Принцесса принцессе рознь

in История 7177 views

 Вы узнаете из этой статьи,

 

  • что сущест­ву­ют три ви­да ко­ро­лев с аб­со­лют­но раз­ны­ми пол­но­мо­чия­ми,
  • что прин­цы мо­гут ос­та­вать­ся про­сто­лю­ди­на­ми,
  • что ти­ту­ла «ПРИНЦЕССА ДИАНА» ни­ког­да не су­ще­ст­во­ва­ло,
  • что супруг Елизаветы II с рождения по закону уже был британцем и десять лет после брака не имел в Британии титула «ПРИНЦ ФИЛИП»,
  • что с 1952 года добавлять Елизавете II фамилию «Виндзор» ошибочно,
  • что Камилла является законной Принцессой Уэльской,
  • что если жена Принца Чарлза при его восшествии на трон не станет Королевой-супругой, то ею не станет и жена Принца Уильяма,
  • что в Австралии Елизавета II не считается Королевой Британии,
  • что после смерти мужа Елизавета II не стала и не могла стать Вдовствующей Королевой,
  • что обладание титулом не связано напрямую с обладанием поместьем,
  • почему трон Короля всегда ставится слева, а трон Королевы-супруги – справа.

Принцесса принцессе рознь,
а так же о чести, гербах и многом другом

Автор не может припомнить ни одного разъяснения Букингемского дворца (или просто «Дворца» – устойчивое выражение, исполь­зующее­ся во всех случаях, когда речь идёт об офисе Королевы, или как бы сказали у нас раньше – Канцелярии Её Величества) по поводу неточного или даже откровенно неправиль­ного использо­вания титулов средствами массовой информации. Дворец вообще всегда предпочитает придерживаться тактики величественного молчания, сформу­ли­рованной когда-то премьер-министром Бенджамином Дизраэли: “NEVER COMPLAIN; NEVER EXPLAIN”, что по-русски означает: «Никогда не жалуйся и ничего не объясняй». Этот основопола­гающий афоризм позже был уточнён Элбертом Хаббардом: «Твои друзья не нуждаются в объяснениях, а враги всё равно не поверят тебе». Подобную позицию можно заслу­женно признать достойной древних римлян, но их времена миновали, и поэтому определённые разъяснения, всё же, необходимы.

В отношении исполь­зуемой в статье терми­нологии автор, считая именно нижеследующие варианты написания наиболее правильными, пред­почитает

  1. переводить на русский язык все расположенные в британских титулах после «of» «террито­риаль­ные» составляющие, притяжательными суб­стан­ти­вирован­ными при­лагатель­ными: «Earl of Snowdon» – «Эрл Сноудонский», а не «Граф Сноудон»; так, мы всегда говорим «Император Все­российский», а не «Император Россия»; титул «Герцог Эдинбургский» традиционно переводится верно, но многие другие, сфор­­мирован­ные в англий­ском языке точно так же, на русском появляются в произвольных форму­лировках; интересно отметить, что современные фамилии рос­сийских князей, ведущих своё родословие от суверенных принцепсов, сущест­вовавших ранее на Руси, так же фактически имеют форму субстантивированных при­лага­тель­ных – Князь Трубецкой, Князь Волконский и т.д. – поскольку эта «фамилия» в те вре­мена, собственно, и была названием их вотчиного феодального государства и являлась частью их титула;
  2. британские титулы, не содержащие в оригинале «of», переводить буквально: «Baron Greenwich» – «Барон Гринвич»;
  3. писать все составные части титула конкретной персоны с большой буквы: например, Двенадцатый Герцог Девонширский – поскольку всё это официально указывается в паспорте вместо фамилии; если «Леди» упоминается в качестве официаль­ного титула дочери Лорда, писать с большой буквы, но если это простая веж­ливость при обращении к любой даме и девушке – с маленькой;
  4. писать «Эрл», а не «Граф», поскольку в английском языке эта разница традиционно существует.

Три вида королев: государыня, супруга и вдова

В первую очередь необходимо разобрать­ся в формулах королевских титу­лов, ведь «Королева Елизавета» и «Королева Елизавета Вторая» – две разные женщины: первая приходится покойной матерью второй. Именно такое сочетание слов в этих титулах принципиально, позволяет избежать путаницы и, указывая на одну царственную даму, исключает другую. Называть ныне царствующую монархиню «Королевой Елизаветой» означает существенно принижать её статус и полномочия.

  • Рис. 1: слева — Королева Елизавета, получившая этот титул в 1952 году, прихорашивается к балу в 1972 году
  • Рис. 2: справа — Королева Елизавета Вторая в августе 1972 года занята государственными делами в своём кабинете замка Балморал (источник фото: https://images.alfa.lt/)

Для обладательниц титула «Королева» с предикатом «Ваше Величество» (формула «Ваше Королевское Величество» в Британии традиционно не используется), существует три возможных варианта положения. Например, в 1952 году после смерти Георга VI в ранге Королевы в Британии находились сразу три дамы, демон­­стриро­вавшие собой весь предусмот­ренный традицией спектр разно­­видностей этого титула. Государ­ст­венное, церемо­­ниальное, юридиче­ское и финан­­совое положение каждой из этих трёх королев прин­ципиаль­но отли­чались. Следует иметь в виду, что любая разница в статусах обязательно находит своё отражение в точной формулировке титу­лов и в деталях личного герба их обладателей.

Три королевы в глубоком трауре
  • Рис. 3: фотография от 15 февраля 1952 года; три королевы в глубоком трауре (слева направо): Королева Елизавета II (дочь Георга VI), Королева Мэри (вдова Георга V и мать Георга VI), Королева Елизавета (вдова Георга VI) (источник фото: https://123ru.net/

Рассмотрим основные особенности каждого из возможных вариантов ранга «Королева».

I) ЦАРСТВУЮЩАЯ КОРОЛЕВА (Queen Regnant)

Это Суверен, или по-русски – Государыня. Царствующая Королева – глава Британского государства и нескольких территорий и владений, не входящих в состав Соединённого Королевства (например, острова Мэн). Елизавета II также возглавляет и пятнадцать государств, ранее входивших в состав Британской Империи как доминионы, а теперь совершенно независимых, но сохраняющих монархию до наших дней (например, Канаду, Австралию и Новую Зеландию; их список приведён в разделе, описывающем полные титулы).

Только царствующая Королева одна наделена верховными властными полномочиями в государстве и является единственным персональным воплощением Короны во всех её аспектах: государственном, законодательном, исполнительном, судебном и символическом. Круг её полномочий очень широк. Она может, в том числе, назначить премьер-министра по своему усмотрению без всяких выборов. Однако многосотлетней традицией в Британии является правление в согласии с истеблишментом и народом. Поскольку конституция королевства не написана как единый документ, и очень многое держится исключительно на устных договорённостях, чрезвычайно затруднительно понять и описать в какой мере Королева действительно «царствует, а не правит». Не очень ясно, которые из властных полномочий Суверена осуществляются сейчас на практике, а какие имеют лишь церемониальный характер.

Правящая Королева становится Сувереном (царствующей Государыней) не благодаря замужеству, пожалованию ей титула и т.п., а по праву рождения – когда установленная законом очередь взойти на трон доходит до неё. Таким образом, титул и монарший статус принадлежат царствующей Королеве, что называется, «в своём праве» – это специальный юридический термин, описывающий безусловное владение чем-либо. В России ранее существовало, например, такое выражение – «природный господин», то есть занимающий привилегированное положение, обеспеченное самим фактом рождения, и которое никак не может быть оспорено.

Поскольку все главные государственные документы, включая и паспорта, выдаются от имени Суверена, сама правящая Королева единственная не имеет ни паспорта, ни водительских прав – нет необходимости выдавать документ себе самой. Эта особенность её положения признана международным образом.

В самый момент коронации Королевы-Суверена используется имеющая уникальный статус корона Святого Эдуарда (рис. 4), отлитая из чистого золота. В королевском гербе наличествует геральдическое изображение именно этой короны. Во всех остальных случаях правящая Королева пользуется широко известной так называемой государственной Императорской короной (Imperial State Crown).

Коронационная корона Суверена
  • Рис. 4: коронационная корона Суверена (Государственная корона Св. Эдуарда); фото Royal Collection Trust © (источник фото: https://www.rct.uk/)

Внешним признаком титула правящей Королевы является её тронное имя, сопровождающееся порядковым номером, каковой не следует опускать даже при кратком упоминании. В отличие от собственных христианских крестильных имён (их по традиции в Британии даётся человеку сразу несколько – обычно в честь важных предков, родственников или крёстных родителей), тронное имя избирается всегда только одно. Урождённая Елизавета (Элизабет) Александра Мэри Виндзор, а ныне Её Британское Величество Елизавета Вторая Соединённого Королевства – ныне благополучно царствующий Суверен.

Впрочем, Британия не была бы особенным островом, если на каждое правило не приходилось хотя бы одно вошедшее в обычай исключение. Царствующие королевы с тронным именем, упоминающимся в истории британской монархии впервые, официально известны без порядкового номера. Так, мир никогда не знал, например, Королеву «Викторию Первую». Официально она всегда титуловалась «Божией Милостью Виктория Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии, Королева, защитница Веры, Императрица Индии», или кратко – «Королева Виктория». Следующая монархиня с таким же тронным именем будет уже «Божией Милостью Виктория Вторая Соединённого Королевства…» и т.д. Итак, к тронному имени царствующих королев порядковый номер добавляется, если последний больше единицы.

Следует обратить пристальное внимание на отсутствие фамилии в титуле Королевы. «Династическая» фамилия (например, «Виндзор») у всех государей заменена названием их государства. Так, «Елизавета Вторая» это тронное имя, а «Соединённого Королевства» – краткий титул, полностью заменяющий фамилию. Все остальные варианты упоминания произвольны и не имеют под собой никаких юридических оснований. Официально называть Королеву «Елизаветой Второй Виндзор» довольно неграмотно. Ни в одной европейской стране (включая и Российскую Империю) «династическая фамилия» не добавлялась к титулу её Государя и к официальным титулам Членов Царствующего Дома. Так, фамилия «Романов» совсем  не упоминается в посвящённом Императору и Императорской Фамилии разделе Свода законов Российской Империи.

Само собой разумеется, что Королева-Суверен всегда была и сейчас остаётся финансово независимой особой, имеет собственный доход и самостоятельно распоряжается им в пределах существующего законодательства. Финансовое положение остальных женщин на протяжении долгих веков истории очень сильно отличалось и будет рассмотрено в одном из последующих разделов этой статьи.

Личный герб царствующей британской Королевы по старым геральдическим правилам до сих пор является и государственным гербом её Королевства (рис. 5). Как самодостаточный Суверен, Елизавета II в своём личном гербе пользуется атрибутами и гербовым щитом так называемой «полноценной» формы, которые во всех остальных случаях могут принадлежать только мужчинам.

Личный герб Елизаветы II
  • Рис. 5: личный герб Елизаветы II, одновременно являющийся государственным гербом Соединённого Королевства

II) КОРОЛЕВА-СУПРУГА (Queen consort) и ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН

Королева-консорт – это титул законной жены правящего Короля. Отдельной процедуры для его присвоения не требуется – титул автоматически возникает в момент восшествия её супруга на трон. «Консорт» в этом случае есть прямой перевод слова «супруга». В Британии узаконена широко признанная в мире традиция, при которой жена Короля именуется именно Королевой-супругой (а не Принцессой-консорт и проч.), поскольку по закону жёны (консорты) получают все титулы своего мужа без исключения.

В настоящий момент в Соединённом Королевстве по понятным причинам нет обладательницы титула «Королева-консорт», но есть две дамы, которым он может принадлежать в будущем. Это нынешние Герцогиня Корнуоллская (Камилла) и Герцогиня Кембриджская (Екатерина, или Кетрин). Обе они являются законными супругами Принцев, занимающих в Листе наследования первое и второе места соответственно. Титул жён полностью должен соответствовать титулу их мужей и изменяться вместе с ним. Для того чтобы супруга Принца Чарлза при его восшествии на престол автоматически (в силу обычая и закона) не стала Королевой-консорт, необходимо будет заранее провести через Парламент соответствующий законодательный акт, изменяющий эту традиционную процедуру. Не­смотря на ведущиеся многочисленные разговоры об этом, в реальности подобных актов до сих пор принято не было, и пока «в час икс» Камилла, как и все предыдущие супруги королей, автоматически становится Её Величеством Королевой-консорт.

