Царицынские кирпичные клейма

Царицынские кирпичные клейма

in История/Музей 1675 views

На протяжении последних четырёх сто­ле­тий двор­цо­вая усадь­ба Ца­ри­цыно пе­ре­жи­ла не­сколь­ко круп­ных эта­пов раз­вития и фор­ми­ро­ва­ния: пе­риоды Стреш­не­вых, Го­ли­цы­ных, Кан­теми­ров, пе­риод со­зда­ния двор­цо­во-пар­ко­во­го ансамбля В.И. Баженова и М.Ф. Казакова, т.н. ва­луев­ский пе­риод раз­вития ис­то­рического парка, «дачный» и «советский» периоды и, наконец, «музейный», длящийся до сих пор. Их история и периодизация достаточно хорошо изучены и отражены в многочисленных публикациях научного отдела музея-заповедника «Царицыно», в том числе в недавно вышедшей «Цари­цын­ской ил­люстрирован­ной энцикло­педии»[1], которая подвела итог много­численным ис­следова­ниям цари­цы­новедов, археоло­гов, ис­кус­ствоведов за последние десятилетия.

К проблеме датировки некоторых сооружений царицынского садово-паркового ансамбля

Историко-архивные исследования по усадьбе Царицыно начались еще в XIX веке и велись несколькими поколениями царицыноведов. Однако системный и последовательный характер они впервые приобрели в 1954–1961 годах в связи с включением района Ленино в состав Москвы, когда в историческом парке были проведены реставрационно-ремонтные работы под руководством М.В. Дьяконова. Работы предварялись систематическими, фотофиксациями, архивными и фрагментарными археологическими исследованиями. С передачей ансамбля в ведение Академии художеств СССР в 1972 году в ансамбле стали проводиться регулярные археологические раскопки памятников, поиски местоположения утраченных сооружений Баженова. Активнейшим исследователем и защитником исторического парка Царицына была К.И. Минеева, обобщившая все известные на тот момент сведения в книге «Царицыно. Дворцово-парковый ансамбль», вышедшей в 1988 году. В 1990–2000-х годах историко-архивные изыскания велись сотрудниками ГМЗ «Царицыно», издавшими, помимо целого ряда «Царицынских научных вестников», статей и сборников[2], книгу «Музей-заповедник „Царицыно“. Дворцовый ансамбль. Парк. Коллекции» (2005). Параллельно подобные исследования, материалы и результаты которых были впоследствии объединены в пять томов[3], велись по заказу объединения «Моспроект-2», поскольку Правительство Москвы уже приняло решение о комплексной реставрации и благоустройстве Царицына. Следует заметить, что сжатые сроки и громадный объем архивной информации, требовавшей внимательного сравнительного изучения, иногда способствовали проникновению ошибочных версий в работу исследователей.

С середины 1980-х годов в Царицыне велись сис­тема­тические ар­хеологические изы­скания раз­личными исследователями и учреждениями, в том числе собственной архе­ологической службой музея.

Таким образом, ко времени рестав­рации и благоустройства усадьбы в 2005–2007 годах были накоплены значительные материалы по истории формирования архитектурно-паркового ансамбля и дворцовой усадьбы Царицыно.

Однако в истории Царицына есть ряд дискуссионных моментов, касающихся появления и датировки некоторых памятников парка и ансамбля, их внешнего вида и т.п., прояснить которые стало возможно только в ходе анализа комплексов архивных документов и данных археологических исследований. Среди этих вопросов — история строительства павильонов «Нерастанкино» и «Миловида», история появления и датировка т.н. Мыльни (Дома садовника), Оранжерейного моста и др. В результате исследований ряд этих вопросов получил, как представляется, убедительное разрешение, а некоторые еще ждут дополнительных изысканий. Рассмотрим некоторые из них.

