Лев Иванович Киль: профессия — военный, призвание — художник

in Музей/Новости 8618 views

С удивлением узнали, что многим имя ху­дожника Льва Ивановича Киля… не го­во­рит ни­че­го! Вообще. Или так мало, что при­хо­дит­ся на­по­минать, ссы­лать­­ся, изобра­жать. Под «мно­гими» понимаем спе­циалист­ов ис­кус­ство­ве­дов и, как не стран­но, любителей истории. Тем не менее приятно, что сегодня Государственный музей А.С. Пушкина представил выставку — «Лев Иванович Киль: профессия — военный, призвание — художник». Выставка уже ста­ла событием для историков, исто­ри­ческих ре­кон­струк­то­ров, любителей истории. Но сколько лю­дей её посе­тит? Любопытно узнать. Хотелось бы, чтобы стояли очереди желающих войти и увидеть работы, которые, возмож­но, первый раз за мно­го-мно­го лет, собраны в пределах одного проек­та.

Лев Иванович Киль:
профессия — военный, призвание — художник

Лев Иванович Киль (Леопольд Карл, 1789-1850), генерал-майор Свиты Его Им­ператор­ско­го Величества и художник, почётный воль­ный общник Петер­бург­ской Ака­демии художеств.

Лев Иванович Киль (Людвиг Карл, 1798-1850)

Известно, что Лев Иванович родился в Курляндии, в Риге. Учился в Митавской гимназии и в уни­верситете Дерпта, где раз­вился его талант графи­ка и гравера, где учился живо­писи у Карла Зенфа. С 1810 года обучался ба­тальной живописи в Дрез­денской академии ху­дожеств.

Лев Иванович Киль

В войну 1812 года Лев Киль был в Корпусе Кур­ляндских стрелков, но не уча­ство­вал в боевых действиях. На сле­дующий год Лев Иванович был кор­нетом русской армии в сос­таве рус­ско-немец­кого легиона. Участвовал во 2-м походе Францию 1815 года, названном «военной прогулкой».

Следует учитывать, что в Евро­пейских госу­дарствах с 1813 года ещё не пропал интерес к русской армии, хоть победительнице Франции и оккупанту Парижа, но имевшей галантных генералов, красивых офицеров и вы­муштро­ван­ных храбрых солдат. В сентябре 1815 года Лев Киль был оставлен в Париже с особым поручением: создать серию гравюр с изобра­жениями представителей рос­сийской армии. Это поручение было с блеском выполнено и около 70-ти рисунков увидели свет. Однако рисунки были выполнены в не­долговеч­ной технике лавис и оттисков оказалось не так много, как было желательно для выполнения одной из задач — пропаганды России за рубежом, — серия получилась «для внутреннего употребления», что тоже не пропало и не было забыто.

В январе 1822 году поступил адъютантом к великому князю и цесаревичу Константину Павловичу, наместнику Царства Польского. Познакомившийся в ту же пору с адъютантом главнокомандующего польской армии полковник Клементий Колачковский вспоминал: «Полковник Киль, курляндец, был весёлый, приятный сотоварищ, которого в мужских кружках все любили за его весёлый нрав и замечательную способность к карикатурам, в которых он был действительно большой мастер». Разумеется, адъютант цесаревича, помимо карикатур, из которых составляли коллекции и нередко копировали, проявлял свой художественный дар по преимуществу в других жанрах, запечатлевая сцены военной жизни и создавая целый ряд портретов и пейзажей.

В чине гвардейского полковника Л. И. Киль принимал участие в Польской кампании 1831 года. За верную службу старшему царскому брату в июне 1831 пожалован во флигель-адъютанты. Император Николай, более всего любивший «баталический жанр» и сам умело рисовавший и гравировавший, несомненно, обрел родственную душу в лице полковника Киля. Наверное, не последнюю роль в развитии успешной карьеры нашего героя сыграла и его принадлежность к остзейскому дворянству, служившему надежной опорой трона, поставлявшему самодержцу не только наиболее образованных, но и наиболее преданных слуг. В сентябре 1832 года Общее собрание Академии художеств удостоило полковника почетным званием «вольный общник».

