Звучащая коллекция

in Интервью/О коллекционировании 3366 views

Знаете почему кто-то использовал ко­ло­коль­чики, а кто-то — бу­бен­цы? Кого ук­раша­ли ботала? Что должен знать кол­лек­цио­­нер-кам­­па­но­лог? Какие предметы счи­таются ред­кими? Под­дуж­ные ко­ло­коль­чи­ки, бо­та­ла, тройки, бу­бен­цы, ямщики и кампанология — в интервью с исследователем и кол­лек­­цио­­немром Александром Анатольевичем Боевым.

Появились поддужные колокольчики не случайно. Считается, что их начали применять ямщики в конце XVIII века для исполь­зования на почтовых и курьерских трой­ках по ука­зу импе­ратрицы Екатерины II. В условиях огромных российских просторов и плохих дорог це­ли их при­ме­нения бы­ли аб­солют­но прак­тичны­ми. Ко­локоль­чик — это сиг­наль­ное сред­ство, за­ранее и из­дале­ка из­ве­щавшее слу­жащих поч­товой станции о при­бытии курьер­ского экипажа, которому требовалась смена лошадей. Кроме того, звон коло­кольчика заставлял уступить дорогу извозчи­кам го­су­да­ре­вой службы. По свиде­тельству ино­стран­ных пу­те­ше­ствен­ни­ков, по­сещав­ших Россию веком раньше, до введения коло­кольчика в обиход, русские ямщики на европейский манер поль­зовались рож­ками из бычьего рога. Но при подъезде к станции всё-таки свистели, закладывая два пальца в рот, и вызывая таким образом смену. В сильные мо­розы и ме­тели, особенно в Си­би­ри, не очень-то по­сви­стишь, по­это­му ко­локоль­чик стал за­ме­ной мо­ло­дец­кого по­свис­та. Ис­пользовать коло­кольчики для частного извоза было строго запрещено, и хорошей аль­тернати­вой для весёлой езды у частников стали бубенцы, на которые запреты не рас­про­странялись. С развитием железных дорог и авто­мобильного транспорта отпала необходимость в ямских перевозках кор­респонден­ции, и вот тогда колокольчик стал широко при­меняться среди населения. Трудно бы­ло представить себе тройку без колоколь­чиков во вре­мя сва­деб, про­водов рек­рутов в армию, народных гуляний на Рождество или Масленицу. Со временем в городах и сёлах тройка ло­шадей исчезла, не нужен стал и  колокольчик, его производство прекратилось.

Поддужным колокольчик назван потому, что лучшим местом для его крепления в России послужила именно дуга. Хотя подве­шивать его могли где угодно: под шеей лошади, на постромках по бокам лошади, на санях и повозках. В Швеции и Финляндии, например, колокольчики, чаще всего подве­шивали на оглобле и они служили, как сигнальное требование уступить дорогу тяжёлым возам с древесиной. Поэтому однозначно нельзя назвать колокольчик поддужным, ямским, до­рожным или упряжным. Среди рос­сийских коллек­ционеров прижился термин «поддужный колокольчик», им и пользуемся.

Александр БОЕВ
  • П.А. Грузинский. Почтовая тройка. 1859. Картон, масло, 25,0×33,0 см. № в Госкаталоге 12559786. № по ГИК (КП): ВОХМ КП-8600. Инв. №Ж-317.  Воронежский областной художественный музей имени И. Н. Крамского. 

Алексей Сидельников (А.С.): Коллекционер поддужных (ямских) колокольчиков первый раз на наших страницах. Представлю вернее: коллекционер, исследователь и разработчик классификации ямских колокольчиков Александр Анатольевич Боев.

Александр Боев (А.Б.): Добрый день!

А.С: Трудно представить другой вид предметов  коллекционирова­ния, которые сразу просится в руки. Но пока для многих мало знакомое увлечение.