В противном случае, официальное понижение будущего статуса супруги Чарлза, безусловно, станет юридическим прецедентом, и тогда Британия может вообще никогда больше не увидеть Королевой ни одну супругу Короля. Судя по всему, подобное положение расходится с желаниями абсолютного большинства британцев, весьма симпатизирующих, например, старшему сыну Принца Чарлза Уильяму и его супруге. Таким образом, будущий титул Герцогини Кембриджской сейчас зависит от будущего титула Герцогини Корнуоллской. В том числе и поэтому с принятием рестриктивных мер в отношении супруги Чарлза как минимум не спешат.

Жёны царствующих монархов имеют королевский ранг только «по мужу», а не «в своём праве». Несмотря на пышный титул, Королева-супруга является подданной Короля и не обладает никакими властными полномочиями в государстве. Она может лишь сопровождать своего супруга-Суверена. Финансовое содержание Королевы-консорт зависит от мужа и его доходов, но, вообще, в этих пределах размер денежных трат на супругу никак законодательно не ограничивается.

Брак с царствующим Королём не добавляет супругу-Королеву в список наследников престола, поэтому после смерти Суверена-мужчины его трон по закону всегда переходит не к жене, хо­тя и имеющей ранг Её Величества Королевы, а к их старшему закон­ному ребён­ку, занимающему на текущий момент пер­вое место в за­конодатель­но утверждённом Листе наследования престола.

Личная корона Королевы-супруги Георга V
  • Рис. 6: личная корона Королевы-супруги Георга V, урождённой Принцессы Мэри Текской (1867-1953), созданная в 1911 мастерами «Garrard & Co» из серебра и 2200 алмазов разной огранки (до 1914 года среди них были три огромных брильянта – «Koh-I-noor», «Cullinan III» и «Cullinan IV» – замененных впоследствии кристаллами); корона имеет съёмные арки, поддерживающие укреплённую на них державу (государственное яблоко) с крестом (на фото в полной сборке с арками); фото Royal Collection Trust © (источник фото https://www.rct.uk/)

Во время процедуры торжественной коронации и помазания Королеве-консорт НЕ вручают главные Королевские регалии, предназначенные единственно только для царствующего Суверена. Её личные королевские корона, мантия, и трон повторяют по форме регалии Суверена, но имеют или несколько меньшие размеры, или отличаются элементами декора (см. рис. 6, 7 и 13).

Георг VI и Королева-супруга в Тронном зале Букингемского дворца после своей коронации в 1937 году
  • Рис. 7: Георг VI и Королева-супруга в Тронном зале Букингемского дворца после своей коронации в 1937 году; трон Королевы-супруги, неслучайно располагающийся справа, чуть более низкий, корона немного меньшего размера, скипетры проще оформлены, нет державы, рисунок на мантии иного характера (источник фото: https://www.pinterest.ru/)

Личный герб Королевы-консорт так же совершенно ясно отражает все перечисленные особенности её положения. На примере герба Королевы-супруги Георга V, урождённой Принцессы Мэри Текской (рис. 8), можно проанализировать его отличия от герба Суверена (рис. 5). На дамском гербе супруги легко заметить ряд «понижающих» знаков, имеющих в геральдическом «языке» существенное смысловое значение:

  1. использование в гербе личной короны всегда символизирует некоторую самостоятельность статуса владеющей этим гербом особы, коей Королева-супруга не обладает – источником её титулов и положения является Король, а не её собственные права, поэтому герб Королевы-консорт увенчан геральдическим изображением принадлежащей её супругу-Суверену короны Св. Эдуарда, а не личной короной Королевы-консорт;
  2. герб Королевы-консорт лишён геральдических шлема и нашлемника;
  3. гербовый щит замужней дамы по форме имеет заметные отличия от «полноценного» мужского и изображается в одном из вариантов так называемого ромбического щита;
  4. левую от зрителя половину изобра­жений на гер­бовом щите Королевы-консорт, являющуюся по правилам гераль­дики главной, покрывают символы её супруга Георга V (то есть гербы исторических частей единого Соединён­ного Коро­левства – Англии, Шотландии и Ирландии); кстати, следуя именно этому правилу, трон Суве­рена всегда ставится слева от зрителя, а трон его/её супруги/супруга – справа: так, трон Елизаветы II в Парла­менте стоит слева, а трон Принца Филипа, которым сейчас пользуется Принц Чарлз, всегда справа, поскольку Коро­лева – царствую­щая Государыня, а её супруг не был Королём;
  5. изображения семейных геральдических символов самой Королевы-супруги (Мэри Текской), происходившей из Вюртембергского Королевского Дома, находятся на гербовом щите в подчинённом положении, покрывая правую от зрителя половину щита;
  6. фигура, поддерживающая гербовый щит справа от зрителя (правый щитодержатель), представлен не королевским шотландским единорогом, как в «полноценном» королевском гербе, а вюртембергским оленем.
Личный герб Королевы-супруги Георга V
  • Рис. 8: личный герб Королевы-супруги Георга V, урождённой Принцессы Мэри Текской (1867-1953); гербовый щит в своей левой половине покрыт геральдическими изображениями Георга V (в 1-й и 4-й четвертях Англия, во 2-й четверти Шотландия, в 3-й четверти Ирландия); в 1-й и 4-й четвертях правой половины щита, геральдические изображения её деда Принца Адольфа Герцога Кембриджского, а во 2-й и 3-й – её отца, Герцога Франца Текского

До начала XX века женщины Британии (исключая, конечно, правящих Королев) собственной правосубъектностью не обладали и не могли действовать самостоятельно: детьми и девицами они жили на счёт отца, а потом, выйдя замуж, – на счёт супруга. Семейная собственность в Британии, как правило, является майоратом, то есть наследство не разделяется между всеми детьми, а целиком достаётся только старшему сыну (мужская примогенитура). Поэтому, если девушке не удавалось выйти замуж, по смерти отца ей оставалось надеяться на содержание от брата, если, конечно, тот был согласен, либо приходилось идти лишь в бедные компаньонки к какой-нибудь состоятельной даме.

На протяже­нии долгих веков пре­доставление за­мужней женщине (кроме правящих королев) личной автономии, юридической и социальной не­зависимости от мужчин было крайне редким и даже уникальным событием. Например, Леди Маргарет Бофор (1441-1509), которая по­сле­дователь­но была супругой Второго Герцога Саффолкского, Первого Графа Ричмонд­ского, сэра Генри Стаффорда и сэра Томаса Стенли, имев­шего титулы Короля острова Мэн и Первого Эр­ла Дербийского, ста­ла матерью Генриха VII. Тогда Леди Маргарет Бофор получила спе­циальный титул «Миледи-мать Короля». Впервые в истории её сделали дамой (женская форма рыцаря) Бла­городней­шего Ор­дена Подвязки. Един­ственная из своих замужних современниц она име­ла право владеть собственностью отдельно от мужа и могла подавать в суд.

Портрет Леди Маргарет Бофор

  • Рис. 9: портрет Леди Маргарет Бофор – древнейший из известных больших портретов женщины, автор Мейннарт Вьюик, около 1510 года, масло на панели; Колледж Св. Иоанна в Кембриджском университете © (источник фото: https://upload.wikimedia.org/)

Только 12 февраля 1901 года, то есть через несколько столетий после Леди Маргарет Бофор, следующей дамой Благороднейшего Ордена Подвязки сделали супругу Короля Эдуарда VII урождённую Александру Принцессу Датскую. С этим событием связана и одна интересная история, ставшая прецедентом. Дело в том, что гербовые знамёна всех действующих рыцарей Ордена Подвязки по традиции вывешивают в орденской капелле – часовне Святого Георгия в Виндзорском замке. Главный герольдмейстер Подвязки того времени многоопытный Сэр Алберт Вудс активно возражал против «беспрецедентного» размещения дамского знамени в капелле среди штандартов рыцарей-компаньонов Ордена. Ведь ни Леди Маргарет Бофор, ни Королева-супруга Эдуарда VII, всё же, ещё не были в Ордене Подвязки полноценными дамами-компаньонками. К тому же, кроме личного знамени и герба в капелле устанавливают ещё меч, геральдические шлем и нашлемник (гребень) рыцарей-компаньонов, которых у дам просто не бывает. Но в ответ на все аргументы Главного герольдмейстера Подвязки Король «приказал немедленно поднять в часовне гербовое знамя Королевы-супруги».

Гербовый флаг (штандарт) Королевы-супруги Эдуарда VII
  • Рис. 10: гербовый флаг (штандарт) Королевы-супруги Эдуарда VII, урождённой Принцессы Александры Датской (1844 – 1925), поднятый в часовне Св. Георгия; в левой (главной) части флаг содержит гербовые изображения Короля, а в правой части – гербовые изображения отца Александры Датской – Короля Кристиана IX Датского

По историческим меркам совсем недавно, лишь в 1987 году, по указу Елизаветы II статут Ордена Подвязки изменили, открыв дорогу к приёму в него дам-компаньонок – полностью наравне с мужчинами.

Британское избирательное право стало всеобщим только в 1928 году, и женщины (исключая правящую Королеву) получили возможность избирать членов Палаты Общин и самим баллотироваться в её депутаты.

Некоторые пэрские титулы ещё в феодальные времена могли быть унаследованы жен­щинами, но право заседать в Палате Пэров на­след­ственные пэры-женщины «в своём праве» получили только в 1963 году, а до этого момента нуждались в пред­ставителе мужского пола.

Наглядно отсутствие личной правосубъектности женщин выражалось официальным отсутствием упоминания в браке их собственного христианского крестильного имени. Согласно общему правилу жёны в Британии получают не только фамилию (титулы) мужа, но и … его имя, теряя на время брака собственное. «Миссис Тони Блэр» звучит для русского восприятия непривычно, но именно такая формула и сейчас официально принята для всех замужних женщин.

Некоторый аналог такого положения вещей существует и в русском языке. Так, слово «генеральша» означает не собственное звание, а ранг мужа этой дамы. Соответственно, «полковница» была женой полковника, и применять это выражение по отношению, например, к Екатерине II, которая, кроме прочего, сама была пол­ковником Пре­обра­женского полка, будет ошибкой.

Имя и титул знаменитой супруги Великого Князя Владимира Александровича (младшего брата Александра III) Великой Княгини Марии Павловны (старшей) по-английски звучит как “HIH Grand Duchess Vladimir of Russia” («Её Императорское Высочество Великая Княгиня Владимир Российская»). Поэтому и её знаменитая тиара с подвесками из крупных каплевидных жемчужин (рис. 11) известна во всём мире не как «Мариинская» (по собственному имени Великой Княгини), а называется «Владимирской» – по имени её супруга, ведь по бри­танским понятиям Мария Павловна была кон­сорт, а не Великой Княгиней «в своём праве».

«Владимирская» тиара, ныне принадлежащая Елизавете II
  • Рис. 11: «Владимирская» тиара, ныне принадлежащая Елизавете II; фото с выставки «Россия, Королевская Семья и Романовы», проходившей в галерее Королевы Букингемского дворца с 9 ноября 2018 года по 28 апреля 2019 года. (источник фото: https://avatars.mds.yandex.net/)

Поскольку Королевы-консорт юридически не самостоятельны, у них не бывает и тронного имени – титул Королевы-супруги принципиально не содержит ни одного из её собственных христианских крестильных имён: «Её Величество Королева», и на этом всё. Титул без упоминания собственного имени согласуется и с вышеописанными общими правилами, до сих пор действующими для всех замужних женщин.

Интересно упомянуть, что период с момента замужества и до восхождения на трон, то есть с 1947 по 1952 годы, для будущей Елизаветы II было единственным временем, когда она по общим правилам была «женой при муже», и носила титул «Герцогиня Эдинбургская» – «по мужу». В это время супруг Принцессы служил в Королевском военно-морском флоте, и одним из его первых подарков жене-морячке стала небольшая бриллиантовая брошь, повторяющая кокарду британского ВМФ (см. рис. 12). Принцесса Елизавета Герцогиня Эдинбургская носила её с удовольствием.

