Художник Николай Базунов

Художник Николай Базунов

in Интервью 1112 views

Сегодня наш гость художник Николай Базунов. Мы по­зна­ко­мились не­ожи­данно: на Ни­кит­ском буль­варе в Москве своими работами обратил на себя внимание автор, который там же за моль­бертом писал, не обращая внимание на окру­жающих. Тем не менее мы не смогли пройти мимо и его отвлекли от работы.

С художником Николаем Базуновым (Н.Б.) беседует главный редактор журнала «Коллекция» Алексей Сидельников (А.С.).


Художник Николай Базунов
Художник Николай Базунов

А.С.: Николай, добрый день! Вы профессиональный художник? Где вы учились?

Н.Б.: Да, сейчас я считаю себя профессиональным художником. Живопись мой основной род деятельности, с которого я живу. В школе я не рас­сматривал своё увлечение рисованием как что-то серьёзное. Однако, выбор специализации «чертёжник – дета­лиров­щик», в будущем мне значительно помог и помогает в жизни до сих пор. Деталировщиком я не стал, стал радио­инженером и шесть лет я отработал по специальности. Занимался обслуживанием, ремонтом обо­рудования связи, а позже проек­тированием и разработкой модулей устройств для различных изделий. Но тяга к искусству и живописи постепенно брала верх. Я стал изучать 3D моделирование, в программе работавшей ещё под MS-DOS. В итоге из радио­инженера я превратился сначала в 3D дизайнера рекламного оборудования для магазинов, потом в 3D художника компьютерных игр, кино, другого различного софта. Однако 3D художник — это в большей степени скульптор, а не живописец, работающий на плоскости.

 А.С.: Компьютерная графика привела к живописи?

Н.Б.: Работая в игровой индустрии, я познакомился с большим количеством профессиональных художников, через которых вышел на их препо­давателей. В итоге, каждые выходные я шесть лет ездил к одному из них, в художественную мастерскую, в Абрамцево. Там он готовил абитуриентов для поступления в художественные вузы и проводил дополнительные занятия для своих студентов. Меня постигла участь свежего огурца, который опустили в банку к солёным огурцам. Поступать я никуда не собирался. К уже имеющимся теоретическим знаниям, полученным мною из книг и навыкам работы с «цифрой», я получил классический, художественный опыт в мастерской. Занятия дали мне мощный потенциал, который осталось только развивать и совершенствовать, чем я и продолжил заниматься после. С 2016 года я стал принимать участие в выставках и устраивать персональные выставки, а в 2019 году я совсем ушёл с работы и полностью погрузился в живопись.

Художник Николай Базунов
Художник Николай Базунов

А.С.: Как ваши друзья или домашние отнеслись к столь значительному повороту в жизни? Ведь, наверное, поменялось и мироощущение. Да просто смениться мог привычный крен общения?

Н.Б.: Друзья удивлялись, для них это было неожиданно и необычно. Домашние отнеслись с пониманием, но с опасением и волнением. Ведь я, в один момент, поменял работу радиоинженера в стабильном подразделении Газпрома, занимающимся обслуживанием систем связи, на работу 3D дизайнером, в почти никому не известной компании, занялся оформителем точек мест продаж и разработкой рекламной продукции. Изменилось восприятие жизни, восприятие мира, очень многое. На мир начинаешь смотреть и оценивать его в других терминах и терминологиях. Появляется другой профессиональный сленг. Меняется круг людей и твоих задач.

А.С.: Кажется довольно сложно каждый день привозить сюда свои картины, мольберт. Какие в этом плюсы?

Н.Б.: Фестиваль «ЛЕТО в Москве. Все на улицу!», который организован в этом году — это что-то новое и грандиозное. Он будет проходить всё лето, с 1-го Июня по 8-е Сентября. Мольберты, картины можно хранить в специальном домике, который для фестиваля был установлен на Никитском бульваре, где проходит вернисаж.

А.С.: Мне казалось, что работа на московских улицах не для профессиональных мастеров. Но здесь много хороших авторов.

