Война 1812 года на Вилейщине

Загадка акварели Альбрехта Адама. Начало войны 1812 года на Вилейщине

in История 2843 views

В этом году исполняется 210 лет с начала войны 1812 года меж­ду коалицией евро­пей­ских госу­дарств во главе с напо­лео­новской Фран­цией и Россий­ской империей. Война принесла большие разру­шения бело­рус­ским землям, которые оказались в зоне боевых действий. В этой и по­следующих статьях будет рас­сказано о том, какие события и как проходили на территории Вилейского района Минской области Республики Беларусь во время той далекой войны.

 

Война 1812 года глазами белорусских историков

Эта война в русской историо­графии называется Отечест­венной войной 1812 года. У бело­русских историков часто используется термин русско-фран­цузская война 1812 года или просто война 1812 года. Возникает вопрос: почему не Отечественная?

Белорусские земли вошли в состав Российской империи незадолго до войны, в результате 1-го, 2-го и 3-го разделов Речи Посполитой (1772 1793 и 1795 годов), и многие жители этих территорий поддержали Наполеона, который возвестил о вос­становлении Великого княжества Литовского (ВКЛ), и вступили добро­вольцами в ряды его армии. Уже после оккупации белорусских земель войсками Великой армии здесь были проведены рекрутские наборы в полки, батальоны и эскадроны ВКЛ, которые воевали в составе Великой армии. Не будем останавли­вается на вопросе о войсках ВКЛ в составе Великой армии – об этом есть отдельные исследования белорусских[1][2], русских[3][4], польских[5][6] историков и сборники документов[7].

Поскольку белорусы и другие народы, проживающие тогда на белоруской территории, воевали в рядах как русской, так и французской армии, поэтому войну 1812 года трудно назвать Отечественной. Ведь те белорусы, которые хотели возрож­дения ВКЛ, также воевали за Отечество, которое они недавно потеряли.

 

Вилейка накануне войны

Накануне войны 1812 года Вилейка – это небольшой уездный городок в составе Минской губернии, причем центром уезда он стал недавно – в 1796 году.

По сведениям на 1800 год в Вилейке находились 62 деревянных дома и не было ни одного каменного строения. В городе проживало чуть больше 400 человек,[8] которые в большей своей части по вероисповеданию были униатами.

План уездного города Вилейки 1800 г.
План уездного города Вилейки 1800 г. 

В Вилейском уезде не было военного гарнизона, хотя в 1811 году в городе Вилейка, как и в других уездных городах, была создана Вилейская инвалидная команда. Она входила в Минский внутренний батальон (до 5 февраля 1812 года – полубатальон) и летом 1812 года город не обороняла, а отступила с другими подразделениями русской армии.

 

Начало боевых действий и оккупация Вилейщины

Война началась 12 (24) июня 1812 года[9]. После полуночи по четырём наведённым выше Ковно[10] мостам началась переправа французских войск через пограничную с Российской империей реку Неман.

17 (29) июня — 18 (30) июня около Прены южнее Ковно Неман перешла другая группировка (67 тысяч солдат: 4-й и 6-й пехотные корпуса и кавалерия) под командованием вице-короля Италии Евгения Богарне[11]. Военнослужащие именно этой группировки прошли через нашу местность.

Портрет Евгения Богарне работы Иоганна Генриха Рихтера. Оригинал картины хранится в Государственном Эрмитаже
Портрет Евгения Богарне работы Иоганна Генриха Рихтера. Оригинал картины хранится в Государственном Эрмитаже

В трёх населенных пунктах на территории нынешнего Вилейского района – 3(15) июля в Вилейке, 4(16) июля в Косценевичах и 5(17) июля в Долгиново – размещалась Главная квартира вице-короля Италии Евгения Богарне.

Интересное описание прохода Великой армии через Вилейщину есть в книге Цезаря Ложье де Беллекура «Дневник офицера Великой армии в 1812 году»[12].

«15-го июля мы пришли в Вилейку по чрезвычайно песчаной дороге, идущей через громадный лес. Русские, в своем стремлении скорее уйти, бросили здесь кой-какие из своих запасов. Вице-король удваивает бдительность, опасаясь, как бы находящийся вблизи неприятель не напал на нас врасплох. Поэтому, мы особенно осторожны при выборе позиции на ночь.

Косценевичи, 16 июля. Продолжаем двигаться вперед. Мы сейчас в убогой деревушке, где кроме почты и дома священника, стоит только несколько хижин, крытых соломой. Королевская гвардия расположилась лагерем вокруг нее, а вице-король стал со своей главной квартирой в двух милях дальше.

Долгинов, 17 июля. С самого рассвета идем по прекрасной дороге, ведущей в Долгинов. Население его сплошь состоит из евреев, которые на вес золота достают для нас несколько бутылок водки. Непрерывное передвижение и недостаток у нас этого напитка заставляют меня упомянуть о таком событии; оно может показаться незначительным, но для нас оно много значит в данную минуту, — так велики наши страдания».

О том,  что в Вилейке французам удалось захватить значительные припасы, пишет в своей книге «Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год.» известный историк академик Тарле: «…Например в Вилейке в руки генерала Кольбера[13] попало 2 тыс. квинталов[14] муки, от 30 до 40 тыс. рационов сухарей и много овса. Наполеон был в восхищении от этой находки, которая пришлась как нельзя более кстати: лошади во французской кавалерии падали тысячами от отсутствия овса, а сухари и мука тоже далеко не во всех частях «Великой армии» оказывались в изобилии».[15]

Свои впечатления о Вилейке и ее окрестностях оставил еще один французский офицер, капитан Доминик Пьер де ля Флиз.