А.Б.: Увлечение довольно широко распро­странено. Сразу уточню, что в общее понимание поддужных колокольчиков входят ещё бубенцы и ботала (и что ещё?). А также много разновидностей.

А.С.: Вот об этом и начнём разговор. Как Вы пришли к коллекционированию.

А.Б.: Наука о колоколах называется Кампанология. Всё же, позволю себе маленькую поправку: я не разработчик класси­фикации поддужных колоколов. До меня было несколько перво­проходцев. Я лишь предложил свою версию. Так что я — коллек­ционер-иссле­дователь, автор и соавтор ряда книг и статей на тему литья поддужных колокольчиков.

Коллекционированием поддужных колокольчиков я занялся в 1988 году, побывав в гостях у своего школьного учителя, Грекова Павла Сергеевича. Он был страстным коллек­ционером всевозможного антиквариата, и в его доме, среди множества старинных картин, икон, музыкальных инстру­ментов, часов, мебели и многого другого я увидел колоколь­чики. Всё детство я что-то собирал: старинные монеты, значки, марки, встречались мне и колокольчики, но особого значения я им не придавал. А у Павла Сергеевича их была целая коллекция, около 90 штук, и выглядели они очень привлекательно. Все они были с клеймами мастеров и красивыми декорами, очень красиво звенели. На следующий день я проснулся «заболевшим» колоколь­чиками. А через пару дней в моей коллекции появились первые 2 экземпляра. Так всё и началось.

Коллекционирование поддужных колокольчиков и бубенцов — дело относительно молодое

Коллекционирование поддужных колокольчиков и бубенцов — дело относительно молодое. Энтузиасты первой волны, которые обладали более-менее системными коллекциями, относятся к 70-80-м годам прошлого века. В начале 80-х годов была создана Ассоциация Колокольного Искусства России (АКИР), под эгидой которой стали регулярно проводится колокольные конференции и выставки. Тогда же в различных газетах и журналах начали появляться первые заметки и исследовательские статьи на тему литья колокольчиков в Российской империи. Работы таких авторов, как И.А. Духин и А.К. Ганулич  и сегодня являются настольными книгами многих, особенно начинающих коллекционеров. Первую серьезную попытку систематизации поддужных колокольчиков и бубенцов в 1998 году осуществил В.А. Ким, который создал первый и самый уважаемый сводный каталог ямских колокольчиков и бубенцов. За ним последовали описания частных коллекций В.И. Хрунова, М.В. Сурова, С.И. Сукача, были опубликованы работы Н.П. Яковлевой, А.А. Глушецкого и А.А. Боева, также книги и статьи ряда региональных коллекционеров. В первые десятилетия XXI века наступил настоящий прорыв в расширении всесторонних знаний о литье поддужных колокольчиков. Появились исследования М.М. Любашевского, возникли уникальные собрания и частные колокольные музеи М.П. Силкова и И.В. Коновалова. Резко возросло число коллекционеров в России и за её пределами. Вместе с тем, стала понятна одна простая истина: в отличие от традиционных предметов коллекционирования, таких как монеты, марки или награды, создать единый сводный каталог поддужных колокольчиков и бубенцов в обозримом времени вряд ли удастся. Дело в том, что литьё поддужных колоколов было, чаще всего, кустарным крестьянским промыслом, и описать всё то, что было изготовлено много­численными заводчиками, фабрикантами или кузнецами по всей Российской империи — просто не представ­ляется возможным. Каждый месяц возникают новые, никому ранее не известные колокольчики, отлитые неизвестными ранее мастерами в каких-либо неописанных центрах литья. К тому же в последнее десятилетие активи­зировались люди, которые освоили технологию старинного литья и принялись за изготовление колоколь­чиков, выдавая их за старинные. И надо отметить постоянный рост мастерства этих людей. Порой даже опытные коллекционеры сомневаются в подлинности того или иного «раритета». Уровень сегодняшних знаний о поддужных колоколь­чиках таков, что их описание и каталогизация представляли бы собой многотомное издание. Единственным способом видится создание электронного, постоянно по­полняе­мого ката­лога-справоч­ника. Но даже сейчас для включения в него всей имеющейся информации потребуется много лет напряжённого труда.