 декабре 1835 года Л.И. Киль произведен в генерал-майоры и определён в царскую свиту. В 1841 году император назначает генерала Киля, как художника и признанного знатока русского мундира эпохи Отечественной войны 1812 года, осуществлять надзор за написанием баварским художником Петером Хессом батальных полотен, посвященных главным сражениям этой кампании. Осенью 1842 свитский генерал по просьбе баварского живописца выехал в Мюнхен для осмотра первой из законченных картин «Сражение при Вязьме», где был оставлен по распоряжению царя.

В сентябре 1844 Л.И. Киль получил назначение на должность начальника над русскими художниками, скульпторами и архитекторами, посылаемыми Академией художеств в Рим. На этом посту свитский генерал находился до августа 1849 года, когда из-за революционных событий в Риме пенсионеры были отозваны в Россию. Из Италии генерал выехал в Мюнхен, где продолжал следить за ходом выполнения живописцем Хессом высочайшего заказа. Однако работа над созданием новой батальной картины затянулась. Генерал решил поменять свое местопребывание и переехал в Париж, где 11 ноября 1851 года скончался от болезни печени в возрасте 62 лет. Погребён на Монмартрском кладбище.

Из пресс-релиза выставки
"Лев Иванович Киль:
профессия — военный, призвание — художник"
Лев Иванович Киль: профессия — военный, призвание — художник

Рисунки вы­полнялись Килем и с натуры, и по описаниям, предоставленным созданным в 1815 году Главным штабом русской армии. Поэтому можно говорить, что мы видим идеа­листи­че­ское пред­ставление о рус­ской армии самого автора. Тем не менее эти рисунки легли в основу многих художественных полотен и даже ис­следо­ваний, как одни из важнейших до­кументаль­ных подтверж­де­ний внешнего вида участников эпохи русских побед.

Лев Иванович Киль: профессия — военный, призвание — художник
Барабанщик пешей артиллерии, 1817

Рисунки выполнялись не раскрашенными и рас­кра­шивались уже позднее, причём часто одни и те же гравюры можно увидеть в совершенно разных цветовых решениях: одно изображение военного может быть раскрашено в цвета разных русских полков. Интересно, что некоторые гравюры подправлялись и мы уже видим не мундиры 1812 года, а более позднего времени, но также аккуратно подправленные и оформленные. Все работы точны в деталях.

В 1819 году Лев Иванович Киль вернулся в Санкт-Петербург, где продолжил и завершил работу над созданием изображений мундиров, собранных в альбомы и изданных в четырёх частях под названием: «Мундиры российской армии, рисованные и раскрашенные в Главном штабе Его Императорского Величества». Всего было подготовлено 703 раскрашенных гравюры.

Л.И. Киль. Император Александр I и великий князь Константин Павлович на прогулке. 1843. Картон, масло. Государственный музей-заповедник «Павловск»

26 мая 2021 года первый раз более 250 работ Льва Ивановича Киля трудами Александра Михайловича Вальковича при поддержке руководителя Департамента культуры города Москвы Александра Владимировича Кибовского и директора Государственного музея А.С. Пушкина Евгения Анатольевича Богатырёва собраны в мезонине музея Пушкина — двадцать два музея (также Государственного художественного собрания Дрездена (Staatliche Kunstsammlungen Dresden)) и частных собрания (в т.ч. коллекция Татьяны и Сергея Подстаницких) пре­доставили рисунки Киля! Это ко­лос­сальный труд!

С.М. Некрасов, А.В. Кибовский, Е.А. Богатырёв, А.М. Валькович
С.М. Некрасов, А.В. Кибовский, Е.А. Богатырёв
  • Сергей Михайлович Некрасов, Александр Владимирович Кибовский, Евгений Анатольевич Богатырёв, Александр Михайлович Валькович

Семён Аркадьевич Экштут, историк
Андрей Викторович Галкин (Морская коллегия) и Александр Михайлович Валькович
Алексей Константинович Левыкин, директор ГИМ и Сергей Александрович Архангелов, директор Государственного музея Л.Н. Толстого
  • Александр Михайлович Валькович и Евгений Александрович Лукьянов (искусствовед, старший научный сотрудник Отдела изобразительных материалов ГИМ, хранитель коллекции русской графики XVIII — начала XX века.)

