Значки в собраниях музеев

in Значки/О коллекционировании 1979 views

Статья посвящена ряду проблем, которые воз­никают при необходимости обосновать возможность включения значков в со­бра­ние ху­дожествен­ного му­зея. Обо­зре­вает­ся наличное по­ложе­ние дел в оте­чественных ре­гио­наль­ных и централь­ных худо­жествен­ных и крае­ведческих музеях по дан­ным Госкаталога на апрель 2021 года. Ставится вопрос о проблемах эсте­тического восприятия феномена значка. Предлагается классификация значков на основе социальной и эстетической функций. Определяется место художественного компонента в изготовлении значков в системе пластических искусств. Устанавливаются основные (художественный, социальный, культурологический, профильный, мемориальный) подходы к обоснованию включения и, как следствие, типы коллекций и прописка их в системе фондов.

Значки (коллекции и экземпляры) в собраниях художественных музеев: логика включения

Поводом для постановки вопроса стали наборы значков (5 предметов), связанных с художественной жизнью страны, переданных в 2009 г. в дар Омскому областному музею изобразительных искусств им. М. А. Врубеля Татьяной Викторовной Горловой через с. н. с. И. А. Гольского и принятых на временное хранение, а также комплект массовых значков (6 предметов) членства в различных советских обществах, отданных Еленой Васильевной Когут, и возможность в будущем получить в дар большую (несколько сотен) коллекцию советских значков от семьи Симоновых.

В советское время значки были традиционным предметом для детского, частного и музейного коллекционирования. Логично, что подобная деятельность сопровождается разноаспектной литературой. Для нас важен значок как музейный предмет. Музейный опыт приёма и хранения значков находит отражение в обзорных материалах [1], в статьях, посвящённых истории комплектования [2], тематическим разделам коллекций [3]. Как уникальную ситуацию изученности фалеристической проблематики хочется отметить положение медицинских музеев [4]. Есть публикации, в которых авторы, не обязательно музейщики, обращаются к единичным музейным предметам или аналогичным экземплярам в частных коллекциях. Как правило, они посвящены отдельным знакам или их разновидностям, особенно дореволюционным или первым советским. Особый, но не редкий вариант, связывающий музей и значок, — положение, когда музей сам инициирует выпуск значков. Об этом можно писать как о случившемся в любом из вышеперечисленных ракурсов или как о работе на перспективу: об имиджевой составляющей деятельности музеев [5]. Есть важные работы, отчасти обобщающие и проблематизирующие практику собирания фалеронимов, к которым относятся и значки в музеях, — диссертация сотрудника Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, кандидата культурологии Е. Ю. Кириленко «Музейная каталогизация объектов фалеристики» [6] и статья специалистов из Центрального военно-морского музея Минобороны России М. А. Кругловой и В. И. Трубилко «Фалеристика как часть музейного собрания» [7]. Для этих исследователей очевидно, что значки встречаются в художественных музеях и относятся к фалеристике: «Фалеристика — ордена, медали, знаки, жетоны и значки — представлена во многих музеях самого разного профиля (исторического, художественного, краеведческого, мемориального)» [8]. Проблемы, которые они поднимают и решают, — как научно (по-музейному) обрабатывать предметы фалеристики, причём на примере наград как наиболее ценных в собрании.

Однако для нас принципиально то, что в них не ставятся вопросы — возможно ли, а если да, то на каких основаниях нужно включать значки в коллекции художественных музеев.

Общее представление о том, как значки попадают в художественные музеи, можно получить, проанализировав информацию Госкаталога [9]. Важный нюанс: сведения из Госкаталога представлены на середину апреля 2021 г., но картина меняется ежедневно. Некоторые музеи уже завершают процесс электронной регистрации своих коллекций в каталоге, а другие только начали. Исходим из того, что значки — материал лёгкий для общей каталогизации (но совсем не лёгкий для полноценной научной систематизации), и изученные данные изложены в логике сравнения и обобщения по группам. Были собраны сведения по российским региональным музеям двух профилей — краеведческому и художественному. В некоторых регионах музеи этих профилей объединены в одно учреждение.