Н.Б.: Профессиональные мастера, так же как и любители, выходят на пленэры. В течении целого года, осенью, зимой и весной, я пишу в мастерской. Публикую свои картины в соцсетях, участвую в выставках. Летом же хочется быть ближе с природой, открытым небом, Солнцем, зрителями и другими художниками. Большинство из проходящих мимо прохожих не часто бывает в музеях и на выставках, а из художников знают только Шишкина, Айвазовского и Малевича — это я конечно утрирую. Но что происходит сейчас, как живут художники, что они пишут, рисуют, творят о чём думают, большинство населения и понятия не имеет. Существуют ли они вообще?

Что происходит сейчас, как живут художники, что они пишут, рисуют, творят о чём думают, большинство населения и понятия не имеет. Существуют ли они вообще?

У нас в стране, на уровне государства, в основном продвигают спорт. В каждом доме по спорткомплексу, все рекламные щиты завешены рекламой спортивной одежды, питания и т.д., а ТВ каналы рассказывают нам о спорте. В итоге, создали в обществе «культ тела», в дополнении к «культу золотого тельца». Картины же это больше пища для ума и души, к сожалению это сейчас не в приоритете. Не хочу сказать, что спорт не нужен, он важен и полезен для здоровья людей. Не зря в СССР день начинался с зарядки! Это отличная привычка! Но это не должно становится самоцелью для человека и общества. Поэтому, когда в Москве появился проект «Искусство в метро», я очень обрадовался.

А.С.: Я не слышал о проекте Искусство в метро»…

Н.Б.: Мы уже давно привыкли к музыкантам в метро, правда, не все знают, что сейчас они там стоят не потому, что нищие и просят денег. Многие из них настоящие профессионалы, радуют пассажиров своей музыкой. Несут искусство в широкие массы. Поддержка их творчества сугубо на усмотрение слушателей. Так вот, этим летом начался новый проект «Искусство в метро» для художников. Для них выделили три станции метро Киевская, Парк культуры и Достоевская. Где, как и для музыкантов, обозначены специальные места для художников. На которых они могу писать свои картины или чем они занимаются, прямо на глазах у зрителей, пассажиров.

Считаю это важным событием в жизни искусства в нашей стране, ведь Москва является Центром Страны. Будет здорово, если инициативу подхватят и регионы. Слышал, что порядка 2500 заявок было отправлено от разных художников, пожелавших участвовать в проекте. А это значит, что запрос есть и давно. Нужно развитие! Искусство — в массы!

Мы не должны делать вид, что искусство это для избранной «элиты» которая в нём что-то понимает, а обычный народ глуп и ему это не нужно. Всё не так и у нас есть отличный пример, СССР! Так как я пишу в основном индустриальные картины, то они сильно перекликаются с темой соцреализма в искусстве. Мне это очень импонирует. Поэтому например я поддерживаю фестиваль «Время, вперёд!», цель которого популяризация человека труда. Где главный герой не бизнес воротила, beauty блогер или певец в перьях, а человек который создаёт реальный продукт своими руками и головой. Это люди на которых и держится наша страна. Это особенно стало очевидно в наше непростое время. Когда общество разделилось на тех кто уехал и учит жить страну из-за границы и тех, кто остался тут и поднимает страну с колен!

А.С.: Люди всегда готовы смотреть, но для этого также нужны знания, какая-то заложенная база.

Н.Б.: Когда я пишу на улице, я хочу показать людям свои картины, ведь в музеях и галереях бывают из них единицы. Они просто к этому не приучены. Выставляясь с 2016 года, я пришёл к выводу, что нужно писать для обычных людей, писать то что нравится мне самому и то что цепляет других. Не подстраиваться под какие-то галереи и коллекционеров, для которых ориентир только на западе и быть вторичным, повторяя их художников, потому, что это цель, это модно, это правильно. Уверен, нужно делать своё, делать от души, делать это круто и обязательно появляются люди, для которых это ценно, которые это искали и ждали. Конечно, далеко не все могут позволить себе мои картины в оригинале, но посмотреть на них, увидеть как я их пишу может любой желающий прямо на бульваре, на улице в центре Москвы. Другим художникам я тоже рекомендую не писать только для небольшой кучки ценителей, а писать для всего общества. Обязательно найдутся те, кто оценит и поддержит именно вас.