Принцесса Елизавета Герцогиня Эдинбургская
  • Рис. 12: 1950 год, жена и дочь военного моряка – Принцесса Елизавета Герцогиня Эдинбургская (на её платье приколота брошь в виде кокарды Королевских ВМФ) и новорождённая Принцесса Анна Эдинбургская; фото: Сесил Битон; в левом верхнем углу помещено изображение этой броши, но уже в составе браслета, сделанного фирмой Boucheron по дизайну самого Герцога Эдинбургского, который он подарил супруге на 5-летие их свадьбы (изображение из коллекции автора)

Дочь Елизаветы II Её Королевское Высочество Принцесса Анна (с 13 июня 1987 года она носит специальный титул «Королевская Принцесса»), в первом замужестве ко всем своим королевским титулам совершенно официально добавляла и звание «миссис Марк Филлипс». Однако, в первую очередь, Анна и в своё время Елизавета – дочери Короля и Принцессы «в своём праве», поэтому их высочайший Королевский статус всегда имеет первостепенное значение в сравнении с положением, занимаемым их мужьями, что находит отражение в их титулах и гербах (см. рис. 21).

III) ВДОВСТВУЮЩАЯ КОРОЛЕВА (Queen Dowager)

Это бывшая Королева-консорт, пережившая царствовавшего Короля, своего супруга. Титул так же переходит автоматически в момент смерти мужа и не требует никакой специальной процедуры. Все вдовы Британии сохраняют фамилию или титулы покойного супруга до своего вступления в новый брак. Вдова считается незамужней женщиной и потому вновь обретает право официально пользоваться и собственным именем, поэтому христианское крестильное имя включено в титул вдовствующей Королевы. Однако, несмотря на его присутствие в титуле, оно не считается тронным. Само слово «Вдовствующая» в Королевских титулах Британии не используется из сентиментальных соображений. Вдовствующие королевы так же являются подданными царствующего монарха. На их содержание обычно выделяется фиксированная законом «вдовья доля».

Так, урождённая Леди Елизавета Боуз-Лайон («Леди» – её «титул учтивости», поскольку Елизавета дочь 14-го и 1-го Эрла Стратморского и Кингхорнского), будучи супругой Георга VI, носила титул «Её Величество Королева». Овдовев, она автоматически превратилась в «Её Величество Королеву Елизавету», а вскоре ей был ещё пожалован и специальный титул «Королева Мать».

Герб вдовствующей Королевы сохраняет все свои прежние элементы, включая и геральдические символы покойного супруга, но форма гербового щита должна заменяться вдовьей, хотя на практике такие изменения в последнее время не производились.

Вдовствующая Королева сохраняет свою прежнюю корону, однако с неё удаляют арки и, соответственно, поддерживаемый ими верхний крест – для отличия от короны действующей Королевы-супруги.

Тронный зал Букингемского дворца после коронации Георга VI в 1937 году
  • Рис. 13: тронный зал Букингемского дворца после коронации Георга VI в 1937 году. Слева от Короля (справа от зрителя) стоит Её Величество Королева (консорт Георга VI, урождённая леди Елизавета Боуз-Лайон); её корона имеет арки и верхний крест, а мантия расшита геральдическими коронами и цветами, симво­лизирующи­ми Англию, Шотлан­дию и Ирландию. Справа от Короля (слева от зрителя) стоит Её Величество Королева Мэри (вдова Георга V); хорошо видно, что с её короны (см. рис. 6) сняты арки, а мантия по краям оформлена кантом из трёх тонких полос (источник фото: https://i.pinimg.com/)

Если вдовствующая особа повторно выходит замуж, она теряет право называться вдовой своего покойного мужа и не может более использовать его титулы. Здесь имеются в виду соображения чисто практи­ческо­го свой­ства: снова выходя замуж, вдова утрачивает содержание, выпла­чиваемое из наслед­ства покойного мужа (вдовью долю), поскольку её финансовое обеспе­чение целиком теперь ложится на нового супруга. В последнее время прецедентов повторного выхода замуж вдовствующих королев не было.

После кончины в 2002 году Её Величества Королевы Елизаветы Королевы-Матери никто в Соединённом Королевстве не обладает положением вдовствующей Королевы и не имеет титула «Королева-Мать».

Со смертью Принца Филипа, после­довавшей 9 апреля 2021 года, ныне царствующая Коро­лева Елизавета II (Queen Regnant) не могла превратиться во вдовствующую Королеву (Queen Dowager), поскольку её супруг не был Королём и Сувереном. Вдовой она стала только в браке, но не в своём государстве. Таким образом, с потерей супруга положение и титул Елизаветы II не изменились.

Стоит упомянуть, что во время коронации, сразу после возложения короны и перед вручением скипетра, на безымянный палец правой руки Королевы архиепископ Кентерберийский надевает особое ко­ронацион­ное коль­цо Суверена. Так что «брак» Елизаветы II с её коро­левством продол­жается.

ГОСУДАРЬ – ИСТОЧНИК ЧЕСТИ

Рассмотрим теперь существующие в Соединённом Королевстве современные основания для получения титулов.

Корона – источник Чести и, соответственно, всех титулов и привилегий, существующих в королевстве (fons honorum). Всё, что связано с титулами, по закону относятся к Королевской прерогативе. Таким образом, Суверен (Государь или Государыня), как персонифицированное воплощение Короны, имеет право решать любые вопросы, связанные с титулами (своим собственным и всеми остальными), по своей «воле и удовольствию» и не обязан совещаться с Парламентом и Правительством. Суверен может создавать любые новые титулы и почести, возобновлять ранее существовавшие, но угасшие (вернувшиеся к Короне) титулы, и может пожаловать их любому человеку. Государь так же правомочен регулировать употребление уже существующих титулов и вовсе лишать их. Титулы и почести, учреждённые иностранными государями, на территории Соединённого Королевства не имеют юридической силы без специального акта британского Суверена.

Соединённое Королевство официально сохраняет классовое общество. Суверен (Государь или Государыня), занимая исключительное положение, стоит над всеми классами и социальными стратами, не относясь ни к одному из них. Церковь Англии имеет статус государственной, и, как уже упоминалось, благодаря церковному помазанию на царство, Суверен один в своём Королевстве наделён полноценными суверенными правами.

Остальные разделены на простолюдинов (commoners) и пэров (peers). Существующая в действительности несколько более сложная система социальной стратификации в Британии требует отдельного подробного рассмотрения, а в этой статье автор ограничится обзором лишь важнейших её аспектов.

В прежние феодальные времена Государь на определённых территориях внутри Королевства делегировал некоторые свои суверенные права избранным наместникам – баронам. Наличие дарованных Королём особых прав и привилегий отличали их от просто­людинов, что внешне и выражалось в наличии титула. Феодальный барон, получая это право непосредственно от Короля, юридически считался главным арендатором земли и представлял на соответ­ствующей территории исполнительную власть. Совет баронов, куда Король вызывал их специальной повесткой, был предшест­венником Парламента.

Позже управление землями изменилось, и систему феодального «баронажа» заменили пэрством, где титулы стали фактически составной частью британской системы отличий и поощрений, а их обладатели потеряли исполни­тельную власть на соответствующих территориях. Однако именно с изначальной ролью владельцев титулов, исполнявших обязанности королевских наместников, связаны несколько важных особенностей британской системы пэрства.

Во-первых, привилегии титулованного дворянства в Британии основаны именно на обладании титулом, а не на родословной. По традициям, связанным с существо­вавшими ранее феодальными баронами-наместниками, пэрские титулы, в основном, продолжают быть ассоциированы с определённой географической территорией, а не с «родовой» фамилией их владельцев. Так, титул «Герцог Норфолкский» наследуется в семье Говардов, а титул «Герцог Девонширский» – в знаменитой семье Кавендишей. Однако наследуемый, например, в семье Спенсеров титул эрла совпадает с их фамилией. Чаще всего «родовая» фамилия становятся для пэра неактуальной и официально, в паспорте, заменяется титулом. Это касается и всех Членов Британского Коро­левского Дома, обладающих пэрскими титулами, – фамилии «Виндзор» или «Маунтбэттен-Виндзор» им так же не нужны и официально нигде не упоминаются (см. рис. 25).

Следует особенно чётко понимать, что, несмотря на «географические» отсылки в их титулах, пэры не имеют владетельного статуса. Пэрство в Британии предполагает обладание именно титулом герцога (dukedom), эрла (earldom), и т.п., а не собственно герцогством (duchy), графством (county), маркизатом или баронией как территориальным образованием. Пэры не наделены правом семейного владения собственным феодальным мини-государством, где на своей территории феодал сам являлся бы государем для собственных вассалов и вершил над ними суд. Они действуют лишь на основании пожалования Сувереном привилегий и титула их предку. Позиция Герцога Корнуоллского – первого пэра королевства – несколько отличается и требует отдельного рассмотрения.

Поместья принадлежат пэрам по обычному для всех британских подданных праву на частную собственность, которая не находятся в прямой связи с обладанием титулом и привилегиями (положение Герцога Корнуоллского в этом отношении тоже имеет ряд существенных отличий и изложена ниже). Поэтому земли и дома, находящиеся у наследственных пэров в семейном владении, могут быть совсем не связаны с территорией, упоминаемой в их титуле. Так, например, знаменитое поместье Чатсворт, несколько сотен лет являющееся главной и любимой семейной резиденцией герцогов Девон­ширских, находится вовсе не в Девоншире, а в графстве Дербишир, которое даже не граничит с первым. Существуют наслед­ственные пэры, даже находящиеся в ранге герцогов, которые давно утратили все свои поместья, но их титул (dukedom) будет продолжать существовать до тех пор, пока есть его легитимные наследники.

Во-вторых. Поскольку в феодальные времена полномочным наместником, реально управляющим территорией (её главным арендатором), всегда являлся только один человек, то и обладателем пэрства (носителем пэрского титула) в Британии в каждый момент времени тоже может быть только один человек. Исходя из этой древней традиции, наследственные пэры имеют в своём титуле порядковый номер, обозначающий количество персон, последовательно обладавших им с момента дарования монархом конкретного титула его первому владельцу и до настоящего времени (например, Двенадцатый Герцог Девонширский). В России, где принципы существования аристократических титулов, в отличие от Британии, были иными и носили «семейственный», родовой характер, все законные дети, например, Князя Трубецкого имели полноправный титул «Князь Трубецкой»/«Княжна Трубецкая».

Статус пэров официально не распространяется на членов их семей (за исключением супруг и вдов пэров, снова не вышедших замуж), поэтому все их дети считаются просто­людинами. Если пэрство наслед­ственное, один из детей пэра, в конце концов, унаследует титул, привилегии и Честь. Такой же принцип рас­прос­тра­няет­ся и на Членов Королевской Семьи: те из них, кто не обладает именно пэрскими титулами, формально относятся к простолюдинам.

Однако дети пэров тоже могут быть известны как эрлы, виконты и бароны, но это лишь так называемые «титулы учтивости», которые предоставляются им не Сувереном, а самим пэром – из числа его дополнительных титулов. В связи с этим, любые «титулы учтивости» юридически ничего не значат, поскольку их источником не является Суверен. Если дополни­тельные титулы у пэра отсутствуют, его сыновья в качестве «титула учтивости» используют приставку «Лорд» перед именем и фамилией, а дочери, соответственно, – «Леди».

Интересно вспомнить знаменитый английский роман Ивлина Во «Возвращение в Брайдсхед» («Brideshead Revisited»), где описывается жизнь представителей аристократической семьи Флайтов, главе которой принад­лежит пэрский титул «Маркиз Марчмейнский» (The Most Honourable Alexander Flyte, The Marquess of Marchmain). Автор очень наглядно показал распределение «титулов учтивости» среди детей Благороднейшего Александра Флайта, Маркиза Марчмейнского, в классической экранизации романа 1981 года сыгранного самим Сэром Лоуренсом Оливье. Так, старший сын и наследник пэрства титулуется в книге «Эрл Брайдсхедский» (по дополнительному титулу Маркиза Марчмейнского), младший сын был «Лорд Себастьян Флайт», а дочери – «Леди Джулия Флайт» и «Леди Корделия Флайт».