Выставка переносилась, откладывался выпуск замечательного каталога, который наверняка станет редкостью и будет во­спри­ни­мать­ся в би­блио­те­ках как са­мостоятель­ный ху­дожествен­ный альбом.

«Художник Лев Иванович Киль»
Александр Владимирович Кибовский

И сегодня, видя объём изображений на стенах музея, лучше понимаем, что всесторонне представить того или иного художника удаётся только на совместной выставке его работ, созданной, как в этом случае, усилиями разных музеев. На выставке станет понятно, как серия соз­давалась, возможно, как она использовалась — запечатление цветов мундиров, что было очень важно для армии того времени.

Значение Киля и его работ смогли оценить современники и потомки.

Сегодняшняя выставка — это достижение всего музейного сообщества.

Александр Михайлович Валькович

Александр Михайлович Валькович, историк, реконструктор, организатор выставок, участник радио- и видео встреч и, вспомним участие в фильме «Гонки по вертикали», актёр. Для большинства реконструкторов Александр Михайлович является точкой отсчёта, символом, связующим звеном сложившегося движения исто­рических реконструкторов. Сложно назвать другого человека, которому доверяют музеи и реконструкторы.

…Поначалу при подготовке выставочных проектов приходилось убеждать хранителей в музеях, доказывать им, что ты, автор  выставки, достоин получить редкие экспонаты на свой проект. За долгие годы сложились дружеские отношения со многими музеями, их сотрудниками. И реноме самого Государ­ственного музея Александра Сергеевича Пушкина играет важнейшую роль. Директор Пушкинского Евге­ний Анатольевич Богатырёв – настоящий музейщик, известный, это его при­звание. Разумеется, большое значение в успешной реализации имеет и то обстоятельство, что идея о цикле выставочных проектов, посвящённых малоизвестным художниках пушкинской поры, принадлежит Александру Владимировичу Кибовскому, главе Департамента культуры Москвы.

Когда не знали, что нас ждёт, — в момент локдауна с пандэпидемией, — я спасался работой над каталогом. А выставка была уже сформирована в прошлом году, а её открытие пере­несли на этот год. Но время не прошло даром — удалось сделать качест­венный каталог. Я стараюсь всё делать на высоком уровне. И нередко оказываюсь заложником собственного перфекционизма.

О военно-исторической реконструкции. Будучи довольно зрелым – мне в этом году исполнилось 68… – могу сказать, что ис­торическая реконструкция за последние годы претерпела серьёзные изменения. У истоков её в Москве стоял Пётр Фёдорович Космолинский, замечательный подвижник, к сожалению, рано ушедший. И начале 1980-х у нас сложилось братство еди­номышленников, где были профессиональные историки и любители военной старины, художники и целый ряд создателей  военно-исторической миниатюры. Среди них удивительные мастера, получившие впоследствии мировое признание: Андрей Блёскин, Виктор Коннов и Александр Сомов. Из художников, преуспевших в униформологическом жанре,  надо назвать Андрея Каращука и Роберто Паласиос-Фернандеса. Сложившийся 40 лет назад  костяк, сохранился до сих пор. Мы поддерживаем отношения. Сейчас уже мы все ветераны. Тогда мы все были роман­тиками и испытывали огромную радость от постижения  восстанавливаемых деталей военного быта минувших эпох. Начинаешь за счёт этого приобщения вживую ощущать связь времён. Как ездили кавалеристы, какой шаг был у пехоты, какие команды отдавали, что чувствовали, когда ехали в полной форме верхом под проливным дождём. Потом попадали на поля сражений наполеоновской эпохи в Европе. И на поле при Ватерлоо я оказывался под магией описания сражения Виктором Гюго в «Отверженных». Романтизм был важен на стадии становления Движения. Сейчас же все больше преобладает прагматизм…

