Понятие степени редкости

in Нумизматика/Фалеристика 2200 views

Предлагаем материал о редкости предметов фалеристики, бонистики и нумизматики, подготовленный Александром Очкуровым (ник trislona2006), затрагивающий важный для любого практика вопрос. Причём размышления о степени редкости предметов показаны как с точки зрения коллекционера, так и дилера, специалиста по фалеристике, нумизматике и бонистике.

Редакция Sammlung/Коллекция

«Редкость ресурсов − экономическое понятие, выражающее конечность, 
дефицитность ресурсов, доступных ... в каждый конкретный момент, 
относительную их недостаточность» 
(Википедия)

Понятие редкости, является не свойством, а количественной характеристикой чего-либо

Собственно понятие редкости, является не свойством, а количественной характеристикой чего-либо. Преимущественно, субъективной и относительной. Трактуется оно, как угодно широко и разнообразно − в непосредственной зависимости от контекста, и обычно лишено обоснованной конкретики. При этом, в качестве своеобразной квинтэссенции редкости − её высшего проявления, выделяется уникальность − как единственный в своём роде, набор свойств и/или признаков, объекта либо субъекта. Здесь, значение термина уже предельно конкретно. Оно не допускает никаких отступлений или послаблений − только единица − не больше, но и не меньше. То есть, формально эквивалентно словосочетанию предельно редкий. Тогда как любой из пары идентичных предметов, не имеющих аналогов, должен характеризоваться не иначе, как крайне редкий. А если их количество три-пять, то правильным будет уже выражение исключительно редкий.

Цитата из Википедии: «Тифлисская уника», или «Тифлисская марка» − филателистическое название очень редкой почтовой марки, выпущенной в Российской империи (на территории современной Грузии) для городской почты Тифлиса (ныне Тбилиси) и Коджори в 1857 году. Срок выхода и символика позволяют говорить о «Тифлисской унике» как о первой российской марке», и далее там же: «По данным с официального сайта Национальной академии филателии России, в мире теперь известно пять экземпляров уникальной марки».*

*Показательный пример бездумного попрания логики и здравого смысла. По сути же, что для двух, что для пяти экземпляров, созвучно неправомерному «уника», стоило бы говорить «рарика». 

Любая оценка значимости, почти всегда, является относительной и субъективной

Совершенно недопустимо, отождествление уникальности либо редкости со значимостью, ценностью, и популярностью. Как свойственно людям некомпетентным. Ведь все определяемые степени редкости − лишь учётно-статистические показатели, которые условно объективны. А любая оценка значимости, почти всегда, является относительной и субъективной. Если ещё не хуже того − конъюнктурной.

Надо подчеркнуть, что не только абсолютно редкие предметы, достоверно существующие в единственном экземпляре, называются уникальными. Сюда относятся и известные в единственном экземпляре − при определённых условиях, теряющие (меняющие) свой статус − вследствие появления хотя бы всего одного аналога.

Получается, что уникум первого порядка = абсолютный уникум − любой оригинальный предмет, изначально изготовленный, или сохранившийся в единственном экземпляре, и известный профильным специалистам. Тогда как уникум второго порядка = условный уникум − также, оригинальный предмет, изначально тиражированный, но известный в единственном экземпляре (при условии, что вполне вероятная утрата всех его аналогов, не подтверждается документально). Потенциально, он может переместиться в категорию редких, а то и вовсе рядовых. Например, после «вброса» ранее неизвестной партии аналогов, либо с получением достоверной информации о наличии оных.

С увеличением количества единиц общности, естественно снижается фактическая, либо оценочная, степень редкости

Таким образом, максимальным значением термина редкость, принимаются два экземпляра, а минимального не существует. Ведь с увеличением количества единиц общности, естественно снижается фактическая, либо оценочная, степень редкости − вплоть до её отрицания, вследствие ощущения обыденности, − когда не придёт даже мысли о какой-либо необычности объекта.