Ещё принципиальный нюанс: нет чёткой границы между «значком» и «знаком» ни на уровне бытования предметов (существует набор признаков, отделяющих один тип от другого, которые в одном конкретном предмете комбинируются так, в другом — иначе), ни на уровне атрибуции: один и тот же предмет может быть определён по-разному [10]. Поэтому поисковый запрос приходилось делать на «значок» и на «знак». Однако отметим, что музейщики в основном используют слово «значок». Также следует учитывать, что оба слова многозначные в отношении предметного ряда. Значком, например, в старину называли небольшие флаги, а знак не обязательно носится на груди, он может висеть и на стене. Кроме этого, поисковик находит информацию об изображениях предметов на фотографиях, рисунках, картинах и документах, относящихся к этим предметам. Полученные данные сведены в Таблицу 1.

Таблица 1. Количество и доля значков в фондах федеральных и региональных музеев краеведческого и художественного профиля

Количество значков,

ед.

Среднее

в группе, ед.

Количество предметов фонда, ед. Процент

значков в фонде

Отдельные музеи
ООМИИ им. М. А. Врубеля 17 8 427 0,2
ОГИКМ 2 971 80 956 3,67
Государственная Третьяковская галерея 0 4 638 0
Государственный Русский музей 24 10 493 0,23
Государственный Эрмитаж 19 900 641 764 3,1
Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина 3 880 196 389 1,98
Государственный исторический музей 4 130 956 367 0,43
Музеи по группам
Все музеи по Госкаталогу

(без запроса по слову «знак»)

459 928 24 097 212 1,91
Региональные и федеральные 163 559 1 076 7 866 450 2,08
93 из 152 со значками (62 %)
Региональные краеведческие 124 055 1 772,2 4 844 551 2,56
70 из 70 со значками (100 %)
Региональные объединенные 11 420 1 268,9 592 287 1,93
8 из 9 со значками (89 %)
Региональные художественные 150 2,2 619 961 0,02
11 из 68 со значками (16 %)
Федеральные художественные

русского искусства

24 151 131 0,16
Федеральные художественные

мирового искусства

23 780 838 153 2,84

 

Без учёта данных по объединённым региональным музеям общая картина такова: 11 из 68 художественных музеев имеют в собрании значки (16 %), среднее количество экземпляров на музей — 2,2; процент значков от общего числа предметов — 0,02 %. Наибольшее количество значков, представленных региональным музеем художественного профиля, а именно Ярославским художественным музеем — 64; большая их часть — германские и польские значки времен Первой мировой войны — сравнительные редкости. Совсем другое положение дел демонстрируют региональные краеведческие музеи: 70 из 70 (100 %) имеют в собрании хотя бы один значок, среднее количество экземпляров на музей — 1 772,2; процент значков от общего числа предметов — 2,56. Из региональных музеев краеведческого профиля наибольшее количество значков — 8 354 — выложил в Госкаталог Курганский областной краеведческий музей. Подобное сравнение наводит на мысль, что значки, определённо, «исторический», и в значительной степени «краеведческий» материал (любопытно было бы сравнить доли местных значков к местным значкам из других регионов и к значкам с общей для страны тематикой в собраниях краеведческих музеев).

Но совершенно другую картину дают федеральные художественные музеи мирового искусства — ГМИИ им. А. С. Пушкина и ГЭ: общее количество предметов — 23 780, что составляет 2,84 % от немалых фондов. По данным Госкаталога на апрель 2021 г., получается, что федеральные музеи русского искусства — ГТГ и ГРМ — целенаправленно значки не собирают (про ГТГ вообще говорить рано, мало её предметов зарегистрировано в Госкаталоге). Безусловно, есть фундаментальная разница в установках. Сами музеи могут с этим не согласиться, но эту разницу можно выразить оппозицией: культурологический и художественный подходы. ГМИИ им. А. С. Пушкина изначально возник как образовательный, как музей слепков, тем самым переключив внимание от подлинника к его восприятию, значению, к тем смыслам, которые напластовались и могут транслироваться посредством репродуцирования. Эрмитаж унаследовал сокровища (во всех смыслах) Зимнего дворца — всеаспектное богатство культуры властной элиты. Оба музея получились «всеядными», художественный компонент является структурообразующим в программах их концептуализации, но им не ограничивается; обращение ко всей культуре через художественное наследие отличает эти музеи.