  • Колокольчик. Мастерская Ситтниковых. Конец XIX в. Слободской
  • Колокольчик. Братья Поповы 1879 г. Слободской
  • Колокольчик. Из лавки Грошева Е.Г. в Касимове. Конец XIX в

До сих пор отсутствует единство в терминологии при описании колокольчиков

А.С.: Хотелось бы коснуться Вашей классификации коло­кольчиков. Она основана на изучении предыдущих классификаций? 

А.Б.: Да, конечно, я изучал и свою коллекцию, и труды моих предшест­вен­ников, в первую очередь таких специалистов, как В.А. Ким, Н.П. Яковлева, С.И. Сукач. Но в нашей среде до сих пор отсутствует единство в терминологии при описании колокольчиков. Поэтому в своей классификации я старался придерживаться оригинальной терминологии, ко­то­рую исполь­зовали сами изготовители и торговцы в своих дорево­люционных каталогах, а также названий колокольных форм, которые прижились и применяются в практике современных кол­лек­цио­неров. Но и здесь оказалось множество нюансов. У разных мастеров не было единой методики описания, и одна и та же форма в разных каталогах могла иметь разные названия. Как я уже сказал, споры между моими коллегами по поводу того, как называть те или иные формы при описании коллекции, до сих пор не утихли. К тому же ни одна классификация не охватила все существующие формы колокольчиков ещё и потому, что после публикации моей статьи на рынке уже появилось с десяток неописанных ранее форм! Так что работа по систематизации еще продолжается.

  • Колокольчик. Братья Молевы 1876 г. Пурех (слева)
  • Мастер Краснов В.И. г. Касимов (в центре)
  • Неизвестный мастер 1878 г. Вологодская губерния (справа)

Я стремлюсь как можно шире представить различные
региональные центры литья

А.С.: Сама коллекция довольно значительна? Что за предметы она включает? Как она хранится?

А.Б.: Теперь о моей коллекции. Существуют различные подходы к коллекционированию колокольчиков. Кто-то собирает изделия только одного региона, например Рязанской, Новгородской, Вятской или Нижегородской губерний, других интересуют годовые подборки колоколов одного мастера с учётом всех разновидностей. Есть музыкальный принцип — подбор коллекций по нотам и полутонам, а бывает просто коли­чественный: чем больше, тем лучше. Таких собирателей, впрочем, меньшинство, ведь колокольчики — предметы довольно крупные, которые не положишь в кляссер, и со временем возникает проблема с их размещением в жилище. У меня есть свой принцип: я стремлюсь как можно шире представить различные региональные центры литья. Так, на сегодняшний день в моей коллекции собраны колокольчики, отлитые в 24 губерниях Российской империи, а также в Пруссии, Швеции, Норвегии.

Но надо учитывать ещё и тот факт, что в некоторых губерниях, к примеру Нижегородской, колокольчики массово отливали во многих населённых пунктах, расположенных в разных уездах.

Хранение колокольной коллекции в домашних условиях дело хлопотное. Как правило, всё начинается с книжных полок и подо­конников. Со временем коллекция увеличивается, и чтобы жилье не превра­щалось в склад цветного металла, нужно как-то вписать громоздкую и звонкую коллекцию в домашний интерьер. Эта задача не простая и зависит от квадратных метров жилья каждого коллек­ционера. Важно, чтобы все получилось компактно, красиво и не очень раздражало других членов семьи. 🙂 Для себя я эту проблему решил. Все мои колокола висят автономно на изящных инсталляциях вдоль стен. В каждый колокол можно позвонить.

