Музей «Шпионский Токио»

in Новости 746 views

Коллекционер — это первая ячейка музея, кол­ле­кцио­неры — актив му­зея. Это «кро­венос­ная систе­ма», свя­зывающая го­су­дар­ствен­ное хра­нили­ще с жизнью.

Ираклий Андроников

Если превратить вещи в ми­ниа­тюры, удаст­ся вы­скользнуть из вре­мен­ного порядка дейст­витель­ности и достичь своего ро­да состоя­ния без­временья.

Ёмота Инухико

Эти эпиграфы встречают читателя в новой книге японоведа, историка Александра Куланова. Слова Андроникова являются девизом нашего журнала.

Новая книга — всегда событие. И, надо по­нимать, что вы­ход этого издания был далеко не сразу очевидным. Хотя, на­помним, автор имеет немало регалий: является лауреатом премии Мини­стерства обороны РФ в области литературного творчества за книгу “Зорге. Неудобный” (2018), Премии ФСБ России (2017) и Премии имени Юлиана Семенова в области экстре­мальной гео­политичес­кой жур­на­лис­тики (2018) за книгу “Роман Ким” (2016), Обще­рос­сийской лите­ратурной премии “Дальний Восток” имени В.К. Арсеньева за книгу “Ощепков” (2017).

В последние годы Александр собирал арте­факты по теме «Шпионский Токио» — истории про­тивостояния японских и советских спецслужб. Ряд публикаций, раскрывающих клубок историй, был сделан в нашем журнале.

  • Мотоциклетные очки Зорге
  • Нож и грамота Ощепкова

Такая апробация в итоге помогла собрать материал на целую книгу. Но лучше, чем сам исследователь, сложно сказать о новинке. Из предисловия книги:

«Как автор, я должен признаться, что создал довольно странный проект, ибо это не просто книга, не только книга и, возможно, не совсем книга. Это текстовое воплощение моей идеи о создании музея, посвященного долгой, удивительной и, как ни странно, где-то даже романтической истории противоборства российских и японских спецслужб. Сама же идея эта оформилась не сразу, а прошла в своем созревании несколько этапов и состоит из нескольких частей. Во-первых, мне когда-то довелось написать несколько книг, посвящён­ных героям этого противо­борства с нашей стороны. Сбор материалов для биографий сопровождался обязательными походами в архивы, встречами с родствен­никами, продол­жателями дела героев по профес­сиональным линиям (все они были отнюдь не только мастерами тайных дел). У некоторых из моих корреспондентов сохранились уникаль­ные реликвии — вещи, фотографии, документы, связанные с жизнью и деятельностью героев, — то, что теперь называется недавно пришедшим в русский язык словом «мемо­рабилия». Своими мемо­рабилиями делились и архивы: в некоторых из них разрешено заказывать копии интересующих исследователей дел, и эти копии поистине бесценны, ибо дают возможность прикоснуться к истории тем, кто по разным причинам архивы не посещает. Да, копии — это не вполне меморабилии, они не сохраняют запаха старой бумаги, не передают дрожащим кончикам пальцев ощущение ветхости, заставляющее трепетать и сдерживать дыхание настоящего исследователя. Но они сохраняют информацию, слог и даже почерк людей, многих из которых нет с нами уже около столетия, — сохраняют если не дух, то свидетельство времени.

Страница из словаря Гошкевича-Татибана с объяснением феномена ниндзя
Страница из словаря Гошкевича-Татибана с объяснением феномена ниндзя

По мере того как я читал и собирал эти документы, держал в руках вещи, которыми пользовались мои герои, крепло желание разрушить собственную моно­полию на это прекрасное чувство обладания историей, пусть и временного. <…>

Сразу надо заметить, что в любом музее имеется экспозиция, открытая для посетителей, и есть запасники. Их размеры зачастую зависят от вместимости музейного помещения. Но не только. Пред­став­ленные в экспозиции меморабилии необходимо атрибутировать, должным образом разъяснить, для чего эти вещи были предназначены, какую роль они играли в свое время, а значит, хотя бы в какой-то степени обрисовать и исторический фон. Если есть возможность, рассказать о провенансе — происхож­дении и истории владения каждым предметом.