***

Фактически, определение уникальности, применимо к любому из надёжно дифференцируемых, материальных свойств объекта. Либо к их особенному, необычному взаимосочетанию. То есть, относится к предметным порядкам системной классификации (со второго по четвёртый). А кроме того, ещё и к экстраординарному составу комплектации − делающей уникальным подлинный комплект, собранный из рядовых составляющих.

*Здесь, уместно сказать о неадекватности выражения «уникальные способности» − реально, подразумевающего не что иное, как выдающиеся способности.

Далее, представлены два знака московского завода ЭМА, выпуска 1942-го года. Из первой партии, в пятьсот экземпляров, кроме показываемых, известны №№137, 148, 152, 188, 334 и 359 (они с более или менее сильными повреждениями, без родных гаек). Начиная с номера 501, знаки изменились внешне, и получили гайки КМД в качестве стандартной комплектации. Порядковая нумерация, в третий раз (!), началась с единицы. То есть, несколько сотен ОЗ, изготовленных фабрикой Ленэмальер (максимальный известный №373), имеют номерных двойников, среди однотипных им ранних изделий МСТО (также ленинградских), где выпущено 6000 + 2500 экземпляров, двух схожих разновидностей. Которые дублируются соответствующими номерами знаков ЭМА.

Знак «Отличнику здравоохранения» № 20. Завод ЭМА. Награждён 13 сентября 1942 года Пытель Антон Яковлевич (1902−1982) − советский хирург-уролог, член-корреспондент АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР
Наградной документ и футляр знака Наркомата Здравоохранения «Отличнику здравоохранения» № 20. Награждён 13 сентября 1942 года Пытель Антон Яковлевич (1902−1982) − советский хирург-уролог, член-корреспондент АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР

ОЗ ЭМА №20 − пример уникального комплекта для отдельной разновидности − с таким документом, лишь он один, а в коробках, встречаются только МСТО.

Знак «Отличнику здравоохранения» № 500. Завод ЭМА
Футляр знака Наркомата Здравоохранения «Отличнику здравоохранения» № 500

Пример знака, в паре с двадцатым номером, иллюстрирующего понятие крайней редкости, когда речь об исключительном состоянии в рамках отдельной разновидности.

Миллионный тираж единотипного знака, с индивидуальной нумерацией, образует и миллион экземпляров с уникальными сочетаниями цифр в порядковых номерах

Весьма показателен пример, когда миллионный тираж единотипного знака, с индивидуальной нумерацией, образует и миллион экземпляров с уникальными сочетаниями цифр в порядковых номерах. Причём, первый номер, несмотря на всю его сакральную значимость, и несомненную престижность, ничуть не уникальнее второго, сотого, либо пятисоттысячного с миллионным. И более того, с точки зрения фалериста-исследователя, будут интересны редчайшие случаи совпадений номеров, у оригинальных однотипных предметов. Когда любой из неуникальных по данному признаку экземпляров, естественно составляющих номерную пару, имеет значительно большую ценность, чем их «невыдающиеся» аналоги с «банально уникальными» комбинациями цифр.

Кроме того, сумма продажи знака с «красивым» номером (как тот же «77777»), несомненно и существенно, превысит цену внешне идентичного, с «простым» набором цифр − как непримечательного, относительно малоинтересного. Но обычно, не в разы. Хотя вообще, само ценообразование «от номера», малопредсказуемо. Ведь в фалеристике, предпочтение «красивых» комбинаций, выражено не столь сильно, как в бонистике. Где сравнительный счёт может идти на порядки. И например, десятирублёвая купюра с номером «7777777», легко уходит за три-пять тысяч рублей. К тому же, все виды знаков с пятизначными наборами одинаковых цифр, скорее являются очень редкими исключениями в массе себе подобных, но безномерных, либо малотиражных видов. А моноциферные купюры, повторяются в десятках серий каждого номинала. Иначе говоря, они несравненно менее редки по данному показателю. Но, несопоставимо более востребованы.