В третьих. Изначально существовал только один вид титулов – «барон», а вся более сложная система аристократической титулатуры появилась позже. Поэтому, хотя пэрские титулы в Британии разделены на пять рангов (герцоги, маркизы, эрлы, виконты и бароны), которые между собой имеют некоторые внутренние преимущества (order of precedence), все пэры, в их общем социальном положении, равны друг другу. Собственно, прямой перевод слова «peer» и обозначает «равный», или «сверстник». В этом отношении показательно, что любой пэр вне зависимости от своего ранга может титуло­ваться как «Лорд». В «титулах учтивости», как уже упоминалось, после слова «Лорд» используется имя и фамилия, а пэр указывает далее «географическую» часть своего титула. Таким образом, формула «Лорд Марчмейн» (Lord Marchmain) это пэрский титул, а «Лорд Себастьян Флайт» (Lord Sebastian Flyte) является «титулом учтивости».

Поскольку британский Государь на социальной лестнице стоит над всеми пэрами, сам он (или она), конечно, пэром не является. Именно поэтому вопреки широко распространённому заблуждению Король или царствующая Королева юридически не имеют пэрского титула «Герцог Ланкастерский», однако эта забавная тема требует отдельного рассмотрения.

До сих пор пэры – не просто получатели почестей. Заседая в Палате Пэров (последние по времени реформы серьёзно ограничили, но полностью не отменили для наследственных пэров это право), они призваны играть важную конститу­ционную роль. Именно поэтому процедуры, связанные с пожало­ванием или отчуждением пэрских титулов и привилегий, наиболее форма­лизованы и чётко регули­руются. Так, дарование пэрства всегда должно производиться посредством издания наиболее значительного документа – Королевской жалованной грамоты (Letters Patent) под Большой печатью, а лишение его обязательно проводится отдельным актом Парламента. Иначе говоря, Королевская прерогатива в отношении именно пэрских титулов несколько ограничена.

Удостаивание Чести посредством дарование пэрства означает, по своей сути, преобразование человека, его качественный переход в другое сословие или состояние. Недаром в английском языке Государи титулуются «Your MAJESTY», что, в принципе, можно перевести как «Ваше ВолшЕбство». Магические преобразования душ Государи осуществляют с помощью, так сказать, заклинаний, ритуалов и волшебных предметов, имеющих под собой строгую религиозную основу в рамках государственной Церкви Англии.

Текст «преобразующего заклинания» содержится в Королевской жалованной (патентной) грамоте – юридическом документе о том или ином праве, даруемом Государем (рис. 14). Суверен направляет государственному секретарю Министерства внутренних дел (ранее они были личными секретарям монархов) собственноручно подписанное предписание (warrant) с изложением своей «воли и удовольствия». На этом основании составляется текст жалованной грамоты, а Лорд-Канцлер, являющийся с XVIII века и Лордом Хранителем Большой Королевской печати, уполномочивается снабдить её дву­сторон­ней Большой Королевской печатью. Сам документ изготавливается вручную писцами и художниками на пергаменте в точном соответст­вии с формулировками из предписания Суверена. Привешиваемая к пергаменту на плетёном золотом шнуре печать изготавливается из имеющего высокую температуру плавления ацетата цел­люлозы. Его сжимают меж двух разных серебряных матриц Большой печати, предварительно разогретых в специальной печи. Процесс пломбирования, занимая около двух часов, производится клерком Короны, который также является и постоянным секретарем Лорда Канцлера и Министерства юстиции. Цвет печати традиционно зависит от содержания документа. Жалованные грамоты Членам Королевской Семьи снабжаются Большими Королевскими печатями синего цвета, пожалования пэрских титулов пломбируют темно-зелёными, алые же печати предусмотрены для всех остальных случаев, которые нуж­даются в привешивании именно этого вида печати.

Жалованная грамота под Большой Королевской печатью синего цвета Принцу Чарлзу Герцогу Корнуоллскому
  • Рис. 14: жалованная грамота под Большой Королевской печатью синего цвета Принцу Чарлзу Герцогу Корнуоллскому, возводящая его в достоинство Принца Уэльского и Эрла Честерского, 1958 год; фото: Royal Collection Trust © (источник фото: https://www.rct.uk/)

Язык жалованных грамот, сильно отличается от разговорного английского. Причём, для создания каждого из существующих рангов новых пэров – наследственных герцогов и герцогинь, маркизов и маркиз, эрлов и графинь, виконтов и виконтесс, баронов и баронесс, пожизненных баронов и баронесс, а так же и не имеющих пэрского статуса баронетов – исполь­зуется особая текстовая формула.

Поскольку человеку предстоит преобра­жение – переход из одного качества в другое – церемонии предшествует обязательная подготовка посвящаемого: молитвы, омовение и смена белья. Возникно­вение Орденов Подвязки и Бани, судя по всему, напрямую связано с такого рода процедурами.

Удостаивание Чести монарх производит лично во время специально назначаемой процедуры облачения (investiture), где Суверен собственноручно облекает посвящаемого видимыми знаками его нового достоинства – инсигниями. Кроме собственно орденских знаков, инсигнии могут включать в себя ленты, шпоры, подвязки, эгреты, плащи, шляпы и проч.

Собственно «акт волшебства» происходит посредством магического предмета в руках Суверена, призванного сообщить подданному Честь. В этой роли всегда выступает обычное или церемониальное холодное оружие (arm).

Инвеститура 7 марта 2017 года в Букингемском дворце
  • Рис. 15: инвеститура 7 марта 2017 года в Букингемском дворце; фото Press Association © (источник фото: https://yandex.ru/)

Имеющий право на личное оружие всегда был свободным человеком. Геральдические изображения, даруемые всем вновь удостоенным возведения в рыцари или пэрского титула, покрывают именно оружие рыцаря – его щит. «Сoat of arms» – можно перевести буквально как «покрытие оружия». Гербовый щит с этими изображениями в свою очередь является центральным элементом полного герба. Наследование и пожалования новых титулов персоне чаще всего изменяют и личный герб.

Королевская жалованная грамота, описывая наследование дарованного титула, затрагивает не только положение его первого обладателя, но сразу и многие поколения законных потомков пэра на десятилетия, а то и на сотни лет вперёд. Все они в определённом порядке, оговорённом в грамоте и/или в связанных с этим титулом регулирующих законодательных актах и судебных прецедентах, составляют лист наследования титула. Каждый вступивший в наследство в своё время получает титул предка автоматически – при наступлении условий наследования. Издание новой жалованной грамоты и процедура облачения уже не требуются, поскольку потомки удостаиваются Чести благодаря своему родоначальнику, ранее посвящённому лично монархом.

ФОРМЫ ТИТУЛОВ В БРИТАНИИ

Следует иметь в виду, что предлагаемая классификация довольно условна.

I) Юридически полный личный титул. Он включает в себя абсолютно все титулы особы, унаследованные, пожалованные или приобретённые в браке. Каждый компонент полного титула сопряжён с какой-либо собственностью, территорией, правом, привилегией или функцией. Однако полные личные титулы на практике в Британии почти не используется – не только исходя из удобной функциональности и элегантной лаконичности, но иногда и по соображениям чисто юридического характера.

Так, например, полный личный титул Елизаветы II звучит следующим образом: «Её Высокое Величество Божьей Милостью Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии Королева, Глава Содружества, Защитница Веры; Королева Канадская, Королева Австралийская, Королева Новозеландская, Королева Ямайская, Королева Барбадосская, Королева Багамских островов, Королева Гренадская, Королева Папуа-Ново-Гвинейская, Королева Соломоновых Островов, Королева Тувалу, Королева Сэнт Лусийская, Королева Сент Винсента и Гренадин, Королева Антигуа и Барбуда, Королева Белизская, Королева Сент Китс и Невис; Владетельница острова Мэн; Государыня Королевских Рыцарских Орденов». Названия королевств в этом списке традиционно располагаются в порядке, соответствующем времени получения ими статуса британских доминионов. И, хотя Королева действительно обладает всеми этими титулами, в подобной компоновке её полный титул на территории каждого из перечисленных в нём государств не имеет никакого смысла, поскольку все они, как уже упоминалось, давно стали полностью независимыми от британского королевства субъектами международного права. Поэтому государственный титул Королевы в каждом из этих независимых государств – свой и утверждается их парламентами. Находясь, например, в Австралии, или исполняя функции главы Австралийского государства, Королева не использует в своём кратком титуле прямые упоминание о Британии. В последние десятилетия государственный титул Королевы в Австралии заключён в следующей формуле: «Её Величество Елизавета Вторая, Божьей Милостью Королева Австралийская и других её королевств и территорий, Глава Содружества».

II) Краткий титул особы, под которым он/она известны более всего. Чаще (но не обязательно) публично используется только наиболее значительный из всех имеющихся у персоны титулов, однако официальное употребление краткого титула никоим образом не отменяет факта обладания этой особой и всеми остальными титулами, юридически ей принадлежащими.

Любые компоненты юридически полного титула, включая менее значительные и малоизвестные, могут быть использованы в качестве краткого титула персоны на постоянной основе или в определённых обстоятельствах. Так, например, Принц Чарлз обладает среди прочих и титулом «Эрл Честерский», поэтому, когда он находится с визитом в сити Честере или выполняет функции, связанные именно с этим титулом, местные СМИ традиционно говорят о нём как об Эрле Честерском и не упоминают его главный титул «Принц Уэльский».

Приходясь старшим сыном покойному Принцу Филипу, нынешний Принц Уэльский с 9 апреля 2021 года автоматически унаследовал пэрский титул отца, добавив ко всем своим прежним и титул «Герцог Эдинбургский». Однако до момента восшествия на трон Принц Чарлз по-прежнему будет известен под кратким титулом «Принц Уэльский», и в связи с этим принадлежащий ему теперь титул «Герцог Эдинбургский» перестанет активно упоминаться.

Нынешняя супруга Принца Чарлза, обладающая по закону всеми без исключения титулами своего мужа, в том числе, безусловно, является и Принцессой Уэльской. Камилла никогда не отказывалась от этого титула и, тем более, никогда не была его лишена. Однако по ряду обстоятельств публично она использует другой титул своего мужа и кратко известна всему миру как «Её Королевское Высочество Герцогиня Корнуоллская» (без её христианского крестильного имени). Юридически же полный её титул звучит теперь следующим образом: «Её Королевское Высочество Принцесса Уэльская, Герцогиня Корнуоллская, Герцогиня Ротсейская, Герцогиня Эдинбургская, Графиня Честерская, Графиня Каррикская, Графиня Мэрионетская, Баронесса Ренфрюйская, Баронесса Гринвич, Леди Островов, Принцесса Шотландская, Дама Большого креста Королевского Викторианского Ордена и Дама Королевского Семейного Ордена Елизаветы Второй, член Почтеннейшего Тайного Совета Её Величества».

Личный герб, дарованный Королевой нынешней Герцогине Корнуоллской (рис. 16), недвусмысленно трактует законный статус Камиллы. Герб увенчан именно особым коронетом (уменьшительное название используется для отличия от короны Суверена) Принца Уэльского, выделяющим его среди всех пэров Королевства и отражающим здесь неотъемлемое и полное право супруги Чарлза на титул Принцессы Уэльской.

Личный герб нынешней Герцогини Корнуоллской
  • Рис. 16: личный герб нынешней Герцогини Корнуоллской

В Шотландии Принц Чарлз и его супруга кратко известны как «Герцог и Герцогиня Ротсейские». Это специальный титул наследника шотландского престола. Со времён союза английской и шотландской корон, когда английский трон после смерти последней из рода Тюдоров перешёл к Якову Шотландскому, в стране скоттов короли и безусловный наследник престола (heir apparent) традиционно имеют титулы и гербы, отличные от используемых ими в Англии, Уэльсе и по всему миру.