А.С.: Мимо идущие видят в вас автора картин? Как вы думаете, они понимают всю сложность и выматываемость вашей работы?

Н.Б.: Люди разные, кто-то видит, опрос я не проводил. Думают, что просто продавец, который продаёт картины. Но впечатление такое, что Никитский бульвар воспринимают как Арбат. Где стояли перекупщики и продавцы «универсальных», «продающихся» картин. Которые неизвестно кто и когда писал. Это не добавляло статуса ни картинам, ни художникам, превращая продажу искусства в обычный базар.

На Никитском бульваре стоят сами художники!!!

На Никитском бульваре стоят сами художники!!! Частично галереи, которые их представляют. При этом, там огромный поток художников от начинающих и любителей, до профессионалов. К сожалению, многие этого не понимают. Думают, что в галереях они могут купить лучше. Например, свои картины в галереях я не продаю и их купить там просто нельзя. Можно, но это уже будет другой художник и вообще о другом.

Большинство не понимает ни сложность, ни выматываемость, ни цену картин. Уверен, что никто не согласился бы работать месяц за 10-20 тысяч рублей, но купить за эти деньги и даже меньшие деньги картину хотят. К сожалению, я не могу позволить себе такой роскоши продавать картины за эти деньги. У меня есть личный пример. Мой отец. Он стал понимать труд художника, только после того, как сам попробовал рисовать картины. Сейчас он уже не говорит, что это легко. Говорит, что как же много сил ты потратил на ту или иную работу.

А.С.: Вы упомянули, что выставляли работы в галереях?

Н.Б.: Да, конечно выставлял и не раз. Как правило, в рамках коллективных выставок. Из самых громких, наверное это была галерея «А3». Но я больше ценю выставки в рамках музеев. А особенно, когда картина попадает в фонд музея. И такие у меня тоже есть.

А.С.: Работы на заказ. Можно подробнее о той, что на мольберте. Я видел, что там был новый электровоз ЭП20.

Н.Б.: На заказ я беру работы близкие мне по духу, увлечению, в общем те, который я бы написал с удовольствием и не на заказ, а для себя. Как правило, такие работы гармонично вписываются в семейство остальных моих картин.

Пассажирский локомотив «ЭП20», что я писал на Никитском бульваре, это заказ одного из разработчиков этого локомотива из г. Новочеркасска. С которым я познакомился в ВК группе журнала MODIMIO, по кол­лекцио­ниро­ванию «Наших поездов», ж/д моделей масштаба «H0». Не так давно я занялся кол­лекцио­ниро­ванием «НАШИХ ПОЕЗДОВ». Они вдохновляют меня на новые картины, позволяют познакомится с замечательными, увлечёнными и очень интересными людьми. Так, человек захотел его портрет «ЭП20» на фоне Казанского вокзала, где он, в составе других специалистов, производили его обкатку.

Художник Николай Базунов
Художник Николай Базунов

А.С.: У вас интересная серия работ, посвящённых железнодорожной теме. Чем она вас привлекла?

Н.Б.: Как написал Андрей Барышев в стихотворении «Из Калинина в Тверь»:

Я вошёл сюда с помощью двери,
Я пришёл сюда с помощью ног,
Я пришёл, чтоб опять восхититься,
Совершенством железных дорог.

Меня с детства привлекает железная дорога, я вырос рядом с железной дорогой. Ребёнком даже хотел стать машинистом тепловоза. В детстве моей мечтой была железная дорога из ГДР. И частично она осуществилась, в магазине «Лейпциг», мне купили локомотив, два вагона к нему и стрелку в масштабе «TT». К сожалению, рельсового материала тогда не было в наличии и отец мне сделал самодельные рельсы из двух полых медных трубок. Это была отличная ЖД, но рельсы конечно уступали заводским. В Подмосковье, в магазине «Детском мире» тоже продавались вагоны, но мне их тогда не покупали. Теперь я собираю коллекцию себе сам.