А.С.: Возможность подержать предмет коллекции в руках — редкая удача. Гости часто балуются? А как Ваши домашние относятся к столь «звонкому» увлечению?

А.Б.: Как раз наоборот. Моя коллекция открыта для доступа, я много общаюсь с коллегами, они часто навещают меня в моём домашнем музее, и я с удоволь­ствием показываю им своё собрание. Такие коллекции нужно обязательно демонстрировать, они формируются одним человеком, но не для него одного. В любом случае, мы все всего лишь временные хранители каких-то предметов коллек­цио­ниро­вания. Они переживут нас и обретут новых хозяев.

Моя домашние относятся к моему увлечению скорее снисхо­дительно, по крайней мере, упрёков с их стороны я никогда не слышал. Но думаю, что они  потратили бы деньги куда более разумно (с их точки зрения) и прагматично! :).  Последо­вателей, к сожалению, у меня нет.

  • Мастер Марычев И.И. 1874 г. Пурех (слева)
  • Мастер Перфилов М.И. 1869 г. Касимов (центр)
  • Мастер Рязанов А.В. 1887 г. Чебоксары (справа)

Колокольчики — довольно дорогой вид  коллекционирования

А.С.: Где сегодня можно приобрести колокольчик и в каких пределах колеблется его цена? Существуют правила цено­образо­вания на такие предметы и есть ли особо желанные редкости?

А.Б.: Сегодня основная торговля колокольчиками происходит в интернете на различных антикварных ресурсах. Хотя на центральных рынках многих городов всегда толпятся коллекционеры, у которых иногда можно приобрести истинные раритеты. Цена на колокольчики зависит от степени знаний о них, от наличия достаточного количества денег, а это довольно дорогой вид  коллекционирования, и от безудержной страсти  приобретения редкого  экземпляра, вопреки здравому смыслу и не зависимо от его реальной стоимости. Что поделать, коллекционеры — люди одержимые! В условиях тяжёлой экономической ситуации в России и пандемии коро­навируса, сегодня цены на антиквариат и колокольчики в том числе заметно снизились. Однако истинные раритеты по-пре­жнему продаются и покупаются очень дорого. Сегодня цены на хорошие колокольчики колеблются от 5-10 тысяч до 100 тысяч рублей и более. Цено­образования на них, как-такового, не существует. Есть понимание пределов стоимости того или иного предмета, в зависимости от его редкости и состояния.

Редкими, в первую очередь, считаются те колокольчики, которые ранее были не известны, не упомянуты в изданных книгах, не проходили в торгах в интернете. Особой популяр­ностью среди коллекционеров пользуются колокольчики, отлитые в городе Касимове и окрестных деревнях — Уланова Гора, Поповка, Алёшино Рязанской губернии. Ценятся они за свою красоту, какую-то добротность и очень изящный шрифт.

  • Во весь свет горел снег соломой тушили
  • Мастер Веденеев А.Т. Первая четверть XIX века. Пурех (справа)

Особым спросом пользуются колокольчики с пословицами и поговорками касимовского мастера Николая Ивановича Кислова (1813-1901). Он их не придумывал, а заимствовал, как правило, из известного сборника В.И. Даля. Но в силу своего не великого образования, мастер переносил их на свои изделия с ошибками, которые и сегодня вызывают улыбку. Вот лишь некоторые примеры:

  • ВА ВЕСЬ СВЕТЪ ГАРЕЛЪ СНЕКЪ СОЛОМАI ТУШИЛИ
  • ЧЮДЕСА В РИШИТЕ ДЫРЪ МНОГА А ВЫЛИСТЬ НЕГДИ
  • ЗА ВОЛГАI НА ГАРЕ МАСКАЛЬ СИНА КОСИТЪ
  • Чудеса в решете дыр много, а вылезти негде (колокольчик слева)
  • За Волгой на горе москаль сено косит

Как только они возникают на рынке, а это случается не часто, за ними всегда выстраивается очередь желающих их приобрести, которая заметно редеет к окончанию торгов. Приобрести такие колокольчики в коллекцию может позволить се­бе не каждый.