III) Титулы в Британии могут находиться и «в нулевой позиции» – когда монарх санкционирует ограничение использования какого-либо титула, полностью не лишая его. Так произошло с предикатом «Королевское Высочество» в титуле Герцога и Герцогини Сассекских. Вопреки широко распространённому мнению, ранг «Королевских Высочеств» юридически продолжает им принадлежать. Чета не подписывала никакого «инструмента» отречения от этого титула, и, согласно формулировке Дворца («The Sussexes will not use their HRH titles as they are no longer working members of the Royal Family»), они просто не могут теперь использовать этот предикат публично, поскольку больше не выполняют «королевскую работу».

Вопрос титулов Принца Генри (Гарри) считается сейчас отложенным. Все прозвучавшие до сих пор информационные заявления Дворца носят вполне обратимый характер. Возможно как полное восстановление статуса и титулов Сассекских, так и издание согласованной с Парламентом Королевской грамоты, полностью или частично лишающей их титулов. Последнее будет означать окончательную волю Королевы или следующего монарха в отношении этой пары и не будет уже изменено впоследствии.

ПРИНЦЫ И ПРИНЦЕССЫ

Существует огромное количество ошибок в использовании и ещё больше недопонимания подлинного значения британских титулов Принца и Принцессы. В действительности они имеют под собой очень мало содержания, фактически являясь лишь «титулами учтивости», обозначающими близкую родственную связь с монархом и принадлежность к Королевскому Дому, хотя таковая не исчерпывается только носителями титулов.

Итак, следует иметь в виду, что титулы Принца и Принцессы

  1. НЕ являются пэрскими, а потому и НЕ ассоциированы с какими бы то ни было властными (конституционными) полномочиями,
  2. НЕ дают суверенитета над территориями и поместьями (даже если какие-то территории упоминаются в самом титуле), то есть НЕ имеют владетельного статуса,
  3. НЕ выводят их обладателей из числа простолюдинов – вопреки широко распространённому заблуждению!

В этом отношении пэрские титулы, как имеющие конституционную роль, важнее титула Принцев и Принцесс. Пожалование пэрства сыновьям Суверена, уже имеющим достоинство Принцев и предикат «Королевское Высочество», существенно повышает их социальное положение. Так, сын Королевы Принц Эндрю после пожалования ему пэрского титула официальным образом кратко титулуется «Его Королевское Высочество Герцог Йоркский» – по более значительному своему титулу, а не «Принц Эндрю». Титулы Принца Уэльского и Принца Филипа являются здесь некоторым исключением, требующим отдельного обстоятельного изложения и будут подробнее рассмотрены в одном из последующих разделов.

В настоящее время пределы распространения титула Принца и Принцессы среди потомков британских монархов чётко определены. Они регулируется несколькими Королевскими жалованными грамотами: Королевы Виктории от 30 января 1864 года, Георга V от 30 ноября 1917 года, Георга VI от 22 октября 1948 года и Елизаветы II от 31 декабря 2012 года. Согласно этим грамотам титул Принца или Принцессы с предикатом «Королевское Высочество» в сочетании с упоминанием их собственных крестильных христианских имён автоматически предоставляется всем законным детям Суверена, детям сыновей Суверена и детям старшего сына Принца Уэльского. Все остальные потомки Суверена не могут стать Принцами и Принцессами автоматически. Однако для любого родственника Короля или Правящей Королевы, да, в принципе, и для любого человека вообще, всегда остаётся возможность персонального пожалования монархом любого титула. Впрочем, подобных случаев не было уже довольно давно.

Наоборот, наблюдается явная тенденция ограничить получение достоинства Принца и Принцессы с предикатом «Королевское Высочество» только кругом ближайших родственников Суверена, действительно выполняющих «королевскую работу». Не исключено, что в будущем титулы останутся только за теми членами Семьи, кто занят представительскими функциями в стране и за рубежом, участвует в работе Тайного Совета, является шефом частей Королевских вооружённых сил и активно вовлечён в деятельность волонтёрских и благотворительных организаций. Потомки монархов, избирающие частную жизнь, должны быть готовы и к полному отсутствию титулов, что кажется более чем справедливым решением.

По закону, оберегающему государственную Церковь Англии, для Принца-католика исключена возможность унаследовать трон, но это не отнимает у него ни титула Принца, ни предиката «Королевское Высочество», ни возможности быть пожалованным пэрством.

Вне зависимости от наличия или отсутствия пэрства и титула Принца/Принцессы, всех потомков монарха (Членов Королевской Семьи) отличает от остальных людей потенциальная возможность в свою очередь унаследовать трон.

ДЕТИ ПРИНЦЕВ, «КОРОЛЕВСКИЕ» ПЭРЫ
и СУДЬБА ТИТУЛА «ГЕРЦОГ ЭДИНБУРГСКИЙ»

Являясь лишь «титулом учтивости», статус Принца/Принцессы и предикат «Королевское Высочество» не передаются по наследству в обычном смысле этого слова. Дети Принцев смогут стать Принцами и Принцессами, только если они сами соответствуют условиям, оговорённым в упомянутых Королевских жалованных грамотах 1864, 1917, 1948 и 2012 годов. Так, дети Принца Чарлза, являясь внуками Суверена по мужской линии, так же как и дети Принца Уильяма, как старшего сына Принца Уэльского, автоматически стали Принцами и Принцессами. Сын и дочь Принцессы Анны, хотя и были самыми первыми по времени рождения внуками Королевы (и, судя по всему, одними из самых любимых), происходят от монархини по женской линии, и потому не обладают ни титулом Принца и Принцессы, ни предикатом «Королевское Высочество». Высокий порядковый номер в Листе наследников трона, который имеют дети Принцессы Анны (её сын Петер Филипс на момент своего рождения в 1977 году был в этом списке пятым), для автоматического присвоения титула Принца не существенен.

Елизавета II в окружении правнуков
  • Рис. 17: Елизавета II в окружении правнуков в Зелёной гостиной Виндзорского замка после Пасхи 2016 года (фото: Annie Leibovitz ©). Из них только Принц Джордж и Принцесса Шарлотта имеют этот титул, тогда как Лорд Джеймс Маунтбэттен-Виндзор Виконт Северн, Леди Луиза Маунтбэттен-Виндзор, Миа Тиндалл, Саванна и Исла Филлипс не являются Принцами и Принцессами (источник фото: https://i0.1616.ro/)

Сыновья Суверена ко дню своей свадьбы получают и пэрский титул – из числа ранее исчезнувших за отсутствием легитимных наследников и отошедших, таким образом, обратно Короне. Принцессам-дочерям монарха по существующему пока обычаю пэрские титулы не жалуются. Однако, в связи с уже произошедшей заменой принципа престолонаследия с мужской примогенитуры (наследует старший сын) на абсолютную (наследует старший ребёнок вне зависимости от своего пола), традиция в будущем может измениться. Тогда мы, возможно, увидим обладательницами пэрских титулов «в своём праве» так же и Принцесс-дочерей и Принцесс-внучек Суверена.

Принцы, которым пожаловано пэрство (сыновья Суверена), или унаследовавшие его (внуки Суверена по мужской линии), упоминаются как «королевские» пэры. В отличие от всех остальных («некоролевских») пэров, они обладают предикатом «Королевское Высочество» и в составе своего пэрского титула не имеют порядковых номеров. В соответствии с положением, действующим с 1520 года, «королевские» пэры при дворе (но не в Парламенте) наделены приоритетом над всеми «некоролевскими» пэрами, находящимися в таком же ранге. Так, например, Его Королевское Высочество Принц Эдвард Эрл Уэссекский при дворе имеет преимущество над Достопочтенным Чарлзом Четвинд-Талботом, Двадцать Вторым Эрлом Шрусберийским – самым старшим по времени пожалования титула эрлом в Англии. Его предок получил это пэрство в 1442 году. В свою очередь, все английские эрлы по традиции опережают всех шотландских – и при дворе, и в Парламенте.

Если дети «королевского» пэра и сами являются Принцем или Принцессой и обладают предикатом «Королевское Высочество», к имеющемуся у них «титулу учтивости» (следует помнить, что «Принц» сам по себе является «титулом учтивости») добавляется почтительная ссылка на «географическую» часть пэрского титула их родителя. Так, например, для отца Принца Чарлза в 1947 году был вновь создан давно отошедший Короне наследуемый пэрский титул «Герцог Эдинбургский». Поэтому от своего рождения в 1948 и до вступления в 1952 году матери на трон Чарлз носил «титул учтивости» в следующей формулировке: «Его Королевское Высочество Принц Чарлз Эдинбургский». Его младшая сестра, так же родившаяся ещё до принятия Принцессой Елизаветой королевского сана, по 1952 год носила «титул учтивости» по отцу и была «Её Королевское Высочество Принцесса Анна Эдинбургская».

В момент смерти Короля Георга VI в 1952 году, став безусловным наследником трона, Принц Чарлз превратился в пэра, получив по закону титулы Герцога Корнуоллского, а в Шотландии Герцога Ротсейского, и, таким образом, больше не нуждался в «титуле учтивости». «Безусловный наследник» (heir apparent) это специальный термин для особы, занимающей №1 в Листе наследования, и каковую позицию по закону уже ничто не может поколебать (в отличие от «вероятного наследника» (heir presumptive), который при определённых обстоятельствах может спуститься в этом Листе на одну или несколько позиций ниже). Безусловный наследник автоматически получает первый пэрский титул королевства – «Герцог Корнуоллский». И это единственное не декларативное пэрство в Британии. Герцог Корнуоллский пользуется огромным независимым и не облагаемым налогами доходом от существующего до сих пор по феодальным принципам герцогства Корнуоллского (Duchy of Cornwall), владеющего миллиардной собственностью по всей стране.

Через несколько лет, в 1958 году, Принцу Чарлзу Герцогу Корнуоллскому был пожалован Королевой и ещё один пэрский титул – «Принц Уэльский», ставший для Чарлза основным. Торжественная инвеститура в Принцы Уэльские состоялась после совершеннолетия Принца Чарлза в 1969 году.

Сыновья нынешнего Принца Уэльского до получения от Королевы собственных пэрских титулов так же носили при своём «титуле учтивости» и «географическую» приставку «Уэльский» – из пэрского титула отца: «Его Королевское Высочество Принц Уильям Уэльский» и «Его Королевское Высочество Принц Генри (Гарри) Уэльский». Эти «титулы учтивости» ни в коем случае не следует путать с формулой пэрского титула Принца Чарлза – «Его Королевское Высочество Принц Чарлз Принц Уэльский», являющимся самым высоким пэрским титулом в королевстве. Принц Уильям и Принц Генри использовали «географическую» часть пэрского титула Принца Уэльского и в тех случаях нуждались в фамилии. Так, во время учёбы в Королевской военной академии в Сандхерсте и на службе в армии они были известны как «офицер Уильям Уэльс» и «офицер Генри (Гарри) Уэльс». Следует обратить внимание, что в качестве используемой для Принцев фамилии прозвучали не «Маунтбэттен-Виндзор», а именно их «титулы учтивости».

По общим правилам 9 апреля 2021 года Принц Чарлз унаследовал пэрский титул своего покойного отца, став новым Герцогом Эдинбургским «в своём праве». Однако его краткий титул не изменился, и до момента своего восшествия на трон Принц Чарлз по-прежнему будет широко известен как «Принц Уэльский», а титул «Герцог Эдинбургский» перестанет упоминаться.

Существует и некоторая грустная вероятность того, что нынешняя Королева, например, после празднования беспрецедентного в британской истории 70-летнего юбилея своего славного царствования может по примеру Герцога Эдинбургского уйти в отставку (но не отречься от престола!), либо по причине серьёзного ухудшения здоровья оказаться недееспособной. В этом случае будет объявлено Регентство, и титул «Принц-регент» вместе со всеми без исключения королевскими полномочиями (кроме самого сана Короля) почти наверняка получит именно Принц Чарлз. Тогда титул «Принц-регент» и станет его основным кратким титулом, затмив даже старший пэрский титул «Принц Уэльский». В любом случае, автор желает Её Величеству Королеве Елизавете Второй крепкого здоровья и самых долгих лет жизни!

