Стояние на Угре. Новые данные

in Нумизматика 2352 views

В мае этого года опубликована статья Стоя­ние на Угре и ну­миз­ма­ти­ка, сво­е­го ро­да ну­миз­ма­ти­че­ская ил­­лю­стра­­ция зна­мени­тых ис­то­ри­ческих со­бы­тий – свер­же­ния зо­ло­то­ордын­­ского ига и Стояния на реке Угре в 1480 году.

Автор видел своей задачей популя­ризацию на основе своего собствен­ного материала довольно сложной, но интересной нумизма­тической темы – джучидских мо­нет позд­него периода. Хотелось показать, что за причудливой арабской вязью золото­ордынских монет скрывается история, пол­ная драматизма и тра­гедий. И эта история не чья-нибудь, не каких-то чуж­дых, давно исчезнувших циви­лизаций, а история нашей много­националь­ной страны. В общем, это был небольшой рассказ кол­лекционера об истори­ческом фо­не, стоящем за нумизма­тическими памятниками.

Статья вызвала отклики и немалое количество просмотров. Автор благодарит всех, кто не остался равнодушным к этой теме.

Между тем, в силу относитель­ной редкости поздне­ордынского ма­те­риала, автор не завершил статью так, как хотелось – на тот период у меня не было ни одного экземпляра монет сыновей злопо­лучного хана Ахмата[1]. А так хотелось бы сказать хотя бы несколько слов о старшем сыне Ахмата – Муртазе, пре­тендо­вавшем на вос­становление Боль­шой Орды! Но пришлось ограничиться только упоми­нанием имён. Осталось чувство некоторой не­удо­влетворен­ности.

Небольшое дополнение к статье
«Стояние на Угре и нумизматика»

Кто бы мог подумать, что благодаря редактору журнала «Sammlung/Коллекция» М.М. Тренихину и одному из читателей журнала мне удастся воплотить моё желание в жизнь и завершить публикацию небольшим рассказом о старшем сыне Ахмата?!

Не так давно к Михаилу Михай­ловичу обратился один из читателей и попросил его дать мои контакты, поскольку я занимаюсь нумизматикой Крымского ханства. В ходе разговора выяснилось, что читатель журнала нашёл в 2021 году в окрест­ностях станицы Раев­ской под Новорос­сийском не­большую монетку, которую он определил, как акче Крымского ханства XV — начала XVI веков. И, действительно, мо­нетка внешне выглядела похожей на акче Нур-Девлета, Хаджи-Гирея или Менгли-Гирея I.

Акче Нур-Девлета,Крым, 880 или 882 г.х.
Акче Хаджи-Гирея I,Кырк-Йер,858 г.х.
Акче Менгли-Гирея I, Кырк-Йер, 883 г.х.

Та же хорошо узнаваемая крымская тамга, внешнее оформление типологически очень схоже. Однако часть текста была со­вершенно другой – вероятно, именно сравнение с известными по каталогам гиреевскими монетами этого периода и вызвало у владельца воп­росы по атри­буции. Я тоже подумал  вначале, что это банальное ранне­гиреевское акче, но как только фото было открыто и уве­личено, сомнений не осталось – это довольно хорошо сохра­нившееся и почищенное акче хана Муртазы бин Ахмата, чекана Урду-Базар!

Акче Муртазы бин Ахмата, Урду-Базар

Владелец  был готов уступить мне атри­бутиро­ванную монету и после консультаций с более опытными коллегами я купил её по запрошенной цене.

И, в завершение заметки, небольшой рассказ  о Муртазе-хане. Или, скорее о том, как Большая Орда все-таки не возродилась.

Собственно, в рамках популяризатор­ского очер­ка я мало что могу добавить после трёх исследо­вателей — А.А. Казарова, Я.В. Студицкого и Р.Ю. Рева, опубли­ковавших в 2013 году большую статью «Монеты хана Муртазы, сына Ахмада (80–90-е годы XV века)»[2]. Однако, лите­ратура по этой тематике не так уж и доступна, да и широкому кругу чита­телей она, по большей части, неизвестна. Поэтому я возьму на себя смелость познакомить читателей журнала «Коллекция» с этими исследованиями.

Монеты ханов после Ахмата стали вводится в научный оборот относительно недавно, уже в XXI веке. В этом нет ничего уди­ви­тельного – в исторической науке тоже идёт открытие и накопление новых материалов. Помню, как ещё в юности я зачитывал до дыр книжку К.Э. Босворта «Мусульманские династии». Когда я увлёкся нумизматикой, оказалось, что подобные справочники 1960-1970-х годов сильно устарели – в оборот с тех пор было введено множество новой информации о династиях и правителях, были про­из­ведены обширные исто­рические рекон­струкции. В том числе и благодаря ну­миз­ма­тическим памятникам. Возрос и интерес к восточной нумиз­матике.