Мечта любого коллекционера — колокольчик российского производства,
датированный до 1802 года

Существуют и другие признаки, отличающие редкие колокольчики от рядовых. Это редкие мастера, редкие литейные центры, редкие орнаменты. Ну и конечно, мечта любого коллекционера найти колокольчик российского производства, датированный до 1802 года. При этом дата должна быть непременно отлита, а не выгравирована. Считается, что первые датированные колокольчики появились в 1802 году и до сих пор никто не знает, почему так случилось. Ведь традиция колокольного литья существовала в России издавна и на церковных колоколах довольно часто можно встретить даты XVII-XVIII веков. С поддужными колокольчиками всё обстоит иначе. Появи­лись-то они давно, а вот датировать их мастера начали только в 1802 году.

А.С.: Имя мастера и место производства указаны на колокольчиках? Или существуют какие-то характерные признаки, типа поговорок из Даля, позволяющие понимать что-за предмет перед вами?

А.Б.: Имя мастера, год и место производства или поговорка, как в случае с мастером Кисловым, это идеальное сочетание для атрибуции колокольчиков. На практике все не так просто. Опытные коллекцио­неры могут определить принадлежность колокольчика по многим признакам. Это может быть шрифт, декор, внешняя форма, размеры, петля для подвеса языка и сам язык. Все это помогает установить авторство. Хотя и не всегда. Бывает так, что вроде бы одинаковые с виду колокола отличает какой-нибудь цветок в оформлении орнамента на юбке или форма уха и петли, что позволяет сказать, что это работы разных мастеров, да еще и из разных губерний. К тому, же весьма распро­странены были, так называемые, повторные отливки, проще говоря — копии, которые делали сами мастера или литейщики из других губерний. Дело в том, что формовка колокола — это один из самых трудоемких этапов изготовления колокола. Может и не получиться. Проще было взять понра­вившийся готовый колокольчик из соседней губернии и сделать оттиск, если можно так сказать, не вдаваясь в подробности производства. На новой копии иногда добавляли имена перелившего мастера, иногда нет. Вот и получалось, что колокольчик одного центра и года производства несет на себе характерные признаки мастеров другой губернии, которые перелили его лет этак через 50-80.

Боев А.А. По следам звонких странников. Сборник статей о колоколах и колокольчиках М. Издательский дом Академии имени Н.Е. Жуковского 2015г. (ISBN: 978-5-903111-83-1 / 9785903111831)

А.С.: Ваши книги. Несколько лет назад Ваша книга «По следам звонки странников» попала в руки и очень помогла. 

А.Б.: Первая проба пера у меня состоялась в 2000 году с публикацией моей обширной статьи в газете «Орловская правда» на тему литья колокольчиков в Орловской губернии. Я родом из Орла и в моей коллекции есть несколько очень редких орловских колокольчиков. Вот и захотелось заняться иссле­дованиями местного производства. Затем были другие публикации во многих газетах и журналах, выступления с докладами на колокольных конференциях.

В 2005 году я стал соавтором издания «Каталог-справочник дужных и подшейных коло­кольчиков касимовского коло­коло­литей­ного центра XIX — начала XX в.» под общей редакцией профессора А.А. Глушецкого. Далее была небольшая книга, также посвя­щённая литью колоколов и поддужных колоколь­чиков в Орловской губернии. В 2015 году вышел мой упомянутый Вами сборник колокольных статей «По следам бронзовых странников». За него я был награждён грамотой Московского прави­тельства «За вклад в кампанологию». В 2017 году вышла моя очередная книга «Колокольчики шведских мастеров» на русском языке, повествующая о традициях литья коло­кольчиков малых форм в Швеции, заимствованных у России. Шведские издатели перевели эту книгу на шведский язык и готовят её к публикации. Я продолжаю работать, и в скором времени будет готов к публикации каталог моей личной коллекции. В работе находятся и другие интересные материалы о колокольном литье.