Поскольку Король не может быть одновременно и пэром, в тот момент, когда Чарлз, нынешний обладатель титула «Герцог Эдинбургский», закономерно станет Королём, все его пэрские титулы, в том числе и унаследованные от отца, исчезнут, вновь слившись с Короной, которая, как уже упоминалось, является источником всех титулов. Старший сын Чарлза Принц Уильям, как новый безусловный наследник трона, в этом случае по закону автоматически станет новым Герцогом Корнуоллским и Герцогом Ротсейским в Шотландии, то есть первым пэром королевства. Получив все положенные этому статусу самостоятельные доходы, он сохранит и ранее пожалованный ему бабушкой пэрский титул «Герцог Кембриджский», который, однако, с тех пор уже не будет входить в его краткий титул и перестанет активно упоминаться. Возможно, чуть позже новый Король пожалует новому Герцогу Корнуоллскому (Принцу Уильяму) и титул «Принц Уэльский».

Предполагается, что пэрский титул «Герцог Эдинбургский» в следующее царствование вновь будет создан новым Королём и пожалован Принцу Эдварду Эрлу Уэссекскому, младшему сыну Елизаветы II и Принца Филипа – единственному из их сыновей, не имеющему пока герцогского ранга.

Следует иметь в виду, что пожалование Принцу пэрства не делает сам этот пэрский титул юридически «королевским» и для всех будущих его владельцев. Дело в том, что статус Принца и предикат «Королевское Высочество» принадлежат лично персоне Принца, а не созданному для него пэрскому титулу. Дети «королевских» пэров наследуют пэрство родителя по общим для всех титулов правилам и вне зависимости от того, будут они сами являться Принцами или нет.

Если сын «королевского» пэра сам уже не является Принцем и не обладает предикатом «Королевское Высочество», при наследовании им пэрства в состав его пэрского титула по общим правилам будет включён и порядковый номер – считая от персоны, для которой этот титул был создан. Предикат, в этом случае, так же на общих основаниях будет соответствовать рангу самого пэрского титула: «Его Светлость» для герцогов, «Достопочтенный» для эрлов и т.д. Так, титул «Герцог Кентский» был создан в 1934 году для четвертого сына Георга V Принца Джорджа. После его гибели в 1942 году это пэрство унаследовано старшим сыном первого владельца (соответственно, внуком Георга V по мужской линии) – его нынешним обладателем Его Королевским Высочеством Принцем Эдвардом Герцогом Кентским. Старший сын и наследник Герцога Кентского Джордж Виндзор носит сейчас «титул учтивости» «Эрл Сэнт Эндрюсский» – по первому дополнительному титулу Герцога Кентского. Будучи уже правнуком Георга V, он не обладает правом на титул Принца и пока не является пэром, а потому нуждается в фамилии «Виндзор» (Эрл Сэнт Эндрюсский происходит не от Принца Филипа, поэтому его фамилия не «Маунтбэттен-Виндзор»). Однажды Джордж Виндзор может стать Его Светлостью Третьим Герцогом Кентским. В свою очередь, старший сын Эрла Сент Эндрюсского Эдвард Виндзор (внук нынешнего Герцога Кентского) сейчас пользуется «титулом учтивости» «Барон Даунпатрик» – по второму дополнительному титулу Герцога Кентского. В будущем и Лорд Даунпатрик тоже должен унаследовать пэрство и стать Его Светлостью Четвёртым Герцогом Кентским. Таким образом, потомки «королевских» пэров юридически ни в чём не отличаются от всех «некоролевских», находящихся в аналогичном пэрском ранге, кроме гипотетической возможности когда-нибудь унаследовать британский трон.

ЛИШЕНИЕ ТИТУЛОВ и СУДЬБА ТИТУЛА «ГЕРЦОГ САССЕКСКИЙ»

В отношении присвоения и отчуждения титулов Принца и Принцессы, а так же предиката «Королевское Высочество», неограниченно действует Королевская прерогатива. Советы Правительства и специальные акты Парламента в этих случаях не требуются, и Суверен может действовать полностью по своему усмотрению. В этих, по сути, не регламентируемых законом вопросах монарх остаётся главным арбитром и единоличным верховным судьёй. «Воля и удовольствие» Суверена – вот всё, что здесь имеет значение. Компетентные юристы подтверждают несомненные полномочия Суверена время от времени изменять рамки, в которых присваиваются статусы Принца/Принцессы и предикат «Королевское Высочество». Причём, «воля и удовольствие» Суверена могут быть выражены в какой угодно момент времени и в любой удобной для Суверена форме. Издание Королевской жалованной грамоты в этих случаях совсем не обязательно. В этих случаях монарх, объявляя своё решение, может ограничиться либо письменным предписанием, либо информационным сообщением для прессы, или даже простым устным заявлением при полномочных свидетелях – всё это будет иметь юридическую силу и последствия.

На практике издание Королевской жалованной грамоты ставит окончательную точку в решении какого-либо дела, и потому с подобного рода серьёзными документами, особенно касающимися лишения титулов, никогда не спешат. Так, например, в июне 1999 года состоялась свадьба младшего сына Королевы Принца Эдварда, сделанного перед этим Эрлом Уэссекским, и мисс Рис-Джонс. Тогда же без издания Королевской жалованной грамоты было официально объявлено, что с согласия молодожёнов Королева решила не давать их будущему потомству положенные внукам и внучкам Суверена титул Принца/Принцессы и предикат «Королевское Высочество». Без этого решения дети Принца Эдварда автоматически были бы известны как «Его Королевское Высочество Принц Джеймс Уэссекский» и «Её Королевское Высочество Принцесса Луиза Уэссекская». Вместо этого они носят сейчас «титулы учтивости» по общим для детей всех эрлов правилам: Лорд Джеймс Маунтбэттен-Виндзор в соответствии с дополнительным титулом Эрла Уэссекского титулуется как «Виконт Северн», а его сестра – «Леди Луиза Маунтбэттен-Виндзор».

Хотя воля Суверена по этому вопросу была уже публично явлена, и это повлекло за собой законное изменение титулов детей Эрла Уэссекского, издания специальной Королевской жалованной грамоты, всё же, не было, что позволяет считать дело в каком-то смысле отложенным. До сих пор подобное считалось маловероятным, однако, в связи с уходом от Королевских обязанностей Принца Генри (Гарри) и его семьи, будущему Суверену может понадобиться помощь детей Принца Эдварда. Если в этом случае Лорд Джеймс или Леди Луиза, достигнув династического совершеннолетия, выберут не частную жизнь, а захотят посвятить себя «королевской работе», будет достаточно небольшого информационного сообщения Дворца, и они смогут пользоваться принадлежащими им в соответствии с Королевской жалованной грамотой 1917 года титулом Принца и Принцессы с предикатом «Королевское Высочество». В ином случае, Виконт Северн, наследуя со временем отцу, предположительно сможет стать как минимум Достопочтенным Вторым Эрлом Уэссекским, или даже Его Светлостью Вторым Герцогом Эдинбургским – в случае, если в будущем для его отца действительно снова создадут титул «Герцог Эдинбургский». Восстановление статуса принца сделало бы в будущем сына Принца Эдварда Его Королевским Высочеством Принцем Джеймсом Герцогом Эдинбургским.

Потомки Принца Генри (Гарри), являясь правнуками Суверена от младшего сына Принца Уэльского, в настоящее время не имеют право на титул Принца/Принцессы и предикат «Королевское Высочество». Однако в тот самый момент, когда Принц Чарлз станет Королём, дети Принца Генри окажутся внуками Суверена по мужской линии и, согласно упомянутых жалованных грамот, автоматически обретут статус Принцев и предикат «Королевское Высочество». Конечно, если только монарх заранее не обнародует какого-либо иного решения на этот счёт.

Титул «Герцог Сассекский» был создан для Принца Генри с дополнительными титулами «Эрл Дамбартонский» и «Барон Килкил». Согласно с общими для детей эрлов правилами, Арчи Маунтбэттен-Виндзор в качестве «титула учтивости» мог бы при рождении получить дополнительный титул своего отца и именоваться Эрлом Дамбартонским. Возможный будущий сын Арчи при жизни своего деда, Принца Генри, мог бы пользоваться как «титулом учтивости» вторым дополнительным титулом Герцога Сассекского и в будущем стать «Бароном Килкил». Однако этого не произошло. Дворцом было официально зафиксировано, что Арчи Маунтбэттен-Виндзор не имеет сейчас никаких титулов. Пока не очень ясно как именно принималось это решение, но представляется очевидным, что в конечном итоге оно не могло быть ничем иным, как выражением «воли и удовольствия» Королевы.

Однако сохраняется теоретическая возможность наследования в будущем старшим сыном Принца Генри нынешнего пэрства его отца. Можно предположить, что, не став в следующее царствование по каким-либо причинам Принцем и Королевским Высочеством, однажды он сможет стать «Его Светлостью Арчи Вторым Герцогом Сассекским».

СУПРУГИ ПРИНЦЕВ И ПРАВИЛЬНЫЙ ТИТУЛ ДИАНЫ

Как уже упоминалось, все законные супруги Принцев по праву замужества получают абсолютно все титулы своих мужей, то есть становятся Принцессами-консорт с предикатом «Королевское Высочество», поскольку морганатические браки, не сообщающие супругам титулы и положения их мужа, в Британии не приняты. Происхождение невест и женихов сейчас не имеет значения. Единственным условием законности Королевского брака остаётся официально оформленное письменное согласие Суверена на его заключение. Католическое вероисповедание невесты не делает брак незаконным. Замужество с Принцем не сообщает его супруге личных прав унаследовать трон, поэтому Принцесса-супруга не занимает никакого места в Листе наследования (если, конечно, она сама не обладала им до брака).

Говоря о титулах супруг Королевских особ, нельзя не рассмотреть случай знаменитой на весь мир первой жены Принца Чарлза. Средства массовой информации, в том числе и Британские, называли и называют её «Принцесса Диана», однако в действительности она никогда не обладала этим титулом.

В разделе о Королевах-консорт, уже была показана принципиальная невозможность для приобретающих титул не «в своём праве», а «по мужу» официально добавлять к нему собственное крестильное христианское имя. Все жёны в браке используют имя и фамилию (титулы) мужа, и ситуация с жёнами Принцев абсолютно аналогична.

Будучи важным преимуществом, возможность добавления собственного имени к титулу всегда отдельно оговаривается в Королевской жалованной грамоте. Так, согласно тексту много раз уже упомянутой Королевской грамоты 1917 года, дочь Георга VI Маргарет имела полное право добавлять к титулу Принцессы своё христианское крестильное имя. Формула её титула была, таким образом, следующей: «Её Королевское Высочество Принцесса Маргарет». Или кратко – «Принцесса Маргарет». В оригинале её полный титул таков: «Her Royal Highness The Princess Margaret» – следует обратить внимание на определённый артикль перед титулом «Принцесса», написанный, к тому же, с большой буквы – «The».

Положение Принцессы-супруги отличается от положения Принцесс по рождению, или от положения Принцесс, получивших этот титул в порядке персонального пожалования в свою личную собственность. Разница в статусе не может не отражаться в титуле и гербе.

Леди Диана Спенсер не являлась Принцессой ни по рождению, ни по персональному пожалованию, а обладала этим титулом исключительно благодаря тому, что Принцем был Чарлз. До развода она имела статус Принцессы-консорт, и поэтому правильный краткий титул Дианы в период её супружества исчерпывался формулой «Её Королевское Высочество Принцесса Уэльская» (Her Royal Highness The Princess of Wales), или кратко «Принцесса Уэльская» (The Princess of Wales), или даже «Принцесса Чарлз». Было принципиально невозможно официально использовать формулу «Принцесса Диана», поскольку это титул уже совсем иного ранга. По существующим правилам «Её Королевское Высочество Диана Принцесса Уэльская» означало бы владение Дианой пэрским титулом Принцессы Уэльской «в своём праве», тогда как в действительности пэром и источником её титула был муж – Принц Чарлз Принц Уэльский. Использование титула «Её Королевское Высочество Принцесса Диана» означало бы, например, что она – родная дочь монарха. Таким образом, разница формулировок и строгая необходимость их соблюдения весьма существенны.

Особенности положения Принцесс «в своём праве» и Принцесс-консорт ярко и недвусмысленно отражены и в их личных гербах.