А интерес к 1812 году появился и укрепился с детства. Я был, кажется, девятилетним мальчишкой, когда это увлечение возникло благодаря таланту Эльдара Рязанова — в «Гусарской балладе»; из водевиля он, сумев проникнуться «ароматом» эпохи, создал произведение со вкусом времени. Хотя в фильме и много несо­ответствий. Но дух эпохи, «аромат», он передал! Я стал со­бирать книжки по теме. Тогда ещё в старой советской школе бы­ли наглядные пособия, репро­дукции. Восхи­щался Евграфом Давыдовым в полный рост. Делал солдатиков. Мы все почти через это прошли. А когда в начале девяностых образовались военно-исто­рические клубы – ещё не реконструкторы, первые из них были в якобы форме на Пер­вую мировую, хотя это обмундирование покупали со складов Ми­нистерства обороны… И энтузиастов были единицы, но всё от них и пошло. Один из ве­тера­нов – Сергей Фёдорович Уланович, он отменно научился вер­ховой езде и создал один из первых конных клубов «Аванпост». У нас персонаж был именно со знаменитой «ни­колаевской посадкой» – Сергей Леготин. Но он ещё был и с гусарской удалью. Люди увлечённые. Кто одевался на французов – тогда называли это внутренней эмиграцией, по­тому что оде­вались в форму противника.

Ты можешь прошагать в строю, проехать по удивительному Бородинскому полю на коне в достоверном эпохе мундире и лучше почувствовать ту замечательную пору. Первый мундир мне «строил» Виталий Королёв, признанный знаток и редкий мастер из Ленинграда, основатель лучшей группы реконструкции «Павловские гренадеры». Должен признать, что 90-е годы были лучшим периодом в истории Движения военно-исторической реконструкции в нашей стране. Мы были ещё молоды, полны надежд, романтики и энтузиазма, когда вроде бы то, что считалось утраченным, эту прерванную связь времён мы ныне восстанавливаем. Это было очень важно для нас и очень грело душу!  И вот теперь выставка о творчестве Льва Киля, блестяще запечатлевших военные типажи Александровской поры. Надеюсь она понравится и будет принята и понята всеми, кто интересуется  российской военной стариной, как важное событие!

Александр Валькович

Без Александра Михайловича Вальковича выставка не смогла бы состояться. Нам приятно поздравить Александра Михайловича с этим событием! Спасибо!

  • А.А. Сидельников (главный редактор Sammlung/Коллекция») и А.М. Валькович
М.М. Тренихин и С.А. Экштут

Благодарность хранителям и ру­ководителям музе­ев, под­державшим идею со­вмест­ного вы­ста­вочного проекта! На открытии выставки при­сут­ство­вал Сергей Ми­хай­лович Не­кра­сов, директор Все­рос­сийского му­зея А.С. Пушкина в Санкт-Пе­тербур­­ге, который предоста­вил многие ра­боты Льва Ивановича Киля и выступил на открытии.

Андрей Владимирович Руденцов

В конце торжественного открытия Андрей Владимирович Руденцов преподнёс московскому музею А.С. Пушкина подарок от Михаила Юрьевича Карисалова — портрет знакомого А.С. Пушкина тайного советника Николая Павловича Наумова (портрет кисти В.А. Тропинина).

Лев Иванович Киль: про­фессия — воен­ный, при­зва­ние — художник Государственный музей А.С. Пушкина

Государственный музей А.С. Пушкина

Государственный музей А.С. Пушкина. Москва, Пречистенка, 12/2

Валькович Александр Михайлович

Алексей Темников. Первая персональная выставка

Александр Кибовский «Награды наполеоновских войн»

500 неизвестных

Алексей Сидельников
Михаил Тренихин
Андрей Лобанов (фотографии)

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Юрий Пименов

Третьяковская галерея 7-го сен­тяб­ря пред­ста­ви­ла вы­став­ку ра­бот Юрия Пиме­нова (13 (26) нояб­ря 1903 — 6 сентября 1977).
Перейти К началу страницы