, а также постигается в процессе личного опыта и может быть подвергнуто научному рассмотрению. Немного в кучу собраны разные подходы к феномену, но, как кажется, синтез в данном случае даёт лучший результат.

Коллекционирование — это потребность в самовыражении для многих людей, показывает, строит, во многом определяет внутренний мир. И может становиться связующим звеном для отношения к сегодняшнему времени. Вспомните академика Панченко — «Я иммигрировал в древнюю Русь».

Коллекционер собирает не объём, а предметы, подкрепляя их знаниями. Лично прочувствованное восприятие какого-либо события «иллюстрируется» приобретаемым в коллекцию предметом, либо через всю коллекцию или выбранную коллекционную тему. 

М.Т.: Последняя фраза особенно глубока и мне нравится! Это не погоня за объёмом, а возможность выделить художественную, историческую ценность, желание и возможность о ней рассказать (сделать статью?). Вот эта более строгая выборка и, если угодно, ответственность перед собой, при создании коллекции, как цельного произведения и слепка истории души человеческой…

Кстати, а как думаешь, нет ли возможности воспитать коллекционера? Эта страсть либо есть, либо нет. Хождения по музеям могут помочь. А могут и не сыграть никакой роли. Или?..

А.С.: Но могут способствовать! Прививают хороший вкус. Хотя, сегодня музеи иногда удивляют. Например, произведение искусства «Ветка на скотче», приобретённая Третьяковкой галереей — очень удивила. С позиции Третьякова это приобретение было бы просто невероятно. Представляю Павла Михайловича Третьякова сегодня в зале музея его имени рядом с веткой — и становится страшно за сотрудников музея.

Зал Третьяковской галереи

М.Т.: Ну а литература? Книги о коллекциях и коллекционерах, какие-то практические руководства для детей и подростков — они бы не помешали. У меня было несколько книг для детей и они были неплохие, по крайней мере сейчас вспоминаю, что было интересно, какие-то приятные воспоминания. Может сейчас и не понравились бы. Или это только на кончиках пальцев? От старших к молодёжи?

А.С.: Книга о коллекционировании для детей? Понятия не имею. Сейчас чаще к детям относятся как к маленьким потребителям, а не маленьким людям, будущим гражданам. Дети — повод заработать на их родителях.

М.Т.: А вот ещё интересный аспект. Коллекционирование — оно для себя, для души, когда ты понимаешь, что это трата время и денег, которая тебе доставляет радость, моральное удовлетворение, или же это инвестиция денег? Наверняка бывает одно, бывает второе, а бывает сочетание первого и второго в зависимости от того, что коллекционируют.

А.С.: Никакой разницы нет, что коллекционирует человек: алмазы или пробки — симптомы совершенно одинаковые. Хочется иметь эту вещь, изучить её, похвастаться ей и знаниями о ней.

М.Т.: А я слышал мнение от состоятельных людей, что только то, что у них — коллекция. А у остальных — это всё несерьёзно, и те, у кого вещи недорогие — и не коллекционеры вовсе. Такой снобизм, если угодно.

А.С.: Так есть и снобизм тех, кто собирает пробки! Они также говорят о коллекционерах бриллиантов. 🙂 А самое удивительное — и то и другое хо-ро-шо! Это защита своей позиции. А значит есть эта самая позиция. И она не безразлична.

И те, и другие создают свой мир. Обращу внимание, что они создают своих героев, своих уважаемых авторов книг и каталогов, свои обязательные предметы, без которых коллекция не будет полной, свой язык, наконец.

М.Т.: Если приобретаешь картины старых мастеров, или полотна импрессионистов — это всегда инвестиция? По идее, на «перегретом» рынке можно было приобрести первоклассные произведения, которые, тем не менее, сегодня упали в цене. Или нет? Или, наоборот, цены сознательно занижают. Впрочем, наверное, надо расспросить аукционистов.