Банкноты банка России образца 1997 года (модификация 2004 года). 10 рублей, № ХХ 8888888 и 500 рублей № ЕГ 8888888

Пара моноциферных купюр. За восьмёрки, лучше платят китайцы (к которым и «уехали» 500 рублей).

Принципиально важно то, что определение уникальности, неприменимо к таксонам любого уровня − начиная от подвида (являющегося минимальным = низшим таксоном) и выше. А значит, ко всем нематериальным категориям (составляющим первый порядок системной классификации). И более того, любые виды или подвиды, уникальны по определению. Даже, будучи представлены многомиллионными тиражами. А следовательно, и единственный известный представитель какого-либо подвида или вида, позволяет говорить лишь об уникальности их отдельной составляющей − реального предмета, как носителя свойств данного подвида или вида. При этом, выражения «редкий вид» и «редкий подвид», уместны только в сравнении с другими видами собственной тематической группы, либо подгруппы, либо семейства (как общего для них таксона), представленными значительно большим числом экземпляров.

Применительно к сложным = высшим таксонам (сериям, подсемействам, семействам, подгруппам, группам, родам), должно использоваться понятие объёма, выражаемое количеством наполняющих их таксонов подчиняемых рангов. А описывая простые (низшие) таксоны (подвиды и виды), с явно неоднородным содержимым, необходимо говорить о структурных сложностях = типологическом разнообразии.

Для любой тематической группы, находка нового, ранее неизвестного вида, будет несравненно более значима, чем например, открытие нового типа, уже известного вида

С позиции научно-исследовательского подхода, можно уверенно констатировать, что для любой тематической группы, находка нового, ранее неизвестного вида, будет несравненно более значима, чем например, открытие нового типа, уже известного вида. Но не столь однозначно с «простыми собирателями». Многие виды, и включающие их группы, воспринимаются ими совершенно неинтересными. Тогда как, находка новой разновидности, и даже только варианта оформления, иной раз становится «событием грандиозного масштаба». Причём, чаще это касается именно «обычных» видов − главное, чтобы они представляли «нужное» профильное направление.

***

Почти все существующие, и любые теоретически возможные, дополнения к градациям степеней редкости, довольно условны. Как по причине разности в подходах к подсчётам и обозначениям, так и вследствие неизбежного базирования на личных оценочных суждениях, если ещё не откровенных гаданиях.

В коллекционировании, обычно имеется корреляция между неудовлетворённым спросом, и недостаточными встречными предложениями, неверно представляемая выражением редкости. Ведь сам по себе, дефицит какого-либо товара, ещё не свидетельство его редкости, а лишь показатель вероятной востребованности. Причём, не обязательно постоянной. То есть, необходимо различать редкость и популярность − разнозначащие, но взаимозависимые величины. Например, объективно нередкий предмет, существующий в количестве сотен, и даже тысяч коллекционных экземпляров, вполне естественно воспринимается редкостью, при наличии кратно превосходящего количества платёжеспособных субъектов, заинтересованных в его приобретении. Ими могут быть коллекционеры, дилеры, инвесторы, или случайные приобретатели. А естественным и закономерным следствием такого расклада, станет рост цены, эффективно регулирующий рыночный баланс (через сокращение числа покупателей).

Необходимо различать редкость и доступность

Необходимо различать редкость и доступность − как в случае со знаменитейшим советским орденом «Победа». Несмотря на сравнительно невысокую* степень редкости которого, вероятность появления в продаже считается ничтожно малой.

*Согласно строго научной точке зрения, исходящей из факта существования двадцати экземпляров. Естественно, здесь разумеется, что по причине своего огромного статусно-политического значения, вкупе с «не бедственным» положением нынешних владельцев, он «исчезающе редок» для рынка − попросту призрачен.