Железную дорогу пишут не так много художников в России, я знаю всего четверых, помимо меня. Упомяну Александра Журавлёва, очень сильного художника. Наверняка их больше, но не сильно. Много замечательных работ, на тему ж/д, нам оставили советские художники, всегда с удовольствием рассматриваю их картины, у них есть чему поучится. Есть также современный художники, которые пишут картины с ж/д ситуативно, так как многих из них не оставляет равнодушными и эта тема. Это видно и из реакции зрителей, детей, женщин и мужчин. Они с удовольствием подходят, рассматривают, изучают и фотографируют мои картины с ж/д, на вернисаже, на Никитском бульваре, что я представляю на обозрение и продажу.

А.С.: У вас с Александром Журавлёвым совершенно разный стиль работ, но он также останавливает взгляд. Но направление «Транспорт» не только железнодорожное, но и автомобили. Принято спрашивать «А что автор хотел сказать этой работой». Вот что этот автомобиль должен до меня донести или довезти?

Н.Б.: У Александра очень детальные акварельные рисунки, где он пытается нарисовать все мельчайшие детали, реалистично передать царящую вокруг атмосферу с пассажирами, архитектурой. В тоже время, я работаю с маслом, целью моих картин передать живописный портрет техники, исполненный ближе всего к импрессионизму. Грубыми, плоскими мазками кисти с локальным добавлением мастихина передать красоту и сложность форм конструкции, которую создал человеческий разум. А также фактуру, разнообразие цветовой палитры. В целом эстетику транспорта, её единение с природой, окружающей средой. Мои картины с транспортом больше его портреты, чем пейзажи.

Художник Николай Базунов

А.С.: Как вы выбираете образец транспорта? Просматриваются фотографии, или модели, или настоящие образцы, а потом изображение техники дополняется какими-то деталями? А почему именно этими деталями?

Н.Б.: Образец выбираю по разному. Обычно для будущей картины я создаю из собранных фотоматериалов цифровой концепт-арт на ПК. Какие-то фотографии я сам нахожу в Интернете, какие-то мне присылают знакомые и друзья. Так в одном цифровом концепте может использоваться от одного до шести и более совершенно различных фотографий с совершенно разными деталями. Если мне очень нравится композиция, я оставляю всё так как есть на фотографии и делаю небольшую коррекцию по свету, цвету и обрезаю фотографию под размер холста.

А.С.: Часто транспорт на ваших работах в достаточно грустном виде. Почему?

Н.Б.: Не воспринимаю его грустным. Для меня это старый таинственный, загадочный артефакт времён, словно призрак он сохранился. Мне всегда в детстве хотелось найти в лесу заброшенную железную дорогу, по которой очень редко проходит старый поезд, пробираясь сквозь ветки деревьев, высокую траву и кусты. И уходит он в неизвестность, в которую ведёт этот загадочный путь. Или находишь, старую машину, а она оказывается рабочей. В целом мне нравится «заброшка» её загадочность, хранящая в себе красоту былого величия и её единение с природой. Когда поезд или машина, самолёт, судно, архитектура становятся частью дикого пейзажа. Известно, что лучший художник это природа, так она своими «кистями» пишет это новый необычный пейзаж союза человеческого творения и её собственного. Как видите, грустного тут я вообще ничего не нахожу.

А.С.: Складывается впечатление, что вы стараетесь показать скоротечность жизни даже техники. Поэтому и показалось, что она грустная. Но картины не мрачные и не, как принято говорить, «сурового стиля». Они очень жизненные, правдивые. Как вам удаётся этого добиться?

Н.Б.: Думаю тут дело в моей палитре, она насыщенная цветами, небо «голубое», а реки прозрачные. Так, одна зрительница назвала мой индустриальный пейзаж с саткинским чугуноплавильным заводом, поэтичным. Он, словно осенний лес, оделся в золотые одеяния красок. Думаю, тут не скоротечность техники, а застывшее на века время в таинственном артефакте прошлого, который ещё возродится в будущем. При этом, почти все мои картины аполитичны, я лишь говорю о визуальной красоте мира, не касаясь его красоты духовной, не занимаюсь нравоучениями и не даю оценку происходящим событиям. При этом, своими картинами я поддерживаю совершенно разные слои населения и не остаюсь безразличным к судьбе моей Родины.

А.С.: Кроме техники, что за темы вам особенно близки?