Однако, как я уже замечал, широкой публике о «жизни после Ахмата» почти ничего неизвестно. Тем более, мало кто слышал, что чеканка ордынских монет продолжилась и после гибели Ахмата. Удивительно, но иной раз даже историки не замечают совре­менные данные нумизматики. Например, харьковский исследователь Ю.В. Зайончков­ский[3], в статье, посвященной проблеме атрибуции монет с именами Саид Ахмада (Сейид-Ахмада, Сайид-Ахмада), с сожалением и удивлением пишет об игнорировании некоторыми историками ряда нумизма­тических иссле­дований по позднему периоду Золотой Орды.

В XV веке Большая Орда окончательно приходит в упадок, приняв архаичные формы кочевого государства – великое прошлое Орды, охватывавшей огромные территории, где только ордынских городов насчиты­валось порядка двух сотен, остается в прошлом. Деградирует и монетное дело. Однако поздние  ханы явно в прокламативных целях все еще чеканят монету со своими именами.

Приобретенная мною монета относится именно к такой поздне­джучидской чеканке. По классификации авторов статьи «Монеты хана Муртазы» мое акче относится к типу 2 и несет на себе полное наименование хана «султан…Муртаза, сын Ахмад хана». Авторы отмечают, что начертание легенд на монетах Муртазы очень различается – от хорошего, несколько витиеватого почерка до почти нечитаемых грубо вы­полненных надписей. Мой тип относится к грамотному, хотя и несколько более грубому начертанию. Некоторые типы монет Муртазы по оформлению очень близки к ранним монетам Менгли-Гирея I, более того, авторы статьи полагают, что у О.Ретовского (1849—1925) в его каталоге гиреевских монет под №10 описано акче Муртазы. Все варианты монет Муртазы на оборотной стороне несут изображение трехногой тамги (так называемая «тарак-тамга») —  символа, обычно ассо­циирую­щегося с родовым знаком крымской династии Гиреев, однако он встречается уже ранее на монетах Токтамыша, Шадибека, Пулада, Чекре, Улу-Мухаммада, Гийас ад-Дина, Кичи-Мухаммада и не­которых других ханов. По весу — 0.54 грамма — мое акче укла­дывается в средние весовые значения известных монет Муртазы. Авторы указывают, что находки изученных ими монет Муртазы концентри­руются на украинских территориях, при­легающих к Крыму и в самом Крыму. В Красно­дарском крае РФ находок на момент написания авторами статьи не было. Лишь 2 монеты, описанные в статье, были найдены в составе кладовых комплексов. Остальные, пред­по­ло­жительно, одиночные находки. Как мне ска­зал бывший владелец, мое акче – тоже одиночная находка.

Чеканились монеты Муртазы в Кырк-Йере (ныне городище Чуфут-Кале в Крыму) и в Урду-Базаре (Орду-Базаре, локализация пока неясна).

Муртаза был старшим сыном из 9 сыновей Ахмата. И хотя историк Р.Ю. Почекаев[4] говорит, что потомки Ахмата всего лишь «старались удержать власть над собст­венными уделами, уже не помышляя о возрождении былого могущества Золотой Орды и лишь отражая попытки других родичей покуситься на их самостоятельность», согласиться с этим трудно. Скорее, правы авторы статьи о монетах Муртазы, утверждающие, что говорить о конце золото­ордынского государства после Ахмата нельзя: «дети Ахмад-хана, сменившие его у власти, не собирались сдавать свои позиции без боя, и еще в течение нескольких десятилетий соседям приходилось считаться с ними»[5]. А соседи были могу­щественные – великий князь московский Иван III, крымский хан Менгли-Гирей I, великий  князь литовский Казимир.

Документы и летописи дают несколько разнящуюся картину этого периода истории. Тем не менее, некоторые общие факты достаточно хорошо известны, хотя их после­дова­тельность и датировки дискуссионны.