Боев А.А. По следам звонких странников. М. Принт Про 2017г. (ISBN 978-5-9500129-3-8)

В Швеции местные мастера после 1809 года
начали массово копировать валдайские колокольчики

А.С.: В Швеции производство колокольчиков существовало. Где-то ещё коло­кольчики также получили рас­простране­ние? Не было ли экспорта/импорта колокольчиков?

А.Б.: В Швеции местные мастера после 1809 года начали массово копировать валдайские колокольчики, оставляя на них русские надписи, и не понимая их смысла. Считалось, что в этих витых надписях была какая-то магия и они лучше продавались. Кроме Швеции колокольчики получили широкое распространение в Восточной Пруссии, в Финляндии и Польше, особенно в составе Российской империи. Подчёркиваю, что в данном случае речь идёт о под­дуж­ных ко­ло­кольчиках, которые ис­пользовались при упряжи лошадей. Во многих странах, включая Россию, существовали колокольчики другого назначения, которые назывались ботала. Их подвешивали на шею домашних животных (коров, верблюдов, оленей, коз или овец), чтобы они не потерялись на выпасе. Ботала были литые из бронзы или склёпанные из раскроенного листа железа. Звон у них довольно глухой.

А.С.: А ботала и бубенцы просто изучаются, но не являются предметами коллекционирования?

А.Б.: Ботала и бубенцы — младшие братья поддужного колокольчика и прекрасно дополняют любую коллекцию. К тому же среди них встречаются истинные раритеты. Среди коллекционеров очень ценятся литые ботала с клеймами мастеров и подписные бубенцы на арканах, которые вешались на шею лошади. Сочетание одного или нескольких поддужных колокольчиков, подобранных по тону, и аркан с бубенцами на шее лошадей называлось «ямской гармонью» из-за неповторимого по красоте звона, который издавала скачущая тройка. Бубенцы были очень популярны в конской упряжи, особенно в дни праздничных выездов. Использовали бубенцы не только на лошадях, но и на собаках, кошках, других домашних животных. Изготавливали их из железа или отливали из бронзы в огромных количествах в разных уголках Российской империи и за её пределами, например в США, во многих странах Европы и Азии. В России основные центры производства бубенцов находились в Нижегородской, Вологодской, Минской, Виленской и Вятской губерниях. Самыми красивыми считаются бубенцы из Пурехского меднолитейного центра. Тамошние мастера зачастую клеймили свои изделия. Свои имена на бубенцах оставили Е.С. Клюйков, И.М. Трошин и А.И. Бадянов, П.Г. Чернигин. Особенно редкими являются пурехские бубенцы, отлитые по заказу московского предпринимателя П.Я. Александрова и его сыновей.

А.С.: А где ещё используются (или использовались) колокольчики, которые входят в круг интересов коллекционеров?

А.Б.: В круг интересов коллекционеров входят и другие колокольчики. В основном это кабинетные, так называемые вызывные звонки, седелочные, декоративные и сувенирные. Сувенирные колокольчики известны всем, их привозят на память о поездке из разных уголков мира и городов России. Число коллекционеров, особенно женщин, довольно большое. Седелочные колокольчики — это особые звонки, которые крепились на седелке на спине лошади. Они выполняли функцию бубенцов, а также дополнительного украшения убранства лошади. Декоративные колокольчики, так же как и сувенирные, изготавливаются из всевозможных материалов, таких как фарфор, стекло, металл, но стоимость их дороже. Практического назначения они не имеют и служат для украшения интерьеров. Отдельно остановлюсь на кабинетных колокольчиках, которые можно назвать элитой среди любых колокольных собраний. Их отливали не деревенские кустари, как в случае с поддужными колоколами, а именитые мастерские художественного литья. Основные производства находились во Франции, Германии, Англии, Голландии. Существовали они и в России. Кабинетные колокольчики, как правило, представляют собой богато орнаментированные и детально проработанные художественные изделия в виде фигурок людей, животных в динамике, всевозможных предметов и композиций. Такие колокольчики относятся к художественной бронзе и стоят довольно дорого. Особо редкие изделия отливали в золоте и серебре. Крупное собрание кабинетных колокольчиков, около 700 штук, находится в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге.