Эстетика — неотъемлемая часть культуры. Ни в плане мышления, ни в плане бытования чёткой границы между эстетикой и другими сторонами бытия провести невозможно. Культурологический вектор развития провинциальных художественных музеев с точки зрения комплектования проявляется в переходе от изобразительного к функциональному, оформительскому, декоративно-прикладному искусствам и дизайну, от уникальных авторских вещей — к тиражным, от элитарных произведений — к массовым, от профессионального — к ученическому и наивному, от готового продукта — к архивированному жизнетворчеству, от устоявшегося значения — к интерпретации и игре значений. В просветительском смысле, в способах привлечения и обслуживания аудитории культурологический поворот присутствует как своеобразный заказ со стороны общества.

Как в эту программу, в этот сдвиг, вписывается значок? Вопрос многослойный, он предполагает, как минимум, ещё несколько: что такое значок, каково его эстетическое значение, является ли значок произведением искусства?

Феноменология значка

Обратимся к феноменологии значка. Связь практики коллекционирования фалеронимов со становлением вспомогательной исторической дисциплины (ВИД) очевидна. Как пишет В. Г. Бурков, специалист, внесший значительный вклад в самоопределение фалеристики как дисциплины, «её появление было предопределено процессом развития наградного дела и формированием частных и государственных собраний наградных знаков отличия, чаще всего в рамках нумизматических коллекций» [11]. Для него фалеристика — дисциплина, «изучающая историю формирования и развития наградного дела по наградным знакам отличия и другим, связанным с ними источникам» [12]. В таком определении есть заявка на изменение статуса дисциплины с прикладного источниковедческого, вспомогательного, на специальный, с отдельной областью исторического знания. Для других дисциплин подобный переход был зафиксирован ещё в 1990 г. в учебном пособии «Введение в специальные исторические дисциплины» с пониманием того, что осуществляется поворот к социальной истории, к истории культуры, а междисциплинарность становится нормой [13]. Нельзя сказать, что данный потенциал был в полной мере реализован. Так, А. Н. Малинкин отмечает, что «сложилась безотрадная ситуация: историки-фалеристы, знающие о наградных знаках и фактах награждений все или почти все, никогда не „поднимались“ до философского осмысления социального феномена награды, а социальные философы, владеющие средствами, необходимыми для такого осмысления, никогда не „опускались“ до концептуального осмысления прикладных фалеристических знаний, ибо не имели их» [14]. Однако возникает вопрос: при чём здесь обычные ненаградные значки? В. Г. Бурков чётко разделяет функционал наградных и ненаградных знаков и вступает в полемику с коллекционерским пониманием фалеристики [15]. Материальная, технологическая, эмблематическая схожесть разных знаков для коллекционеров — достаточное основание воспринимать их как один феномен, разделяя по значимости [16]. По сути, в этом проявляется узость источниковедческого (ВИДовского) подхода — каждый знак/значок, конечно, о чём-то говорит, но что они говорят все вместе, если это не имеет отношения к наградному делу? И можно ли то, о чём говорят ненаградные значки и знаки наград, обобщить и сохранить единство практики коллекционирования и дисциплины?

Феноменологическим свойством значка является то, что это предмет, который человек носит на одежде, как правило, на груди. Это инструмент социальной идентификации, отчасти относящийся к униформистике, отчасти — к наградному делу (как следствие, фалеристике), отчасти — к политике или моде. Некоторые исследователи всю совокупность подобных инструментов определяют как институт социальной идентификации (преимущественно визуальной), называя геральдикой в самом широком смысле. Ряд других уважаемых учёных, как правило, историков-медиевистов, придерживается точки зрения, что в термин «геральдика» стоит включить только гербовые системы идентификации. Для нас важно понимать следующее: во-первых, в литературе мы можем встретить размышления о связи фалеристики с геральдикой, как в широком (Г. В. Вилинбахов; см. у О. Н. Наумова [17]), так и в узком значении слова (А. Ю. Данилов [18]). Во-вторых, современная геральдика даже на материале средневековых гербов ставит и решает отнюдь не источниковедческие задачи, но те, которые связаны с проблемами описания систем идентичности как важнейших характеристик социумов, культур [19].