Проблема датировок строительства павильонов
«Нерастанкино» и «Миловида»

По мнению исследователей «Моспроекта-2»[4], павильон «Нерастанкино» датируется 1807–1808 годами, архитектор постройки неизвестен. Датировка эта получена на основании документа из Тетради исходящих бумаг начальника ЭКС за июнь 1808 года[5], где говорится о поставке крестьянином Ивановым белого камня для обустройства галереи. По сути, приведенный документ не дает никакого основания для датировки, поскольку он всего лишь свидетельствует о проведении каменных работ, которые могли состояться и спустя годы после постройки. Упоминание в других документах 1808 года галереи мало что проясняет, т.к. и «Миловида», и «Нерастанкино» назывались галереями и у обоих павильонов есть боковые кабинеты. Однако сотрудник музея А.А. Баранова изучила группу документов ЭКС, которые ранее относили к строительству павильона «Миловида», — это, прежде всего, контракт на постройку галереи с крестьянином Михайлой Карташевым от 5 августа 1803 года[6] и другие бумаги, объединенные в дело, — и пришла к выводу, что это документы о строительстве «Нерастанкина». Дело в том, что в одном из них упоминается, что 3 сентября 1803 года крестьянин А. Тимофеев представил в ЭКС подписку о покрытии им черным листовым железом «в аглинском саду на галлереи купола с желобьями и отливами с выкрашением их на вареном масле голанскою сажею а купола зеленой медянкой»[7]. Именно эта маленькая запись в протоколах ЭКС позволяет с точностью сказать, что «галлереей» назвали в начале XIX века павильон «Нерастанкино», ведь «Миловида» никогда не имела купола. Соответственно, авторство И.В. Еготова и надзор за строительством И.Т. Таманского тоже должны быть отнесены к «Нерастанкину». Это, конечно, ставит новый вопрос о точной датировке уже павильона «Миловида» (первое точное упоминание о нем у нас датируется 1811 годом), но на данный момент в «Царицынской энциклопедии»[8] мы придерживаемся именно такой версии событий.

Определенный интерес для уточнения датировок может представлять изучение кирпичных клейм в кладках сооружений (конечно, с учетом широко применявшейся в XVIII–XX веках практики вторичного использования кирпича из разобранных более ранних построек). Такой метод может быть применен только в сочетании с другими видами исследования, включая основной — анализ архивных документов. Тем не менее изучение кирпичных клейм дает основание отнести царицынские постройки к разным периодам и этапам строительства, в которых характерно применение и сочетание только определенных видов клейм. Естественно, что их количество и состав должны быть такими, чтобы можно было говорить о массовом применении в кладке такого кирпича, а не о случайных, единичных включениях или более поздних фрагментарных починках кладки. Все изученные автором клейма в царицынских сооружениях относятся к типу тычковых безрамочных клейм с выпуклым рельефом изображения. Практически все клейма прямоугольные.

Следует заметить, что в результате исследования кладки «Нерастанкина» в ходе реставрационных работ М.В. Дьяконовым[9] было обнаружено, что павильон сложен из кирпичей с клеймом «В.I.»[10]. Это клеймо в каталоге Киселева датируется 1803 годом[11]. Правда, краевед И.Н. Сергеев в своей статье[12] утверждает, что аналогичные клейма были встречены в одной из башен Большого дворца. Однако эти сведения представляются ненадежными[13], не говоря уже о том, что это могли быть косметические чинки «валуевского» времени. Возможно также, что в башне попалось клеймо «ВI» № 104 по каталогу И.А. Киселева, которое он датирует в широком диапазоне, от последней четверти XVIII до первой четверти XIX века[14]. Оно отличается от характерного клейма № 134 с точками по сторонам буквы «I» из «Нерастанкина» с довольно точной датировкой. Именно такие клейма № 134 в значительном количестве присутствуют в кладке фундаментов Мыльни и в кладке устоев Оранжерейного моста.

  • Мыльня (Дом волостного правления, Дом садовника). Царицыно. Фото Дмитрия Щёлокова

Датировка Мыльни (Дома садовника)

В историко-архивных исследованиях объединения «Моспроект-2» это небольшое здание, выполненное первоначально в готических формах с полуциркульным помещением, датируется периодом между 1795–1810 годами[15]. А.А. Баранова, занимавшаяся документами ЭКС этого периода еще раньше, первоначально предполагала постройку Мыльни одновременно с оранжереями в 1784–1787 годах или немного позже, но не в период с 1796 по 1802 год, т.к. в это время, судя по документам, вообще никакого строительства не велось. Первое упоминание о сооружении датируется документом 1803 года, где оно упоминается как банный корпус, в котором производятся штукатурные работы[16]. В описи 1813 года перечислены банные принадлежности и мебель, находившиеся в Мыльне, причем, как особенно подчеркнула А.А. Баранова, есть указание на их ветхость. Возможно, что это свидетельствует об их многолетней эксплуатации в здании[17]. В дальнейшем здание претерпело многочисленные перестройки и было разобрано.