  • Следственное дело Романа Кима
  • Самовар Зорге

Желание проделать всё это с имевшимися меморабилиями привело меня к знатокам коллекционного дела — Михаилу Михайловичу Тренихину и Алексею Анатольевичу Сидельникову, издателям и редакторам интернет-журнала «Sammlung / Коллекция». Внимание, оказанное читателями первым же статьям автора о некоторых предметах из моего собрания (например, о купленной в Токио визитной карточке владыки Николая, архиепископа Японского (в миру Иван Дмитриевич Касаткин), с запиской дяде Михаила Булгакова), вдохновило на продолжение рассказа в более развернутом формате. Одна история следовала за другой, их становилось все больше, и все же… Часть (и весьма значительная) осталась в виртуальных запасниках, ибо нельзя объять необъятное. Более того, немалая доля описываемых экспонатов находится в руках многих владельцев, проживающих от Берлина до Окинавы, и порой только возможности интернета или печатной публикации позволяют желающим увидеть их.

Как и в настоящем музее, я в роли организатора такой публикации и ведущего кураторской экскурсии предваряю вступление в каждый зал разной продолжительности преамбулой. Например, для того чтобы понять, насколько обоснованно наше обращение к теме ниндзя в контексте российско-японского шпионского противостояния, придëтся довольно подробно поговорить о том, кто такие ниндзя, кого мы имеем право так называть и были ли эти люди действительно связаны с Россией».

  • Дзюдоистское кимоно разведчика Хиросэ Такэо
  • Значок Японско-русского общества обр. 1906 г.
  • Портрет жены Василия Ощепкова, его портрет и семейное зеркало

Об истории можно рассказывать в книгах и статьях, можно снимать о ней фильмы и разглядывать музейные экспонаты — овеществленную память прошлого. Увлекательными бывают и сами истории — о шпионах, например. О знаменитых или о необычных — таких как ниндзя. Увы, все музеи ниндзя находятся далеко. Да и с музеями разведки дела в нашей стране не очень хороши. Поэтому Александр Куланов написал книгу об экспонатах из его личного собрания и о коллекциях его коллег, занимающихся историей противостояния японских и отечественных спецслужб — от ниндзя до Рихарда Зорге. Получилась кураторская экскурсия по пяти залам — «Ниндзя», «Штабс-капитан Рыбников», «Монах», «Мартэн», «Рамзай» — необычного музея с рассказом о той самой истории, о её героях и уникальных экспонатах.

Это не просто книга, это — билет. Купили? Добро пожаловать в «Шпионский Токио»!

Музей «Шпионский Токио» / Александр Куланов. — М.: Молодая гвардия, 2022. — 334[2] с.: ил. ISBN 978-5-235-04537-8
Музей «Шпионский Токио» / Александр Куланов. — М.: Молодая гвардия, 2022. — 334[2] с.: ил. ISBN 978-5-235-04537-8

В среду 3 августа в 18:30
в книжном магазине «Библио-Глобус»
состоялась презентация новой книги Александра Куланова
«Музей „Шпионский Токио“»
Экспонаты «музея» можно было увидеть вживую!
Москва, Мясницкая ул., д. 6/3, стр. 1.

Александр Куланов
Александр Куланов

Шпионский Токио

Шпионский Токио
Александр Куланов
Александр Куланов

 

Шпионский Токио
Михаил Тренихин, Александр Куланов Алексей Сидельников
Михаил Тренихин, Александр Куланов и Алексей Сидельников (и Николай Гоголь)

_________________

>>><<<

Рекомендуем

Перейти К началу страницы