Не как направления коллекционирования и даже не как специальные исторические дисциплины, а как отрасли социального института идентификации униформистика (практика специального костюма) призвана «указать на/определить» субъект социально значимого действия; фалеристика (практика награждений) — «указать на/определить» качественность исполнения социально значимого действия. Так же, как вексиллология (практика изучения флагов) призвана «указать на/определить/организовать» пространство и время социально значимого действия, гимнология (практика использования гимнов, фанфар) призвана «указать на/определить/организовать» время социально значимого действия; а эмблематика, в особенности геральдика (практика использования общественных и личных эмблем) — «указать на/определить» материальные инструменты для исполнения социально значимого действия. Сама по себе эмблематика в каком-то смысле нематериальна. Например, блазон (геральдический язык) герба можно передавать из уст в уста, его композицию можно представлять в уме, и для представляющего это будет герб. Но отрез ткани станет флагом, если туда поместят либо цвета эмблемы, либо саму эмблему. Нечто, прикрепленное на грудь, станет значком, знаком или наградой, если туда включат известную значимую эмблему. Костюм станет униформой, если на нём появится эмблема. Лист бумаги станет бланком документа, книжица — удостоверением или паспортом, кусок металла — монетой, если на них будут эмблемы. А затем флаги, награды, значки, униформы, документы сами обретут эмблематические качества, появляясь в плакатах, монументах и других формах или даже снова на эмблемах и гербах (например, на груди солдата, который держит флаг, можно представить знак, с изображением флага, на котором вышит герб, в котором изображены и солдат (щитодержатель), и флаг). Становится понятно, почему в попытках обобщить ту или иную отрасль исследователь выходит сначала на эмблематику, затем на геральдику как наиболее институционально разработанную и развитую часть эмблематической практики социальной идентификации.

Определённо, значки, как награды и нагрудные знаки, относятся к системе социальной идентификации, но находятся на её периферии. Если бы значков было мало, то они воспринимались бы просто как исключение из правила. Но значков (и типов, и экземпляров) много, их больше, чем наград и знаков наград, и, не нарушая общих закономерностей социальной идентификации, они формируют свои «правила», которые нелегко понять и принять в логике классической фалеристики, занимающейся наградами. Можно и нужно изучать (но сначала собрать) значки по их собственным «правилам». В большинстве случаев «знаковые» элементы военной униформы и знаки наград содержат эмблематический, а значит, идеологический компонент. До тех пор, пока существует монополия на идеологию, необходимости в значке нет. Идеологию спускают сверху упакованной в эмблематические формы, воплощенной в компоненты униформы, знаки наград и другие окологеральдические формы. Однако общество не однородно: появляются новые, требуют выражения старые варианты профессиональных, корпоративных, отраслевых, статусных, субкультурных и прочих идеологий-идентичностей. Во всём мире эти сообщества, группы, страты преобразуют, развивают в соответствии с собственными нуждами существующие формы идентификации. Так, помимо прочего, появляются различные нагрудные знаки и значки, определяющие принадлежность, достижения, роль, но уже вне или рядом с государственной системой. Так, например, в США хорошо известен феномен политического, партийного значка [20]. Но эти фалеронимы, как правило, малотиражные изделия для использования внутри сообществ. Коллекции таких значков служат хорошей источниковой базой для изучения сообществ, их структур, событий истории.

Пишущие о значках в России [21] и за рубежом [22] отмечают как отдельный, ни на что не похожий феномен советского массового значка, распространившийся на большинство стран социалистического лагеря [23]. В условиях тотальной идеологической монополии советский значок в 1960-е – 1980-е гг. стал формой, с одной стороны, обеспечивающей легальную идеологическую упаковку любой сферы деятельности, с другой, — позволяющей уточнить свою идентичность, тонко настроить идейный посыл. С развитием молодежных субкультур в последние десятилетия значок во всем мире стал инструментом выражения потребительской идентичности и культурных активностей [24], вариантом художественной активности [25].

Эволюция значка шла от официальной установленной практики ношения к более свободному, необязательному использованию его вплоть до украшательского, подобно брошкам. Брошь мы привыкли воспринимать как эстетический феномен. Значки/знаки содержат весомый идеологический компонент, не исключая эстетики. Искусствоведы давно научились работать с материалом, совмещающим идеологию и эстетику, — всё монументальное искусство и памятники, а также парадный портрет, жанровая картина, плакат, карикатура и многое другое. Значок представляет собой синтез идеологии и эстетики потому, что является эмблемой, которую можно носить на одежде. Итоги рассуждений представлены в таблице 2.