В ходе археологических раскопок 2006–2007 годов фундаменты Мыльни были найдены и музеефицированы по проекту архитектора В.Ф. Коршунова. В отчете ООО «Столичное археологическое бюро»[18] авторы историко-архивной части повторяют примерную датировку, предложенную ранее А.А. Барановой, — 1785–1786 годы, однако не исключают и датировку «баженовским» периодом — 1775–1785 годов.

На каком основании делается такой вывод? В слое горизонта разрушения домика археологами отмечен вещевой комплекс, датируемый XVIII–XIX веками, однако эти находки определяются как свалка, возникшая во время или сразу после разборки Мыльни. Таким образом, определяющим датировку признаком эти предметы являться не могут. Основной же довод авторов исследования в пользу датировки XVIII веком — это кирпичи с клеймами, встречающимися в кладке Большого дворца (сооружался в 1786–1789, 1793–1796 годах). При этом совершенно непонятно, как эти датировки соотносятся с периодом деятельности Баженова, который Большой дворец не строил. Очевидно, что столь широкая датировка не имеет никаких оснований.

Визуальное исследование открытых фундаментов Мыльни автором показало, что в кладках сооружения присутствуют кирпичи с клеймами «ИК», иногда в зеркальном отображении — «NK»[19]. Подобные клейма (как «ИК», так и «NК») встречены также в кладке Басманной полицейской части (ул. Новая Басманная, д. 29), датируемой 1782 годом, и в кладке здания по адресу ул. Красноказарменная, д. 2, с. 1, датируемого 1796 годом[20]. Таким образом, безрамочные клейма этого начертания могут быть отнесены к 1780–1790-м годам. К сожалению, прорисовки клейм в работе И.А. Киселева «Датировка кирпичных кладок XVI—XIX вв. по визуальным характеристикам» довольно приблизительные и нечеткие — так что не вполне ясно, можно ли отнести царицынские клейма к типам № 59, 60 и 85 его каталога. Эти номера там определены, соответственно, 1750–1760-ми и 1777–1788 годами. Поэтому для целей датировки постройки следует иметь в виду наличие или отсутствие этих клейм в царицынских сооружениях с уже определенным временем создания. По нашим данным, клейма «ИК» — «NК» в сохранившихся сооружениях баженовского периода не зафиксированы.

  • Клейма «ИК», «NК», из кладок Мыльни
  • Клейма «В.I.» из кладок Мыльни

Краевед И.Н. Сергеев отмечал, что аналогичные клейма были замечены в кладках в восточной части Большого дворца[21]. Однако наличие многочисленных клейм «В.I.» почти не оставляет сомнений, что сооружение Мыльни следует датировать рубежом XVIII–XIX веков или приблизительно 1800–1803 годами. Кроме того, многие кирпичи, предположительно, имеют следы вторичного использования: со всех сторон кирпичей виден раствор, поверхности некоторых из кирпичей имеют следы механического воздействия, визуально они отличаются от обычных кирпичных кладок царицынских строений. Если это так, то это дополнительный довод в пользу того, что постройка имеет более позднее происхождение, чем предполагалось ранее. В настоящее время в «Царицынской иллюстрированной энциклопедии» мы придерживаемся датировки Мыльни рубежом XVIII–XIX веков, с указанием на то, что в кладке фундамента присутствуют кирпичи с клеймами, аналогичными клеймам кирпичей павильона «Нерастанкино», т.е. начала XIX века[22].