Н.Б.: Кроме техники это индустриальные пейзажи с гигантскими промышленными конструкциями, заводами и другими грандиозными конструкциями. У меня уже достаточно крупная серия Индустриальных пейзажей. Большая часть из которых уже нашла своих хозяев. Также я пишу постоянно портреты в своей технике. Как женские так и мужские, но я не считаю себя портретистом.

Работы художника Фёдора Лодкина

А.С.: Вы работаете один, но так сказать, в двух лицах. Вы N2 — кто это и как он себя проявляет?

Н.Б.: Интересная история, скорее это такой маркетинговый ход. Аналогичный тому, как это делают в автомобильной промышленности. Где у автопроизводителя есть «народный» автомобиль для всех и есть дорогие, люксовые машины под другой маркой. Таким образом, любой человек может себе приобрести автомобиль этой компании. Примерно, тоже самое я сделал с картинами. В 2021 году, после изоляции, пандемии коронавируса, нужно было придумать что-то массовое, для всех. В тоже время, интересное мне самому. В поисках вдохновения и идей, я гулял по бескрайним просторам интернета и вылавливал натюрморты, которые бы нравились мне самому. С учётом того, что я прохладно отношусь к натюрмортам, цветам, посуде и т.д. Это было не просто. Хотел найти, что бы меня вдохновило изучить и повторить. Со временем я нашёл такие у пары иностранных художников. Стиль одного вообще сильно похож на мой. Тогда я решил совместить «зарядку» (написание небольшого натюрморта перед работой с основной картиной) с изучением техник других художников и получением удовольствия от процесса. Писал я их в шутку, не сильно заботясь о результате. Так часть натюрмортов, это очень свободные копии других художников, часть полностью мои собственные, но среди них нету повторов, есть подобные. Со временем, я придумал писать сериями. Придумывал новые серии. Например серию «Двери», «Окна», «Игрушки СССР», «Голландские натюрморты» и другие. В итоге, родился проект «Фёдор Лодкин». Специально во избежание раздвоения личности, я называю его проектом. При этом, у меня и Лодкина разные соцсети и разная аудитория зрителей и покупателей. Базунов и Лодкин даже соревнуются по количеству подписчиков и охватам стран где присутствуют картины того или другого. На данный момент, по подписчикам лидирует Базунов, а по охвату стран, примерно поровну. Лодкин есть от США до Австралии, а в России от Калининграда до Владивостока. В основном, конечно это Питер и Москва. Сколько буду продолжать это проект — пока не знаю. Он конечно отнимает время от моих основных картин, но их может позволить далеко не каждый, а хочется чтобы люди могли себе повесить дома не принт, не распечатку, а уникальную, оригинальную картину.

Художник Николай Базунов

А.С.: Работы Фёдора Лодкина не большие по формату. Они требуют какого-то особенного размещения или парного приобретения?

Н.Б.: Да, особенность работ Фёдора Лодкина, это их размер 20х20см. Все они у меня такого размера, по одной цене, на подрамниках с окрашенными торцами и подвесом. Это позволяет их вешать не обращаясь в багетную мастерскую. Купил и повесил. Обычно, люди покупают несколько, собирают из них композиции, как мозаику по цвету, содержимому и т.д. Кто-то стильно оформляет под интерьер, кто-то просто ставит на стол. Интересно наблюдать как люди их оформляют, часто делятся фотографиями со мной.

А.С.: Николай, благодарю за потраченное время! Удачи!

Н.Б.: Увидимся!

 

Художник Николай Базунов

VK: https://vk.com/bazzzunov

WEB: bazzznov.com

Telegram: t.me//bazzzunovart

Mail: [email protected]

С художником Николаем Базуновым
беседовал Алексей Сидельников,
главный редактор журнала "Коллекция"

Художник Александр Журавлёв

Рисунки на заборе на Курском вокзале

__________________

 Обсуждение в телеграмм >>>

Рекомендуем

Геликон Ступак Интервью

Выставки театра Геликон-опера

Владислав Ступак, студент Российской ака­де­мии му­зыки име­ни Гне­си­ных. Спе­циаль­ность — ди­ри­жи­ро­ва­ние ака­де­ми­чес­ким
Перейти К началу страницы