Таблица 2. Типы фалеронимов и практики их обретения в соотношении с функциями, основанными на дуализме эстетической и идеологической интенциональности

Интенциональность Идеология >эстетика Идеология = эстетика Идеология < эстетика
Функция Отличие Принадлежность Память Украшение
Тип Награда Наград
ной знак
Знак отли
чия
Член
ский значок
Знак участ
ника
Значок о собы
тии
Сувенир
ный значок
Деко
ратив
ный значок
Брошь
Практика обретения Выдают Выбирают

 

Вероятно, первую классификацию значков по их функционалу (назначению) дал В. Н. Ильинский, автор книги «Значки и их коллекционирование. Пособие для фалеристов» в 1976 г. [26]. Он делит значки на наградные (вручаемые за достижения), служебные (указывающие на принадлежность к ведомству, организации, предприятию), академические (свидетельствующие об окончании учебных заведений), членские (удостоверяющие принадлежность к различным сообществам), памятные (выпускаемые в ознаменование какого-либо события), юбилейные (посвящённые датам), сувенирные (посвящаемые странам, городам, выставкам, историческим местам и т. п.). Отметим, что, предположительно, эта классификация была взята за основу сотрудниками Пермского краеведческого музея для описания своей коллекции. Помимо данных позиций, они используют «знак квалификационный», «знак должностной». Специалист музея, который по прочтении книги В. Н. Ильинского внедрил классификацию, руководствовался одними критериями, а коллеги, которые уже пользовались «ярлыками», вероятно, другими, потому что однотипные значки (знаки) оказались отнесёнными к разным группам. В этой типологии важным оказывается официальный/государственный характер коллективного социального субъекта, причиной тому советский государственный строй и экономика. Однако наградные, квалификационные, должностные знаки могли быть и у общественных организаций. Некоторые государственные события имели такой статус, что памятный значок их участника отчасти обладал качеством и должностного знака, и награды. В любом случае это различие для государства/общества нужно учитывать при работе с советскими значками. Если его не брать в расчёт, то служебный и членский знаки по назначению одинаковы — продемонстрировать принадлежность к коллективу, только в первом случае — к рабочему, а во втором —  по интересам (опять же общественные организации могли принимать на работу/службу).

Есть другой критерий — актуальность во времени: постоянная или в рамках события, действия. Эта разность представлена в таблице 3, которая уточняет данные таблицы 2.

Таблица 3. Различие фалеронимов по актуальности во времени

 

Постоянно

актуальный

Наградной знак Знак отличия Членский значок Памятный значок Декоративный
Временно актуальный Знак победителя Знак служебный Знак участника Юбилейный

значок

Сувенирный

 

Значки — материал массовый и, как правило, анонимный; он, в первую очередь, говорит о потребителе и заказчике, но не об авторе. В отличие от создателей значков имена художников, разработавших дизайн наград, как правило, известны, но, как отмечают сотрудники ЦВММ Минобороны России, «ордена СССР являются тиражными неподписными музейными предметами, поэтому сведения об авторе не указываются» [27].

В Госкаталоге почти не найти имени автора эскиза значка. Показательно, что попытку преодолеть анонимность демонстрирует Ярославский художественный музей, в его небольшом собрании (чуть более 60 экземпляров) указаны 9 авторов для 17 значков. Хотя сами эскизы значков в музейных коллекциях встречаются.

Для коллекционеров отсутствие сведений об авторе особого значения не имеет, но для производителей значков проблема объективно существует и как вопрос авторского права [28], и как творческая задача дизайнера, работающего на заказ/результат [29].

Где можно обнаружить «эстетику» в значке? Во-первых, в композиции (в строе эмблемы), даже если она сугубо шрифтовая. И не важно, из какого материала, в какой технике сделан значок. Сначала — всегда эскиз художника или дизайнера. В основание эмблематического строя значка может быть положена абстрактная символическая композиция или изобразительный компонент. Проработка изображения возможна более скульптурная или более графическая. Если не рассматривать современные значки, созданные с использованием различных технологий печати, то и условно графическое изображение решается рельефом. Поэтому основная масса значков может быть отнесена к медальерному искусству: от плоского эскиза художника/дизайнера необходимо перейти к рельефному изображению. Работа с эмалями сближает искусство изготовления значка с ювелирным искусством.

Связь медальерного искусства со скульптурой очевидна: круглая скульптура → горельеф → барельеф → медальерное искусство → медаль (награда)/монета → знак/значок. Интересен многочисленный корпус значков, включающих рельефное изображение реальной станковой или монументальной скульптуры. Разнообразие типов и форм предметов, которые можно отнести к медальерному комплексу, сложилось в связи с их функционалом. Круг монеты переходит, как правило, в круг настольной медали и часто в круг медали наградной, а медаль — в различные формы знаков и значков, соотносимые с формой жетонов, которые, в свою очередь, круглой формой похожи на монеты, таким образом, круг замкнулся. Основные функции различные (например, у монет — быть денежным знаком), но те, которые мы определили как возможные для значков, в некоторой степени присущи всему комплексу (Таблица 4).