  • Оранжерейный мост. Северный фасад. Вид с Запада. Фотография Г.И. Гунькина из фондов музея-заповедника «Царицыно»
  • Вид на Оранжерейный мост и Хлебный дом. Царицыно. Фото Дмитрия Щёлокова

Проблема датировки Оранжерейного моста

Недалеко от упоминавшейся уже Мыльни находится Оранжерейный мост. В историко-архивных исследованиях «Моспроекта-2» его постройка датируется периодом с 1784 по 1795 год[23]. По мнению исследователей, каменный мост впервые появляется на плане 1795 года[24]. Постройка моста привязывается к возведению оранжерейного комплекса. Тем не менее они отмечают странность в графическом изображении моста: перед ним со стороны пруда не показано никаких дополнительных земляных или деревянных укреплений, вода подходит непосредственно к конструкциям моста. Поэтому авторы исследования делают вывод о том, что деревянная запруда была устроена непосредственно в арке моста. Нам представляется, что за мост была принята плотина, не дававшая сливаться воде в Большой овраг. По своим очертаниям сооружение никак не напоминает существовавший позднее мост. Кроме того, садовник К.С. Унгебауер в 1807 году подал смету на починку обветшавшей деревянной плотины, что находится у главного корпуса дворцовой кухни (т.е. Хлебного дома)[25]. Никакой мост, в арке которого должна была быть плотина, не упоминается, речь идет только о починке ветхой плотины. Другие планы, которые нам известны — из собраний ГНИМА и РГВИА, — имеют рисунок уже значительно более близкий к известному Оранжерейному мосту (по пропорциям и размещению), но они датируются «валуевским» периодом или годами, непосредственно следующими за ним[26]. (Ил. 3)

  • Оранжерейная плотина и мост в Царицыне. Фрагмент плана 1795 года. РГИА, ф. 485, оп. 1, д. 156
  • Оранжерейная плотина и мост в Царицыне. Фрагмент плана 1810-х годов. Из фондов РГВИА
  • Оранжерейная плотина и мост в Царицыне. Фрагмент плана около 1816 года. ГНИМА. PI-6988

Следует заметить, что уже в 1970-е годы мост был в аварийном состоянии, кирпичная кладка сильно разрушена. Несмотря на то что в результате длительных реставрационных работ в 1995–1996 и 2000–2001 годах кладка моста оказалась практически полностью заменена реставрационной, в нижней части устоев моста сохранились фрагменты подлинной кладки. Кладка и швы имеют следы реставраций, поэтому, вероятно, только кирпичные клейма могут представлять интерес для датировки кладки. Визуальное исследование показывает, что кирпичи, предположительно, носят на себе следы вторичного использования. В сохранившейся кладке присутствует большое количество клейм «ИК» и несколько меньшее количество клейм «В.I.», а также некоторое (очень незначительное, буквально два-три) количество «баженовско-казаковских» клейм «ГД»[27], «МП»[28]. Кроме того, в самой нижней части кладки моста обнаружено два клейма, которые поначалу были приняты за клейма «МП» или «МI», однако детальное их рассмотрение показало, что это, очевидно, клейма «МГ»[29], зафиксированные в кладках ранних царицынских строений Баженова[30], — такие же клейма присутствуют на царицынских кирпичах, найденных в грунте в районе церкви (сейчас кирпичи находятся в археологической коллекции музея). Краевед И.Н. Сергеев[31] сообщает о находке реставраторами фирмы PKZ в 1994 году единичного кирпича с таким клеймом в верхнем ярусе Виноградных ворот (1776–1778), там же краевед указывает, что из этого кирпича выложен весь верх Виноградных ворот. По его мнению, кроме Виноградных ворот, больше в постройках Баженова-Казакова такие клейма не встречаются. Он полагает, что это кирпич завода М.М. Гусятникова, умершего в 1782 году. Сергеев пишет, что незадолго до смерти М.М. Гусятников отказался от поставок кирпича в Царицыно, после чего подряды получили другие заводы. В Царицыно завод Гусятникова успел поставить всего несколько тысяч штук кирпичей. Визуальное исследование автором видимых кладок Виноградных ворот в бинокль 6×30 не позволило подтвердить или опровергнуть указание И.Н. Сергеева на то, что верх сооружения выложен кирпичами с клеймом «МГ» — верхняя часть башен выложена новой реставрационной кладкой, есть реставрационные чинки и в других местах, но на видимых частях подлинной кладки просматривается как минимум одно клеймо, разобрать которое, к сожалению, не удалось. Вместе с тем утверждение краеведа о том, что такое клеймо встречается только в кладке Виноградных ворот, ошибочно. Такое характерное клеймо «МГ», менее вытянутое по длине, чем клейма «МП» и «ПМ», зафиксировано автором в сохранившихся старых кладках Фигурного моста (1776–1778) со стороны церкви. Причем таких клейм найдено немало[32]. Можно высказать осторожное предположение, что кирпич с клеймом «МГ» мог присутствовать и в несохранившихся маленьких Шестиугольном (1776–1778) и Крестообразном домиках (1776–1777), которые строились в этот же период рядом, буквально в нескольких метрах. При их разборе в 1804–1805 годах кирпич мог быть использован при постройке Оранжерейного моста.