На рис. 18 представлен личный герб Леди Дианы Спенсер с изображёнными на нём древними семейными символами её отца. Она была дочерью Виконта Олторпа (дополнительный титул Эрла Спенсера), ставшего в 1975 году Восьмым Эрлом Спенсером, поэтому «Леди» – был её собственный «титул учтивости». Восьмиугольная форма гербового щита здесь соответствует положению незамужней девицы. Легко заметить, что герб Леди Дианы не содержит ни фигур-щитодержателей, ни шлема с нашлемником (гребня), ни девиза, ни личного коронета, а все эти элементы присутствуют только в гербе её брата – Девятого Эрла Спенсера (рис. 19). В соответствии с действующим в семье Спенсеров принципом мужской примогенитуры, наследство не разделяется между детьми, а всё целиком, вместе с пэрством, переходит к старшему сыну. Диане, таким образом, не доставалось ничего, поэтому её герб за пределами щита выглядит так «бедно» и не содержит никаких атрибутов.

  • Рис. 18 (слева): личный герб Леди Дианы Спенсер до замужества (1961-1981) (источник фото: https://i.pinimg.com/)
  • Рис. 19 (справа): личный герб брата Дианы Достопочтенного Чарлза Девятого Эрла Спенсера; слева от зрителя в качестве фигуры-щитодержателя выступает серебряный покрытый хвостами горностая грифон, частично окрашенный золотом; справа от зрителя щитодержателем выступает виверна (мифическое существо с крыльями, двумя лапами и с хвостом гадюки); обе эти фигуры прикованы цепями к семейному девизу Спенсеров «Dieu Defend Le Droit» (Бог защищает права); гербовый щит венчает пэрский коронет эрла (рисунок автора)

Только брак с максимально титулованной особой мог существенно поднять социальный статус Дианы, и она поспешила выйти замуж.

Личный герб Её Королевского Высочества Принцессы Уэльской в 1981-1996 годах
  • Рис. 20: личный герб Её Королевского Высочества Принцессы Уэльской в 1981-1996 годах

На рис. 20 изображён личный герб Дианы в качестве Принцессы-консорт (супруги) Чарлза. Поскольку источником положения Дианы был статус её мужа, левая (главная) половина её гербового щита покрыта Королевскими геральдическими символами Принца Уэльского, а не символами Спенсеров, которые покрывают правую, подчинённую, его половину. В замужестве Диана стала не просто Леди без наследства, а супругой «королевского» пэра. Поэтому её гербовый щит увенчали коронетом Принца Уэльского, а вокруг присутствуют щитодержатели: слева расположен так же увенчанный коронетом Принца Уэльского английский королевский леопард (лев) со специфическими знаками безусловного наследника трона на шее, а справа виден грифон Спенсеров, традиционно прикованный цепью к их семейному девизу.

Для сравнения рассмотрим герб Принцессы «в своём праве» (см. рис. 21). Так, гербовый щит Принцессы Маргарет, дочери Георга VI и младшей сестры Елизаветы II, весь покрыт королевскими геральдическими символами – в отличие от гербового щита Принцессы-супруги Уэльской, покрытого такими символами только наполовину. Щит в форме ромба обозначает женских потомков основного владетеля титула (в рассматриваемом случае – Короля). На верхнюю часть щита – для отличия от Суверена – наложен «понижающий» знак (титло) с тремя зубцами, в двух из которых (по сторонам) помещены розы Тюдоров, а в центральном – чертополох (мать Принцессы Маргарет происходит из Шотландии, а чертополох является одним из официальных символов этой страны). Щит окружён принадлежавшими Принцессе лентой и знаком Королевского Викторианского Ордена. Королевские щитодержатели – английский леопард (лев) и шотландский единорог, чьи шеи снабжены такими же «понижающими» титло, что и на щите – поддерживают щит Принцессы Маргарет с обеих сторон. В отличие от герба Принцессы-супруги, где гербовый щит увенчан коронетом мужа, щит Принцессы Маргарет, как обладательницы титула «в своём праве», увенчан своим собственным коронетом, обладающим специфической для детей Суверена формой. Герб Принцессы Маргарет не изменился и после её замужества с Энтони Армстронг-Джонсом, сделанным Первым Эрлом Сноудонским, поскольку она продолжала оставаться дочерью Суверена.

Личный герб Её Королевского Высочества Принцессы Маргарет, графини Сноудонской
  • Рис. 21: личный герб Её Королевского Высочества Принцессы Маргарет, графини Сноудонской

Можно, однако, заметить, «полноценную» форму гербового щита Принцесс-консорт (рис. 20) и «неполноценные» дамские ромбовидные щиты в гербах Принцесс «в своём праве» (рис. 21). Дело в том, что благодаря положению своего мужа, Принцесса-супруга может однажды превратиться в Королеву-супругу. Поэтому согласно порядку преимуществ (order of precedence) жена безусловного наследника трона в присутствии своего супруга – и это очень важное условие – во время официальных церемоний опережает Принцесс «в своём праве». Так, сопровождая Принца Уэльского на государственных церемониях, Герцогиня Корнуоллская обладает преимуществом над Принцессами Анной и Александрой и занимает среди женщин вторую позицию, находясь сразу после Королевы.

В отсутствие мужа Принцесса-супруга уступает первенство всем Принцессам «в своём праве», поскольку они имеют личный статус дочери Суверена и занимают высокую позицию в Листе наследования трона. Так, в отсутствие Принца Уильяма Её Королевское Высочество Герцогиня Кембриджская уступает не только Принцессам Анне, Александре, Беатрис и Евгении, но и не обладающей титулом Принцессы Леди Саре Чатто – дочери Принцессы Маргарет, поскольку та приходится внучкой Георгу VI.

На рис. 22 изображён личный герб Дианы после развода и потери ею предиката «Королевское Высочество». Демонстрируя изменение статуса (Диана перестала быть Принцессой-супругой Принца Уэльского), форма гербового щита вновь потеряла свою «полноценность». С него так же исчезли Королевские геральдические символы, пропали коронет Принца Уэльского и королевский леопард-щитодержатель. Однако, несмотря на развод, Диана оставалась матерью будущего Короля Принца Уильяма (Вильгельма), поэтому её новый герб был увенчан коронетом детей Суверена (хотя отсутствует подложенная под него красная шапка, отороченная горностаем, как это бывает в «полноценных» вариантах изображения коронета), сохранили щитодержателей (теперь только грифоны Спенсеров) и девиз.

Личный герб Дианы Принцессы Уэльской после развода (1996-1997 годы)
  • Рис. 22: личный герб Дианы Принцессы Уэльской после развода (1996-1997 годы)

Сравнивая гербы Дианы-девицы (рис. 18) и принятый после развода в 1996 году (рис. 22) легко заметить, что её статус не вернулся и в любом случае никогда уже не мог бы вернуться в исходное состояние, а стал значительно более высоким. Более подробно титул Дианы после развода рассмотрен в следующем разделе.

ПРЕДИКАТ «КОРОЛЕВСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО», ПРАВИЛЬНЫЙ ТИТУЛ ПРИНЦА ФИЛИПА и ПОЧЕМУ ДИАНА ПРОДОЛЖАЛА ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТИТУЛОМ ПРИНЦЕССЫ ПОСЛЕ РАЗВОДА

Предикат (ранг, или в английском языке «style») «Королевское Высочество» в Британии по закону существует отдельно от титула Принца и Принцессы.

Примером может служить ситуация, сложившаяся в середине ХХ века с титулом супруга Елизаветы II. Урождённый Принц Филип Греческий и Датский, готовясь сочетаться браком с наследницей британского трона Её Королевским Высочеством Принцессой Елизаветой, 28 февраля 1947 года официально отказался от прежних своих титулов (впрочем, они никогда и не были признаны существующими в Соединённом Королевстве) и формально натурализовался в качестве британского подданного лейтенанта Королевского флота Cэра Филипа Маунтбэттена. Теперь Филип мог, например, вступить в Орден Подвязки не как иностранный (фактически «почётный») рыцарь, а в качестве полноценного Королевского экстра-компаньона, каковым мог быть исключительно британец. В октябре того же года он перешёл из греческого православия в Церковь Англии.

Превращение Филипа в британского подданного имеет интересный нюанс. Позже выяснилось, что официальная натурализация Филипу, в общем-то, и не требовалась, поскольку он автоматически стал британцем по рождению. Дело в том, что Филип подпадал под действие Акта 1705 года «о натурализации Принцессы Софии Ганноверской и происходящих от неё». В соответствии с этим Актом любой некатолический потомок Софии Ганноверской, которым и являлся Филип, при рождении уже считался британцем и занимал своё место в Листе наследования британского трона. Позже, в 1948 году, Акт 1705 года заменили новым Законом о британском гражданстве, совершенно поменявшем условия натурализации. Однако законы не имеют обратной силы, и потому действие Акта 1948 года не распространялось на родившегося в 1921 году Филипа.

За день до вступления в брак, то есть 19 ноября 1947 года, будущий тесть Георг VI пожаловал Филипа предикатом «Королевское Высочество» и назначил его рыцарем-компаньоном Орденов Подвязки и Чертополоха. Утром дня свадьбы, 20 ноября, Король сделал Его Королевское Высочество сэра Филипа Маунтбэттена пэром, пожаловав ему титул Герцога Эдинбургского с дополнительными титулами Эрла Мерионетского и Барона Гринвич. Однако собственного титула Принца Филип тогда не получил. Документы позволяют сделать однозначный вывод о том, что это была не оплошность, а точное выражение воли Георга VI. Таким образом, своё крестильное христианское имя формально он мог добавлять лишь к принадлежащему ему герцогскому титулу.

Тогда же, в 1947 году, Герцогу Эдинбургскому в Британии был впервые пожалован личный герб. Его содержание подчёркивало происхождение Филипа от Королевы Виктории: на щите, покрытом греческими королевскими геральдическими символами, слева вверху была сделана инесекция гербового щита её дочери – прабабушки Филипа Принцессы Элис, вышедшей замуж за Великого Герцога Гессенского и Прирейнского (см. рис. 23).

В Дании Филип, конечно, продолжал официально считаться Принцем Датского Королевского дома. 16 ноября того же 1947 года его сделали рыцарем высшего датского Ордена Слона. Ниже, на рис. 23, представлена пластина с первым вариантом герба Филипа, окружённого лентой и цепью Ордена Слона. По существующей традиции её укрепили вместе с гербовыми пластинами других рыцарей этого Ордена на стене замковой церкви Фредериксборг. Латинская надпись вокруг изображения содержит дату принятия Филипа в Орден Слона и его титул, действовавший на территории датского королевства: «Филип, Принц, Герцог Эдинбургский». В 1949 году, когда были утверждены новые изображения не гербовом щите Герцога Эдинбургского, пластину в Фредериксборге не стали заменять.

Пластина с личным гербом Принца Филипа Герцога Эдинбургского в качестве датского рыцаря Ордена Слона
  • Рис. 23: пластина с личным гербом Принца Филипа Герцога Эдинбургского в качестве датского рыцаря Ордена Слона, 1947 год; фото: Nationalhistorisk Museum Frederiksborg© (источник фото: https://www.kongehuset.dk/)

В 1952 году при вступлении Елизаветы II на престол Герцог Эдинбургский тоже не стал британским Принцем, поскольку существующий титул «Принц-консорт» для мужа царствующей Королевы не является автоматическим и требует специального пожалования. Герцог Эдинбургский всегда ценил дело, действие, индивидуальность и личные качества, обладал особым видением и многими талантами. Как независимый человек и как муж – глава семьи – он, всё же, никогда не хотел быть лишь приставкой к державной супруге, поэтому титул «Принц-консорт» (иначе говоря, «Принц-супруг»), получаемый лишь по праву брака с Королевой, действительно не слишком подходил его натуре и был сочтён тогда излишним.