Таблица 4. Сравнение возможного функционала предметов медальерного искусства

Отличие Принадлежность Участие Память Украшение
Монета +
Медаль настольная + + + +
Медаль наградная + + +
Знак/значок + + + + +
Жетон + + +

 

Итак, значок может быть рассмотрен как социологический, идеологический, технологический, эстетический феномен. Интересен он именно соединением в себе смыслов различного порядка. Сложившаяся практика бытования, собирания и изучения значков не акцентирует внимания на авторе. Анализ и презентация отдельных значков и больших групп возможны в любом из феноменологических аспектов. Генезисом и ядром значки относятся к фалеристическому материалу и определяются в связи с медальерным искусством.

Значки и настольные медали автоматически воспринимаются как краеведческий материал. При этом медали легче рассматривать как произведения искусства, они чаще попадают в художественные музеи, их, как правило, относят к скульптуре. Определяются прецеденты мемориального собирания значков в художественных музеях, которые по понятным причинам связаны с художественной жизнью. Примеры тому — ООМИИ им. М. А. Врубеля (16 предметов) и Удмуртский республиканский музей изобразительных искусств (8 предметов). Скорее всего, к мемориальной логике поступления относятся 5 значков на тему Арктики из ГРМ. Если взглянуть на ГЭ и ГМИИ им. А. С. Пушкина как на музеи не сугубо художественные, а художественно-культурологические, то напрашивается вывод, что со значками возможно работать именно в логике культурологии (см. также опыт ГМИЛИКА и ГМИО).

Чем больше культурологическая проблематика будет входить в художественные музеи, тем вероятнее осмысленное появление в них коллекций значков.

Несколько слов о фондовой прописке значков в музее любого профиля. В 48 случаях из 92 есть инвентарные номера. Не все шифры удалось понять, но 21 определяется как нумизматический; 15 — фалеристические, 4 — прикладное искусство. Есть «ФД» (фонд документов ООМИИ им. М. А. Врубеля), «М» (мемориальный в Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств), «Дп» (Дизайн промышленный в ГМИО). Получается, что общего основания для включения значков в собрание художественного музея и назначенного места для их хранения в структуре традиционного фондового деления нет. Можно выделить ряд подходов, определяющих логику включения фалеронима (значка) в музейное собрание. За крайний критерий принимаем возможность экспонирования, а не просто собирания и сохранения.

Подход включения фалеронима в музейное собрание

Первый подход — условно художественный (эстетический) — рассматривает значок как произведение искусства эмблематического характера, пусть массового, пусть анонимного. Главное, что есть реализованная в материале посредством технологии композиция. Тираж не важен, важны автор (в идеале), история создания, история бытования (в меньшей степени). Значок может экспонироваться на выставках о творчестве художников, о развитии дизайна, стиля, о развитии технологии, об эмблематике, об идеологии. Следует отнести к фонду нумизматики / фалеристики.

Второй подход — социальный — изучает значок как выражение общественной структуры и идеологии. Здесь возможно узкое и широкое собирательство, специализация; не важна декоративность. Особое внимание — на тираж как отражение социальной базы. Предмет может экспонироваться на тематических выставках, передавая дух эпохи, презентуя приметы времени. Следует отнести к фонду фалеристики. В частности, значки, переданные Е. В. Когут в ООМИИ им. М. А. Врубеля, соответствуют этому подходу.

Третий подход — культурологический — представляет значок как феномен культуры во всем разнообразии. Здесь возможны ограничения территориального или временного характера в зависимости от музея. Значок может стать центральным экспонатом, темой целой выставки. Предметы следует отнести к фонду нумизматики/фалеристики, но также можно и к специфическим фондам, например, промышленного дизайна, сувенира, массовой мемориалистики. К коллекции значков семьи Симоновых применим любой из перечисленных подходов, но в своей целостности она соответствует именно культурологическому.