  • Клейма «ИК», «NК», из кладок Мыльни
  • Клейма «В.I.» из кладок Мыльни
  • Клейма «ГД» из кладок Оранжерейного моста
  • Клейма «МП» из кладок Оранжерейного моста
  • Клейма «МГ» из кладок Оранжерейного моста
  • Клеймо «МГ» из археологической коллекции музея-заповедника «Царицыно»
Клейма «МГ» и их прорисовка из кладок Фигурного моста
Клейма «МГ» и их прорисовка из кладок Фигурного моста

(Ил. 4–10) Исходя из всего имеющегося сейчас материала, автор считает, что постройку сохранившегося моста следует отнести к «валуевскому» периоду (1801–1814 годы или даже несколько позже), но никак не к «баженовскому» или «казаковскому». Учитывая, что Оранжерейный мост с характерными расширяющимися по краям парапетами впервые появляется на плане оранжерей и Воздушного сада[33], который авторы исследования «Моспроекта-2» датировали 1828 годом, в «Царицынской энциклопедии» мы поставили довольно широкую датировку «не позднее 1828 года». Однако впоследствии изучение этого плана показало, что он может быть датирован в еще более широком диапазоне — 1830–1840-е годы.

Таким образом, автор полагает, что оба сооружения — и Мыльня, и Оранжерейный мост — должны быть отнесены к кругу садово-парковых построек «валуевской» эпохи. Их «готическая» стилистика, краснокирпичное с белокаменным декором оформление, ранее часто интерпретировавшиеся как признак принадлежности к кругу памятников Баженова-Казакова, должны быть поняты иначе. Эта стилистика, вероятно, была придана им уже в XIX веке, поскольку, вплоть до посещения Царицына Николаем I в 1835 году, еще не были оставлены планы использования царицынского ансамбля как резиденции членов царской фамилии, о чем сохранились документальные свидетельства[34]. Поэтому сооружения, непосредственно примыкавшие к ансамблю, были стилизованы под остальные постройки ансамбля. Скорее всего, столь небольшое сооружение, как Мыльня, было возведено очень быстро, за один сезон, подобно парковым павильонам. Мост, как более значительная постройка, мог быть возведен за несколько больший период. Наличие в его кладке «баженовско-казаковских» клейм «ГД» и «МП», клейма «МГ» может объясняться употреблением заготовленных ранее стройматериалов и применением кирпича из разобранных построек. Интересно, что обследование кладок Большого и Малого гротесковых мостов (датируются 1805 годом) показало, что кладки практически полностью переложены в XX веке. Незначительная часть оригинальных кладок в сводах мостов закрыта плотным слоем раствора, и определимых клейм автором не найдено, хотя они, видимо, есть (по крайней мере, два). Не удалось выявить определимых клейм и в кладке свода Арки-руины на острове (1804).

  • Башня-руина (Рюина, Чёртова башня, Чёртова лестница, Обсерватория). Царицыно. Фото Дмитрия Щёлокова

Однако исследование сводов и стен грота Башни-руины (1804–1805) показало, что стены сложены из кирпичей с двумя типами клейм — «баженовско-казаковского» «ГД» и «ЗО»[35], не встречающихся ни в одной постройке периода Баженова-Казакова. Таким образом, нахождение множества клейм «ГД», датируемых 1782–1802 годами, в парковых сооружениях с точно известной датировкой «валуевского» периода позволяет считать, что в Царицыне кирпич с такими клеймами применялся вплоть до 1805 года. Следует заметить, что эти клейма присутствуют в кладках Гостиного Двора в Москве (1791–1805). Однако главным аргументом для датировки того или иного сооружения остается наличие большого количества клейм, не встречающихся в более ранних постройках.

Клейма «ГД» и «ЗО» из кладок Башни-руины
Клейма «ГД» и «ЗО» из кладок Башни-руины

Возможно, что в дальнейшем удастся найти документы, которые позволят уточнить или пересмотреть предложенные в этой статье датировки этих памятников.