А.С.: А коллекция, по большому счёту, и должна быть инвестицией. Приходит время, когда в силу возраста лучше с коллекцией расстаться самостоятельно и не перекладывать это на семью. Передача в музеи — это, как не печально, распыление коллекции и её гибель. Т.е. предметы остаются.

Но коллекция, дух, азарт, стремление, победа, гордость обладания и т.д. при разобщении составляющих её предметов — всё это исчезает.

Вспомните знаменитые коллекции Щукиных, предметы которых были разлучены, в результате чего пропала идея. Недавно, в Пушкинском музее коллекции частично были собраны вместе и получилось удивительно гармонично. Когда меня пригласили в Пушкинский, где можно было увидеть не разрозненные сиротливые осколки идеи коллекционеров, а коллекции — они произвели впечатление. Не побоюсь повторить благодарность ГМИИ им. А.С. Пушкина и лично И.А. Доронченкову!

Илья Доронченков и Алексей Сидельников

М.Т.: Подошли к ещё одному важному вопросу. Государственное коллекционирование — музеи. И частные музеи и коллекционеры. Надо ли их противопоставлять? Можно ли? Вообще, сегодня музеи нередко и с удовольствием обращаются за помощью к частным коллекционерам (примером может служить проект, который мне удалось провести в ГМЗ «Царицыно» с Татьяной и Сергеем Подстаницкими). Коллекционер более гибкий, нежели музейная институция. А с предметами для выставок многие готовы помочь.

А.С.: Но мы о философии?

М.Т.: Да.

А.С.: Существует значительная разница между музейными работниками и частными коллекционерами. Хочешь — не хочешь, а тут вопрос личной ответственности и управления коллекцией. Музейный работник — всегда наёмный работник насколько бы он не тяготел и не сроднился с коллекцией ему доверенной. Частный коллекционер — всегда отвечает за коллекцию всё время её и его существования. Т.е. в музее  постоянное — это коллекция, а сотрудник — переменная. А частная коллекция — это переменная, а коллекционер — неизменен. Он стержень, на который нанизываются предметы коллекции. Выдернуть стержень — коллекция начнёт рассыпаться и рассыплется. 

М.Т.: Но и те и другие — это важная часть коллекционного мира! Нет смысла их противопоставлять.

А.С.: Зачем противопоставлять? Дополнять. Одни дополняют других. В этом смысл. А вот если они начинают отрицать важность друг друга — это уже не верно. И собирают и те, и другие. Сохраняют и те, и другие. А сохраняя, передают другим поколениям. Это самое важное. Только музеи сохраняют не всегда так, как задумано коллекционером, если коллекционер не владеет музеем.

К тому же большинство старых коллекций, если не рассеялись — стали частью собраний государственных музеев. Так по всему миру. Важно качество коллекции и её полнота

М.Т.: Согласен! Но давай продолжим в следующий раз! Жаль, что не имеем возможности оформить эту беседу в формате видеоролика.

Стиль и стильность

Коллекция купцов Щукиных

Фарфор Морозова

Коллекция Костаки

Ирина Багдасарова. Орденские сервизы из собрания Государственного Эрмитажа

Страсть коллекционера. Андрей Хазин

Леонид Скнар. Интервью

Мобили. Последний нонконформист (Юрий Носов)

Портрет XVIII века из собрания Сергея и Татьяны Подстаницких

Коллекционирование – дело семейное. Татьяна и Сергей Подстаницкие

«Двойная коллекция» Дмитрия Бертмана

Коллекционер Татьяна Удрас

Прогноз цены на антиквариат

Уникальное и тиражное

Коллекция и время

Братья-славяне?

Материал пополняется

______________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Коллекция и время

Время и коллекционирование. Как связаны эти явления? Как одно влияет на другое?

Братья-славяне?

Сегодняшний материал приурочен к празднованию Дня славянской письменности и культуры. Славянство. Панславизм.
Перейти К началу страницы