Четвертый подход — профильный (для художественных музеев) — характеризует значок как отражение художественной жизни. В коллекцию войдут значки членства, участия, наградные, юбилейные, сувениры агентов художественной жизни. Такие значки могут экспонироваться на выставках, посвящённых истории художественной жизни или персонам и отдельным институциям. В отношении персон это своеобразный культурологический материал: артефакты, презентующие отраслевую, профессиональную, отчасти региональную мифологию (мифологию в постструктуралистском ключе). По-настоящему этот комплекс будет репрезентативным только в связке с другими подобными формами, типа монет, почтовых марок, открыток, календарей. Здесь каждый тип предметов можно отнести к фонду в классической музейной логике хранения. Они уместны в фонде ДПИ либо нумизматики/фалеристики. Значки, переданные ООМИИ им. М. А. Врубеля Т. В. Горловой, соответствуют профильному подходу.

Пятый подход — мемориальный — реализуется в ООМИИ им. М. А. Врубеля. Значки хранятся как часть документального фонда, связанного с конкретной личностью. Их место — в соответствующем фонде.

Данные о подходах отражены в таблице 5 с характеристикой атрибутивных аспектов, с которой можно не соглашаться. При характеристике аспекта использованы знаки:

«+» — важно (надо тратить усилия);

«–» — не важно (можно не обращать внимания);

«0» — нейтрально (стоит обращать внимание).

В принципе, все аспекты, например, «материал», «технология», обязательны для паспортизации; здесь характеристика аспекта дается как характеристика подхода, что важно для того, чтобы предмет «заговорил», чтобы сделать его экспонатом на выставке в логике подхода.

Таблица 5. Соответствие значимости атрибутивных аспектов фалеронимов логике их включения в собрания художественных музеев (подходам)

Атрибуты Подходы
Художественный Социальный Культурологический Профильный Мемориальный
Автор «+» «–» «+» «0» «0»
История создания «+» «0» «+» «+» «0»
Композиция «+» «0» «+» «+» «0»
Семантика «+» «+» «+» «+» «+»
Материал «0» «0» «+» «–» «–»
Технология «0» «0» «+» «–» «–»
Изготовитель «0» «0» «+» «0» «–»
Тираж «–» «+» «+» «–» «–»
История бытования типа «0» «+» «+» «+» «0»
История бытования экземпляра «0» «–» «0» «0» «+»

 


Материал был раннее опубликован: Е. В. Груздов. Значки (коллекции и экземпляры) в собраниях художественных музеев: логика включения // Сборник научных трудов Омского музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля / М-во культуры Ом. обл., ООМИИ им. М. А. Врубеля; науч. ред. И. Л. Симонова. — Омск: Омскбланк-издат, 2022. С. 231—238.



Евгений Груздов
Омск, ООМИИ им. М. А. Врубеля
gruzdov@mail.ru

Примечания

[1] Шолудько К. Ю. Фалеристика // Путеводитель по фондам Омского государственного историко-краеведческого музея. Омск, 2020. С. 32–323; Таштимирова Г. М. Фалеристика в фондах Тарского историко-краеведческого музея // Вагановские чтения. Омск, 2018. С. 289–292.

[2] Токарева А. Е. Дары музею. Коллекция фалеристики семьи Завадских // Вестник Сахалинского музея. 2009. № 16. С. 202–204.

[3] Эльмурзаева Е. В. История отечественной военной авиации в фалеристике Государственного летно-испытательного центра имени В. П. Чкалова // Мир оружия: история, герои, коллекции. Тула, 2020. С. 512–515; Туркова О. Г. «Покоряя высоту…» (коллекция знаков, значков медалей по теме «авиация» в Курганском областном краеведческом музее) // Зыряновские чтения. Курган, 2017. С. 139–141.

[4] Российские нагрудные медицинские знаки. Каталог коллекции Э. Д. Грибанова / авт. текста Э. Д. Грибанов. Рига, 1989. 46 с.; Фалеристика в медицинском музее: в помощь работникам медицинского музея (методические рекомендации) / авт.-сост.: К. А. Пашков и др. М., 2016. 111 с.

[5] Балаш А. Н. Музейный предмет и музейный сувенир: аутентичность и ее трансформация в современной музейной практике // Вопросы музеологии. 2014. Т. 5. № 2. С. 22–27; См. ст. и библиогр.: Кириллова О. С. «Любительское коллекционирование» и современный музей: перспективы конструктивного взаимодействия // Вопросы музеологии. СПб., 2016. Т. 14. № 2. С. 124–129.