Поиски подобающего титулования для Герцога Эдинбургского продолжались на протяжении нескольких лет. Они отражены в сравнительно недавно рассекреченной переписке Премьер-министра, Лорда-Канцлера и сотрудников Министерства внутренних дел. Искали формулу титула, которая, с одной стороны отражала бы исключительность и самостоятельность положения Герцога Эдинбургского, а с другой – значительность его роли в поддержке Королевы и в создании нового лица британской монархии. Предлагалось, например, учредить для него титул «Принц Содружества», но правительства Канадского и Южно-Африканского доминионов выступили против. Предложение о создании для него титула «Королевский Принц» – наподобие существующего специального титула «Королевская Принцесса», иногда жалуемого старшей дочери Суверена – было отклонено уже самой Елизаветой II.

Занимая, как потомок Софии Ганноверской, место в Листе наследования британского трона, стоящее даже не в первой сотне, Герцог Эдинбургский, тем не менее, специальным актом от 15 сентября 1952 года получил официальный приоритет (порядок старшинства – order of precedence) над всеми мужчинами и женщинами Британии, исключая только саму Королеву. Герцог Эдинбургский имел преимущество и над Принцем Уэльским, своим старшим сыном, даже несмотря на то, что последний является безусловным наследником трона.

Однако в утверждённом порядке преимуществ было исключение: приоритет Герцога Эдинбургского над старшим сыном не распространялся на пребывание в Парламенте, поскольку между пэрами тоже существует свой исторически сложившийся порядок старшинства. Так, находясь в Палате Пэров и не сопровождая там Королеву, первый пэр королевства Принц Уэльский и Герцог Корнуоллский, всё же, опережал пэра Герцога Эдинбургского. Теперь, после недавней кончины отца, приоритет Принца Чарлза над всеми без исключений подданными Королевы безусловен.

С 1952 года именно Герцог Эдинбургский, как глава семьи, управлял поместьями, находящимися в частной собственности Королевы (например, Балморал и Сандрингем), и теми, что являются собственностью Короны («владение по праву Короны», например, Виндзорским замком). Теперь права управления перешли к Принцу Уэльскому.

Наконец, 22 февраля 1957 года под Большой Королевской печатью была издана Королевская жалованная грамота, сообщающая о «воле и удовольствии» монархини возвести Герцога Эдинбургского в достоинство Принца Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии «в своём праве». Титул в этой формулировке не имел отсылок к странам Содружества, благодаря чему его создание не нуждалось в согласованиях с правительствами всех этих стран. Только с этого времени краткая формула «Принц Филип» получила юридическое обоснование и в Британии.

В отличие от остальных, именно этот титул Принца (так же как и титул Принца Уэльского) не являлся «титулом учтивости», поскольку был создан лично для Филипа, причём, вне формальной связи с его браком, что было очень важно. Смысл создания титула «Принц Филип» состоял в наделении Герцога Эдинбургского полностью эквивалентным титулом и положением, какие он имел бы, если б родился Членом британской Королевской Семьи.

Упоминание полного названия государства в титуле Принца Филипа (Принц Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии) не должно вводить в заблуждение – как и все остальные, он не имел владетельного статуса. Фактически эта формула означает «Принц Королевского Дома», царствующего в Соединённом Королевстве – как и записано в графе «национальный статус» в паспортах британских Принцев и Принцесс (см. рис. 25).

Таким образом, до февраля 1957 года супруг Елизаветы II не имел в Британии титула «Принц Филип» и официально именовался «Его Королевское Высочество Филип Герцог Эдинбургский». Со времени издания Жалованной грамоты и до смерти его краткий титул звучал следующим образом: «Его Королевское Высочество Принц Филип Герцог Эдинбургский». В оригинале: «His Royal Highness The Prince Philip, Duke of Edinburgh», или «The Prince Philip», где использование определённого артикля «The», написанного с большой буквы, было принципиальным (можно сравнить с описанным выше титулом «The Princess Margaret»).

Интересно, что для своего последнего официального портрета (рис. 24), созданного в 2017 году перед уходом в отставку, Герцог Эдинбургский выбрал инсигнии именно датского Ордена Слона, а не Ордена Подвязки. На этом портрете Принц Филип предстаёт одетым в специальный тёмно-синий «виндзорский» фрак с алым воротником и такими же манжетами. Его фигура развёрнута в три четверти, от чего знак Ордена Слона, расположенный у его правого бедра на широкой голубой ленте, прекрасно заметен на первом плане. Место, где изображён Принц Филип, тоже выбрано не случайно – это Большой коридор юго-восточной оконечности Виндзорского замка, построенный для соединения гостевых апартаментов с личной королевской половиной. Этот длинный коридор ведёт в Гобеленовую комнату, где родились мать Герцога Эдинбургского, Принцесса Элис, и его бабушка, Принцесса Виктория. Они же изображены и на картине Лаурица Туксена «Семья королевы Виктории в 1887 году», которую хорошо видно висящей на стене коридора справа от фигуры Принца Филипа. Все они запечатлены в Зеленой гостиной Виндзорского замка по случаю золотого юбилея царствования Виктории. Слева от фигуры Принца Филипа на стене угадываются портреты членов семьи Георга III, написанные Томасом Гейнсборо. Все эти вплетённые в портрет сюжеты подчеркнули происхождение Принца из британской Королевской Семьи и Королевского Дома Глюксбургов, имеющего отношение к царственным династиям нескольких стран, включая и Данию.

Глядя на этот портрет, можно подумать и об ином явственно угадывающемся в нём символизме. Видимая часть поистине огромного виндзорского коридора (его ещё называют «long walk» — долгая прогулка) представляется и аллегорией жизненного отрезка, который тогда, в 2017 году, ещё предстояло пройти Принцу Филипу. Отойдя, наконец, от обязанностей «королевской работы», и сохраняя ещё свой знаменитый озорной блеск умных глаз, он отправился по этому пути, где, как и всегда в жизни, светлые участки чередуются с затенёнными. Теперь мы знаем, что судьба привела Принца к мирной кончине на руках у супруги в этом же замке 9 апреля 2021 года.

Портрет Принца Филипа Герцога Эдинбургского с лентой и знаком датского Ордена Слона в Виндзорском замке
  • Рис. 24: портрет Принца Филипа Герцога Эдинбургского с лентой и знаком датского Ордена Слона в Виндзорском замке, 2017 год, автор: Ralph Heimans; Royal Collection Trust © (источник фото: https://cdn.pijper.io/)

Следующий пример раздельного существования титула Принцессы и предиката «Королевское Высочество» последовал 21 августа 1996 года, когда под Большой печатью была издана Королевская грамота о лишении предиката «Королевское Высочество» всех бывших супруг, разведённых с Принцами Королевского Дома. Закон был спровоцирован готовящимися разводами Принца и Принцессы Уэльских, а так же Герцога и Герцогини Йоркских.

Как незамужняя женщина, Диана после развода вновь получила право официально пользоваться своим собственным христианским крестильным именем. При разводе и до вступления в новый брак бывшая супруга по общим правилам сохраняет фамилию (титул) своего бывшего мужа. Как уже упоминалось, вместо фамилии Принц Чарлз и Принц Эндрю в своих паспортах пользуются своими пэрскими титулами «Принц Уэльский» (см. рис. 25) и «Герцог Йоркский» соответственно, а не фамилией «Маунтбэттен-Виндзор». Поэтому после развода на месте фамилии у Дианы появился основной пэрский титул бывшего мужа.

Дипломатический паспорт Принца Чарлза
  • Рис. 25: Дипломатический паспорт Принца Чарлза (справа, раскрыт на 1-й странице), где на месте фамилии указан его титул «Принц Уэльский», поскольку все Члены Королевской Семьи, обладающие пэрскими титулами, не имеют фамилии как таковой; слева (закрыт) дипломатический паспорт Принцессы Уэльской; фото начала 1990-х годов (источник фото: https://www.thesun.co.uk/)

Итак, если во время замужества Диана носила титул «Её Королевское Высочество Принцесса Уэльская» (без своего крестильного имени), то после развода формула поменялась на «Диана Принцесса Уэльская», где «Принцесса Уэльская» стало уже в некотором роде не совсем полноценным титулом, а, скорее, формой фамилии, доставшейся от бывшего супруга. Именно употребление собственного имени Дианы после развода (помимо отсутствия предиката Королевское Высочество») и отличает этот титул от такового у Принцессы-супруги Принца Уэльского. Если бы она вступила в новый брак, то потеряла бы и этот «сильно уменьшенный» титул Принцессы.

Ровно то же самое произошло и с небезызвестной Сарой Фергюссон после её развода с Его Королевским Высочеством Принцем Эндрю Герцогом Йоркским: она стала «Сара Герцогиня Йоркская».

Итак, титул «Принц/Принцесса» может существовать и без предиката «Королевское Высочество», и наоборот – «Королевское Высочество» может не обладать статусом Принца.

МУЖЬЯ ПРИНЦЕСС «В СВОЁМ ПРАВЕ»

Титул Принца не переходит к мужьям Принцесс. По старым правилам мужчины считаются родоначальниками своих собственных фамилий. Так, сэр Энтони Армстронг-Джонс – супруг Её Королевского Высочества Принцессы Маргарет (младшей дочери Георга VI) – был сделан в 1961 году Достопочтенным Первым Эрлом Сноудонским. Таким образом, он не стал ни Принцем, ни «Королевским Высочеством». Как уже упоминалось, его символы не были включены в личный герб Принцессы Маргарет. В качестве наследственного пэра Эрл Сноудонский заседал в Палате Пэров до её реформы, удалившей большинство наследственных лордов в 1999. Тогда Лорду Сноудонскому присвоили ещё и происходящий от родовой фамилии пожизненный титул «Барон Армстронг-Джонс», что позволило ему остаться в Палате. Барон Армстронг-Джонс покинул Парламент только в 2016 году, незадолго до своей смерти. Сын Лорда Энтони и Принцессы Маргарет Лорд Дэвид сейчас является Вторым Эрлом Сноудонским (титул Барона Армстронг-Джонс не наследуется). Происходя от Георга VI, на момент своего рождения в 1961 году Лорд Дэвид был 5-м в Листе наследования трона. Сейчас он имеет уже только 22-й номер. В дальнейшем, с увеличением количества прямых потомков Елизаветы II, его номер в Листе наследования будет только расти, поскольку прямые потомки последнецарствовавшего монарха (Елизаветы II) имеют преимущество над младшими потомками предыдущих Суверенов (в этом случае, Георга VI).

От присвоения каких-либо титулов и, тем более, возведения в пэры обоих супругов единственной дочери Елизаветы II Принцессы Анны воздержались: первым её мужем был капитан Марк Филлипс, и нынешний её супруг – вице-адмирал сэр Тимоти Лоренс – так же не имеет никаких дополнительных титулов, связанных с супружеством.

Тем, кому пришлось дочитать этот справочный опус, открывшийся цитатой Дизраэли, до самого конца, хотелось бы посвятить его финальную цитату, принадлежащую одной из самых великих англичанок всех времён – Даме (это титул) Агате Кристи: «It is completely unimportant. That is why it is so interesting». Или по-русски: «Всё это совершенно неважно – вот почему это так интересно».

Александр Войнов

Фотографии предоставлены автором
По материалам:
www.royal.uk
www.royal.gov.uk (National Archives of the UK)
www.royalcentral.co.uk
www.rct.uk
www.college-of-arms.gov.uk
www.kongehuset.dk

Все рисунки гербов и флагов – работа Sodacan
для https://commons.wikimedia.org/

 

Великобритания не существует (Александр Войнов)

Загадки Фельдмаршальских залов Зимнего дворца (Александр Войнов)

Рыцари испанского короля (Александр Войнов)

Почтеннейший Орден Бани (Андрей Хазин)

Датский орден Слона (Андрей Хазин)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Общество Сокол. Легионеры

Гимнастическое общество «Сокол», че­хо­сло­вац­кие ле­гио­не­ры, гру­зин­ское об­щест­во «Ше­вар­де­ни», сла­вян­ские съез­ды и кон­грес­сы.

Хотели ли сербы войны?

Многие ошибочно полагают, что един­ст­вен­ным на­ро­дом, ко­то­рый не был заин­те­ре­со­ван в раз­ва­ле

Угол трёх империй

Коллекционирование открыток — фи­ло­кар­тия, — увле­че­ние не­прос­тое, хотя и рас­прост­ра­нён­ное. Со­би­ра­­тель­ство — пус­тое
Перейти К началу страницы