Павел Ермолов
старший научный сотрудник
музея-заповедника «Царицыно»,
кандидат искусствоведения

Фотографии кирпичей сделаны автором
Современные фотографии царицынских павильонов и мостов
фотограф Дмитрий Щёлоков

Андреевские научные чтения. Новые поступления, атрибуции, исследования архивов. Сборник статей / ред.-сост. А. Г. Герасимова, М. М. Тренихин. — М. : ГМЗ «Царицыно», 2022. — 272 с.
Андреевские научные чтения. Новые поступления, атрибуции, исследования архивов. Сборник статей / ред.-сост. А. Г. Герасимова, М. М. Тренихин. — М. : ГМЗ «Царицыно», 2022. — 272 с.

Данная статья была опубликована в сборнике Андреевских научных чтений:

Ермолов П.Б. К проблеме датировки некоторых сооружений царицынского садово-паркового ансамбля //Андреевские научные чтения. Новые поступления, атрибуции, исследования архивов. Сборник статей / ред.-сост. А. Г. Герасимова, М. М. Тренихин. — М. : ГМЗ «Царицыно», 2022. C. 76—89.

Также см. ролик Павла Ермолова «Как отличить старинные кирпичи от новодела? Рассказываем о кирпичной кладке» в музее-заповеднике «Царицыно» (оператор, монтаж — Дмитрий Щёлоков):


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Царицынская иллюстрированная энциклопедия: в 2 т. М.: ГМЗ «Царицыно», 2019–2020.

[2] Царицыно — сущий рай // Памятники Отечества. 2000. № 1–2 (45–46).

[3] «Моспроект-2» им. М.В. Посохина. Специализированная историко-архитектурная мастерская № 17. Разработка историко-архитектурных исследований и историко-архитектурного опорного плана на территории ГМЗ «Царицыно»: в 5 т. М., 2005.

[4] Там же. Т. 4. Ч. 2. С. 92.

[5] РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 5587. Л. 61.

[6] РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 29472. Л. 4.

[7] РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 46849. Л. 35 об.

[8] Царицынская иллюстрированная энциклопедия. Т. 2. Л–Я. М.: ГМЗ «Царицыно», 2020. С. 77–80. Статьи «Миловида», «Мыльня», «Нерастанкино» автор писал в соавторстве с А.А. Барановой.

[9] О М.В. Дьяконове см.: Царицынская иллюстрированная энциклопедия. Т. 1. М.: ГМЗ «Царицыно», 2019. С. 291–292.

[10] ОПИ ГИМ. Ф. 526. Д. 61. Л. 21. М.В. Дьяконов подробно зарисовал эти клейма и промерил габариты кирпичей.

[11] Киселев И.А. Датировка кирпичных кладок XVI–XIX вв. по визуальным характеристикам. М.: Росреставрация, 1990. Клеймо № 134.

[12] Сергеев И.Н. Загадки кирпичных клейм царицынских строений // Царские и императорские дворцы: Старая Москва: сборник статей. М.: Издательство объединения «Мосархив», 1997. С. 170.

[13] На данный момент у нас нет подтверждения наличию таких клейм в кладках Большого дворца. Отсутствуют фотофиксация или протирки, зарисовки клейма, в тексте статьи И.Н. Сергеев сообщает о целом ряде клейм, подтверждения находки которых мы не нашли. Кроме того, из-за выветривания кирпича, разрушения кладки или обработки поверхности кирпича возможны неверные интерпретации изображения клейма.

[14] В каталоге Киселева есть еще клеймо «В I» № 262, датируемое 1760-ми годами, но вряд ли оно могло быть перепутано с клеймом «В.I.».

[15] «Моспроект-2» им. М.В. Посохина. Т. 5. Ч. 3. С. 23.

[16] «Состоящей в селе Царицыне банной корпус». 1803. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 46845. Л. 72. Отождествление указанной в документе постройки с Мыльней сделано А.А. Барановой.

[17] Царицынская иллюстрированная энциклопедия. Т. 2. Л–Я. М.: ГМЗ «Царицыно», 2020. С. 72.