По объективно-статистической оценке (если таковая вообще возможна), частота встречаемости конкретных предметов, может очень значительно колебаться периодически − в ту или иную сторону, − находясь в зависимости от местоположения наблюдателя, и информированности о динамике проходов экземпляров интересующего вида (типа, разновидности, варианта) за рассматриваемый период времени = в задаваемых временных рамках. И данная статистика, должна анализироваться исключительно в контексте единовременной конъюнктуры − ввиду того, что в каждый произвольный момент времени, какая-то часть аналогичных предметов, находится в статичном положении − где-то хранится, либо по иным причинам «выпадает» из оборота. Но потенциально, способна более или менее значительно пополнять рынок.

Действуют и другие существенные факторы, не учитываемые в специальных обзорах. В первую очередь, повсеместно распространённая порча дилетантской чисткой, безвозвратно выводящая монеты из разряда коллекционных.** Не говоря уже о несчастных случаях и стихийных воздействиях − вроде вандализма, выбрасываний в мусорные ящики, падений, обгораний, контактов с агрессивными веществами.

**Доводилось видеть «коллекции» (когда их выставляли на продажу), где практически все монеты были надраены «нулёвкой» (микрозернистой наждачной «шкуркой»), или пастами ГОИ. Бывшим владельцам хотелось «чтобы они блестели». И на этом фоне, стирательная резинка (ластик) и зубная паста (пожалуй, самое популярное «средство для чистки монет») − просто «верх деликатности». К тому же, культурный уровень многих скупщиков таков, что любая попавшаяся монета «достойная внимания», привычно-рефлексивно, с усилием протирается между пальцами.

И весьма показательно, когда «всякий копеечный хлам», столь сомнительной чести обычно не удостаивается − предлагаясь «как есть».***

***Хотя «проблема чистки» более или менее актуальна для всех разделов коллекционирования, она в значительно меньшей мере касается фалеристики, к которой пока не сподобились приспособить ту же «систему Уильяма Шелдона» (William Sheldon), широко применяемую в нумизматике.

***

В контексте любой тематики коллекционирования, относительно ценные и труднодоступные предметы, традиционно называются раритетами. То есть, такое определение, обычно подразумевает не только редкость. И даже не столько её, сколько критически высокую стоимость. Исходя из чего, слово «раритет» должно восприниматься лишь в качестве суждения, а никак не терминологически.

Полагаю совершенно неправильным, рассматривать понятие редкости, в связи с конкретными тематиками. Из-за чего многие, без преувеличения редчайшие предметы коллекционирования, несмотря на прекрасное состояние и несомненные историко-художественные достоинства, остаются откровенно «незамеченными». И согласно формальной логике, несправедливо недооценёнными, когда речь идёт об успешной реализации (ведь «всё познаётся в сравнении»). А иной раз, банально не востребованы − как другая сторона той же проблемы − если цена, назначенная продавцом, кажется (считается) необоснованно высокой. Именно вследствие данного дисбаланса, реально редкие, и тематически значимые артефакты, иногда присутствуют на рынке во много большем количестве, чем вовсе нередкие (следуя объективно-беспристрастной оценке), и не представляющие научной ценности, но широко востребованные (популярные).

Высокая степень редкости, и даже уникальность какого-либо артефакта, совсем не гарантируют наличия интереса к нему

В общем, нужно понимать, что высокая степень редкости, и даже уникальность какого-либо артефакта, совсем не гарантируют наличия интереса к нему. Причём, это касается не только случайных, вполне естественно «не вникающих» в суть дела людей, но прежде всего многих коллекционеров, и даже исследователей. Более того, вполне вероятное отсутствие информации об аналогах, просто отпугивает потенциальных потребителей, которым необходимы образцы для сличения, и рыночные прецеденты ценообразования.

Александр Очкуров (trislona2006)
🐘 🐘 🐘
Модератор форума ФАЛЕРИСТИКА.инфо
Изображения предоставлены автором

Философия коллекционирования

Уникальное и тиражное

Прогноз цен на антиквариат

К вопросу о подлинности наградных знаков

Подделки – головная боль коллекционеров

Оригиналы и копии в фалеристике

__________________

Обсудить материал на форуме >>>