А.С.: Ну и немного о Вашей коллекции. Может было что-то любопытное с ней связанное?

А.Б.: Я занимаюсь колоколами уже 33 года и моя коллекция давно уже рациональна и систематизирована. Это означает, что я практически избавился от материала «периода первичного накопления капитала», когда неопытные коллекционеры берут всё, что понравилось. Но как известно, не всё золото, что блестит. Сегодня я дорожу и горжусь тем, что имею, при этом коллекция продолжает постоянно пополняться.

Колокольчик. Мастер Лёнин И.В. 1878 г. Уланова Гора Касимовского уезда
  • Колокольчики неизвестных мастеров. Начало XIX в. Валдай
Историй, связанных с колоколами — хоть пруд пруди! Расскажу только одну. Это история о самом первом колокольчике моей коллекции. Моя мама — школьный учитель. Она и подарила мне тот самый колокол, который в деревенской школе использовался в качестве цветочного горшка. Дело в том, что он был с трещинкой и звенел плохо. Поэтому в него насыпали земли, посадили цветы и воткнули ушком в трещину на подоконнике. Так он там и «работал», пока не попал в мою коллекцию. А колокол-то оказался редким! Он был отлит касимовским мастером Лёниным Иваном Васильевичем, и на его юбке красовалась надпись «НАИМЯ ТАВО КТО КУПИТЪ ЕВО 1905 ГОД».
Александр Анатольевич Боев

А.С.: Александр Анатольевич, благодарю за интервью и доверие к нашему журналу.

А.Б.: Я тоже хочу поблагодарить Вас за возможность рассказать о своём увлечении на страницах Вашего уважаемого журнала. В начале нашей беседы Вы очень точно подметили, что колокольчик — это предмет, который сам просится в руки. Так и есть. Я знаю многих коллег, которые занимаются нумизматикой, фалеристикой, бронзой, другими направлениями коллекционирования, но к колокольчикам они не остаются равнодушными и, если есть возможность, приобретают их для души. Интерес к ним обусловлен ещё и тем, что поддужный колокольчик был и остается чисто российским явлением. Звон колокольчика — это своеобразный символ бешено мчащейся тройки, лихости духа и удалого характера русского человека. Недаром на одном из валдайских изделий была отлита поговорка: «ЕДУ НЕ СВИЩУ, А НАЕДУ НЕ СПУЩУ»! Надеюсь, мой рассказ о колокольчиках вызовет интерес читателей журнала, которым я желаю доброго здоровья и удачи в поиске!

Интервью подготовил Алексей Сидельников

Колокольчики

При оформлении материала использовано изображение П.А. Грузинский. Почтовая тройка. 1859. Картон, масло, 25,0×33,0 см. № в Госкаталоге 12559786. № по ГИК (КП): ВОХМ КП-8600. Инв. №Ж-317.  сайта Воронежского областного художественного музея имени И. Н. Крамского. http://mkram.ru/ru/2019/12/09/pochtovaya-trojka/

 

Уникальное и тиражное

Прогноз цены на антиквариат

Коллекция и время

Философия коллекционирования

Стиль и стильность

_________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Скульптура и музей

Ирина Седова — заве­дующий отде­лом скульптуры Госу­дарст­венной Третья­ков­ской гале­­реи. Раз­би­вая при­вычный стерео­тип мы
Перейти К началу страницы