[6] Кириленко Е. Ю. Музейная каталогизация объектов фалеристики: автореф. дис. … канд. культурологии: 24.00.03. СПб., 2000. 20 с.

[7] Круглова М. А., Трубилко В. И. Фалеристика как часть музейного собрания // Вопросы музеологии. СПб., 2019. Т. 10. № 1. С. 56–67.

[8] Там же. С. 56.

[9] Госкаталог.рф. URL: http://goskatalog.ru/portal (дата обращения: 20.04.2021).

[10] Сидельников А. А. Что такое Совфалера? Чем отличаются Знаки от Значков? // Sammlung/Коллекция. URL: https://sammlung.ru (дата обращения: 02.05.2021).

[11] Бурков В. Г. Фалеристика: учебное пособие. М., 2000. С. 19.

[12] Там же.

[13] Гусарова Т. П., Дмитриева О. В., Филиппов И. С. и др. Введение в специальные исторические дисциплины. М., 1990. С. 3–4.

[14] Малинкин А. Н. Награда как социальный феномен. СПб.; М., 2013. С. 8.

[15] Бурков В. Г. Указ. соч. С. 18.

[16] Что такое фалеристика? Фалеристика: ордена, медали и знаки: страница коллекционера. URL: http://falerist.org/znaki/chto-takoe-faleristika.html (дата обращения: 02.05.2021).

[17] Наумов О. Н. Научная геральдика России. М., 2013. С. 68.

[18] Данилов А. Ю. Российская фалеристика: учебное пособие. Ярославль, 2002. 123 с.

[19] Пастуро Мишель. Символическая история европейского средневековья. СПб., 2012. 446 с.

[20] Keefe Josh. An Updated History of Lapel Pin Politics. Observer.com. URL: https://observer.com/2016/07/an-updated-history-of-lapel-pin-politics (дата обращения: 02.05.2021); Usborne Simon. Pin doctors: The art of ‘lapel politics’. London: The Independent. Retrieved. URL: https://www.independent.co.uk/news/uk/politics/pin-doctors-the-art-of-lapel-politics-7953510.html (дата обращения: 02.05.2021); Политические значки: функции и типология визуальных практик // Визуализация политического: феномены, смыслы, потенциал / под ред. И. К. Кирьянова, К. В. Киселева, В. С. Ковина. Пермь, 2019. С. 157–168.

[21] См.: Сидельников А.А. Что такое Совфалера…

[22] Armitage Susie. The USSR’s Hottest Collectibles Are All Over eBay and Instagram. Atlas Obscura. URL: https://www.atlasobscura.com/articles/soviet-pin-collectors (дата обращения: 02.05.2021).

[23] Lapel pin // Wikipedia. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Lapel_pin (дата обращения: 02.05.2021).

[24] Eckardt Stephanie. How the Enamel Pin Craze Reached Kim Kardashian Levels // Wmagazine. URL: https://www.wmagazine.com/story/how-the-enamel-pin-craze-reached-kim-kardashian-levels (дата обращения: 02.05.2021).

[25] Kurtz Adam J. Pins Are Dead, Long Live Pins. The enamel pin craze may be on the decline, but it’s long helped support indie artists. URL: https://www.racked.com/2017/10/4/16400928/enamel-pins-artist-medium-craze (дата обращения: 02.05.2021).

[26] Ильинский В. Н. Значки и их коллекционирование: пособие для фалеристов. М., 1977. 192 с. URL: http://vsemedali.ru/books/item/f00/s00/z0000012/index.shtml (дата обращения: 02.05.2021).

[27] См. Круглова М. А., Трубилко В. И. Указ. соч. С. 65.

[28] Сидельников А.А. Как называется тот, кто берет чужое? Серия «Автомобили СССР» // Sammlung/Коллекция. URL: https://sammlung.ru (дата обращения: 02.05.2021).

[29] Тренихин М.М. О подготовке дизайн-проектов нагрудных знаков // Sammlung/Коллекция. URL: https://sammlung.ru (дата обращения: 02.05.2021).

 

 

Социальная природа награды (А. Малинкин)

Ностальгия как мотив коллекционирования (А. Малинкин)

Должностные знаки

О подготовке дизайн-проектов нагрудных знаков

Что такое Совфалера? Чем отличаются Знаки от Значков?

Как называется тот, кто берёт чужое? Серия «Автомобили СССР»

__________________

Обсудить материал на форуме >>>