Муртаза принимал участие в походе своего отца Ахмата на Угру в 1480 году, во время которого командовал отрядом. Выдви­нувшись в окрестности города Алексин, Муртаза вскоре отступил, узнав о приближении русских войск. После убийства Ахмата Ибаком, беклярбек (что-то типа премьер-ми­нистра или канцлера) Тимур вместе с сыновьями Ахмата бежал в Крым. Там не­которое время Муртаза был при дворе Менгли-Гирея почетным пленником (в ту эпоху нахождение родовитых принцев в качестве почетных гостей, а по сути заложников, было обычной практикой). Вскоре в Крым вторгся брат Муртазы Сейид-Ахмад и освободил его. Несмотря на то, что Менгли-Гирею удалось отбить Крым, братья  чувствовали себя побе­дителями. Муртаза был провозглашён ханом. Не исключено, что могут существовать и монеты Сейид-Ахмада (не путать его с другими одно­именными ханами, упомянутыми в моей предыдущей статье!). Авторы исследования о монетах Муртазы полагают, что первая эмиссия от имени Муртазы была осуществлена именно в короткий период владения Крымом.

В 1486 году Муртаза попытался рассорить Нур-Девлета (служившего тогда у московского великого князя), Менгли-Гирея и Ивана III, послав Нур-Девлету и самому Ивану III письма, где предлагал союз и помощь  при условии  свержения Менгли. Письма эти Иван III перехватил и отправил к своему союзнику Менгли-Гирею с уве­домле­нием. Несколько лет сыновья Ахмата постоянно беспокоили Крым и Москву, пытались наладить контакты с Литвой. Братья Муртазы – Сейид-Ахмад и Шейх-Ахмад в 1490 году попытались ещё раз овладеть Крымом, но опять были отогнаны Менгли-Гиреем и его союзниками.

В определённый момент Муртаза лишился поддержки братьев. Однако и их положение было не столь уж прочно. Ибак-хан, убийца Ахмата, в 1492 году попытался захватить владение ахматовых сыновей, но вскоре был вынужден отступить.

К началу XVI века Муртаза переселяется в степи Северо-Восточного Кавказа, его отношения с братьями, вероятно, остаются враждебными.

В низовьях Терека  Муртаза провел не менее 20 лет. В последующие годы Муртаза еще участвует в политической жизни, является одним из претендентов на астраханский престол. Точной даты его смерти неизвестно, но умер он, судя по всему, в преклонных, по тем временам, годах. Его сын и внук упоминаются среди астраханских ханов первой половины XVI века.

Такое получилось послесловие. Возможно, что если у вас есть некоторое количество монет Крымского ханства и вы не придавали им значения, закинув в альбом или коробочку, стоит пересмотреть их внимательно – вдруг обнаружится, что среди них вы найдете интересные монеты Муртазы или каких-то ещё позднеордынских ханов….

 

Павел Ермолов
кандидат искусствоведения

Фотографии предоставлены автором

 

[1] Я придерживаюсь старого написания имени этого хана, принятого в доре­волюционной лите­ратуре. Современные исследователи пишут чаще всего «Ахмад».

[2]  Казаров А.А., Студицкий Я.В., Рева Р.Ю. Монеты хана Муртазы, сына Ахмада (80-90-е годы XV в.) // От Онона к Темзе. Чингисиды и их западные соседи. К 70-летию Марка Григорьевича Крама­ровского. Москва,  2013. Можно найти ещё и такой материал: Казаров А.А., Студицкий Я.В., Рева Р.Ю. Монеты Муртазы, сына Ахмада — финальный этап денежного дела Золотой Орды // I МНК Расмир: Восточная нумизматика. Одесса, 2013.

[3] Зайончковский Ю.В. Джучидские серебряные монеты, отчеканенные от имени хана Саид Ахмада.// Наукові записки з української історії: Збірник наукових статей. Т. 33. Переяслав-Хмельницький, 2013.

[4] Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды.СПб., 2010.

[5] Казаров А.А., Студицкий Я.В., Рева Р.Ю. Монеты хана Муртазы, сына Ахмада (80-90-е годы XV в.) // От Онона к Темзе. Чингисиды и их западные соседи. К 70-летию Марка Григорьевича Крамаровского. Москва,  2013.

 

Стояние на Угре и нумизматика

Проба золотых монет Византии

Было время — были клады

75-летие Отдела нумизматики ГМИИ им. А.С. Пушкина

Копейный ездец

Непопулярная тема. Монеты Крымского ханства

Портрет Владимира на златнике

«С пыток винились…». Фальшивые древнерусские монеты

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Обсудить материал в Facebook >>>

Рекомендуем

Борьба за Крым

Феодосийский монетный двор появился на выселках города Каф­фа (селение Таш­лык) в 1780

Угол трёх империй

Коллекционирование открыток — фи­ло­кар­тия, — увле­че­ние не­прос­тое, хотя и рас­прост­ра­нён­ное. Со­би­ра­­тель­ство — пус­тое
Перейти К началу страницы