[18] Археологические исследования (на основе архивных и библиографических данных) на территории объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль усадьбы Царицыно, XVIII в.: Парк», объекта культурного наследия регионального значения (памятник садово-паркового искусства) «Усадьба Царицыно», 115569, г. Москва, ул. Дольская, вл. 1 в 2019 г. М. 2019. С.77–79.

[19] Автор предполагает, что это просто разновидность клейма «ИК» с ошибкой зеркального начертания.

[20] Авторство здания по адресу Новая Басманная ул., д. 29 иногда приписывают В.И. Баженову.

[21] Сергеев И.Н. Загадки кирпичных клейм царицынских строений // Царские и императорские дворцы… С. 168.

[22] Царицынская иллюстрированная энциклопедия. Т. 2. Л–Я. М.: ГМЗ «Царицыно», 2020. С. 71–73.

[23] «Моспроект-2» им. М.В. Посохина. Т. 4. Ч. 2. С. 44.

[24] РГИА. Ф. 485. Оп. 1. Д. 156.

[25] Царицынская иллюстрированная энциклопедия. Т. 2. Л–Я. М.: ГМЗ «Царицыно», 2020. С. 100.

[26] «Моспроект-2» им. М.В. Посохина. Т. 4. Ч. 2. С. 47.

[27] Киселев датирует это клеймо 1782–1802 годами.

[28] У Киселева группа клейм «МП» — «ПМ» нескольких видов, встречающихся в Царицыне, обозначена под № 86–90 и датируется 1776–1793 годами. Клейма № 86, 87, 89 встречаются преимущественно в баженовских постройках до 1786 года. М.В. Дьяконов зафиксировал в кладке павильона «Нерастанкино» также клеймо «МП», но, судя по прорисовке, это безрамочное клеймо другого типа.

[29] В каталоге Киселева клеймо «МГ» указано под № 265 и датировано 1770–1780-ми годами. Однако рисунок этого клейма в каталоге довольно специфический — с засечками в верхней части букв. У автора есть даже сомнение, тот ли этот штамп, что и в царицынских строениях?

[30] В интернет-каталогах нашлись такие же клейма в кладках перестроенных домов XIX века по адресам: ул. Маросейка, д. 4; Андроньевский пр-д, д. 6, с. 3–4. URL: https://leonovvaleri.livejournal.com/324859.html (дата обращения: 19.12.2021).

[31] Сергеев И.Н. Загадки кирпичных клейм царицынских строений // Царские и императорские дворцы… С. 170.

[32] Наряду с этим клеймом в кладке Фигурного моста зафиксированы в значительном количестве характерные для баженовских построек клейма «МП» и «ПМ», найдено одно клеймо «ГД» (возможно, это реставрационная чинка (в реставрационных отчетах мне довелось читать, что в кладку вставляли найденные здесь же кирпичи). Несколько других зафиксированных автором клейм, вероятно, являются зеркальными оттисками-перевертышами «МГ».

[33] РГАДА. Ф. 1239. Оп. 57. Д. 156. Л. 39.

[34] Известен, например, чертеж фасада царицынского Большого дворца, подписанный архитекторским помощником П.С. Курочкиным, который датируется около 1816 года( РГАДА. Ф. 1239. Оп. 57. Д. 197. Л. 20). Это, несомненно, проект перестройки и приспособления Большого дворца. На неверную атрибуцию и датировку этого фасада в статье М.Ю. Коробко (Коньково // Московский журнал. 2011. № 11 (251). С. 16–29.) обратила внимание в своем докладе на царицынской отчетной конференции С.Г. Калинина, исследовавшая и атрибутировавшая этот документ.

[35] Следует заметить, что некоторые клейма иногда выглядят как «ЗП» из-за того, что второй знак имеет прямоугольное начертание. Однако внимательное рассмотрение клейм привело автора к мысли, что это все-таки клейма «ЗО». Сведений о клеймах «ЗО» в каталоге Киселева не найдено. Не увенчалась также попытка автора найти такие клейма в интернет-каталогах коллекционеров кирпичных клейм или в статьях, посвященных истории кирпичного производства Москвы. Зафиксировано также еще одно клеймо, к сожалению видимое менее чем наполовину. Идентификация этого клейма затруднена.

Круглый стол «Исследования кирпичных клейм…»

__________________

>>><<<

Рекомендуем

Перейти К началу страницы