Портрет Доминика Пьера де ля Флиза. Источник Wikimedia
Портрет Доминика Пьера де ля Флиза. Источник Wikimedia

Он служил в рядах Второго гренадерского полка помощником главного хирурга французской армии и императорской гвардии Наполеона. В своей книге «Поход Наполеона в Россию в 1812 году» описывает проход его подразделения в нашей местности.

«Вилейка, 22-го июля.

Выступили в поход до света, чтоб предупредить зной; дорога была сносная, кроме подъемов и спусков, тяжелых для обоза. Пришли рано в Вилейку, городок с деревянными домами, как водится во всем крае, и двумя маленькими православными церквами[16] с отдельными колокольнями. Река Вилия протекает через город. Как всюду, мы встретили одних евреев. Прошли далее и расположились биваками на песчаной равнине, поблизости садов. Как накануне, нам устроили будочки и навесы из досок разобранных заборов. Евреям было поручено достать провизию. Военные комиссары условились с ними и они доставили ржаного хлеба и мяса. Роздана была водка, и мы обедали вовремя, не так, как прошлые дни.

Ночь была такая жаркая, и комары в таком множестве и такие злые, что укушение их оставляло даже знаки; оттого мы почти и не спали.

Долгинов, 23-г о июля.

Встали, как обыкновенно, до света. Вышли на большую дорогу, где еще бивачил обоз, а в поле направо и налево выстроилась в линию артиллерия. Опять встретились подъемы и спуски; проходили и лесом; наконец, после трудного перехода и частых привалов, во время которых с трудом находили провизию, мы пришли в Долгинов – городок с деревянными домами и тремя такими же почерневшими от времени церквями. По улицам сновали прыткие на услуги евреи. Нам дали квартиру в первом этаже дрянной гостиницы, содержимой жидами, и четверо нас, офицеров поместились в небольшой грязной комнатке. Весь дом был полнёшенек, так как у евреев всегда многочисленное семейство, целая куча детей, грязных, полунагих. Прибавьте к этому шум и гам, производимые продажею водки и хлеба. Солдаты готовили нам скудный обед, за недостатком многого необходимого. Мало-помалу шум стал утихать, а вместе с тем комнаты евреев начали освещаться множеством свечек, как в подсвечниках, так и в люстре о семи рожках, висевшей на потолке. Это было начало шабата, так как солнце уже село, а день был пятничный. Свой грязный и засаленный костюм евреи сменили другим, немногим почище, черным, лоснистым; на головах у них были надеты черные бархатные шапочки, опушенные мехом, сверх платья накинут белый с голубыми полосками плащ, обшитый серебряным галуном. Женщины, вместо обыкновенных лохмотьев, оделись в нарядные платья. На груди спускался кусок красной материи, обшитой золотым галуном, а на голове красовался убор, вышитый жемчугом и бриллиантами, с кончиком красной ленты, спускавшимся на лоб. Потом начались у них заунывные песни; они сели за стол, меж тем как свечи, сами собой догорая, гасли, и, наконец, улеглись спать. Всю ночь только и слышно было, что крики извозчиков и грохот проезжавших обозов и артиллерии. Беспрестанно стучали в двери и ставни, однако евреи никому не отпирали, и мы не могли ни на минуту уснуть.»[17]

 

Альбрехт Адам и его альбом

Баварский художник Альбрехт Адам (1786—1862) наиболее известен тем, что в составе Великой армии Наполеона участвовал в походе на Россию в 1812 году в качестве официального художника штаба IV (итальянского) корпуса Евгения Богарне.

Портрет Альбрехта Адама. Работа Франца Ханфштенгля. Около 1850 года. Источник Wikimedia
Портрет Альбрехта Адама. Работа Франца Ханфштенгля. Около 1850 года. Источник Wikimedia

 Он получил офицерское звание и был прикреплен к топографическому бюро Евгения, небольшому подразделению инженеров, картографов и чертежников, которое было создано в 1801 году. Во время продвижения Великой армии по Европе и России Адам много рисовал. На протяжении всей кампании Адам делал наброски и рисунки, запечатлев многие важные события похода. Позднее многие из этих набросков легли в основу полноценных картин, причём к сюжетам из Наполеоновских войн, очевидцем которых он был, Адам обращался вплоть до конца своей весьма долгой жизни. Он создал изображения с натуры нескольких городов и местечек Беларуси, был свидетелем боя под Островно, Смоленского и Бородинского сражения, был в составе войск, вошедших в Москву. После этого Адам вернулся в Германию, не дожидаясь отступления армии, и тем самым избежал ужасов отступления. Он вернулся в Мюнхен уже в декабре 1812 года, когда последние остатки Великой армии всё еще выбирались из России.

Альбрехт Адам также являлся автором мемуаров, в которых он подробно описал Бородинскую битву и ряд других ключевых событий войны 1812 года. Для нас самое интересное, что среди его акварелей есть две, изображающие населенные пункты Вилейку и Долгиново. В них были Штаб-квартиры Евгения Богарне.

Штаб квартира в Вилейке 15 июля 1812 г. Акварель Альбрехта Адама
Штаб квартира в Вилейке 15 июля 1812 г. Акварель Альбрехта Адама

В «Русском альбоме»[18] Альбрехта Адама есть такое описание Штаб-квартиры в Вилейке 15 июля 1812 г.: «Вилейка – в 1812 году уездный город, на реке Вилия. На берегу реки хозяйственная постройка, занятая Главной квартирой, на карауле – гвардейские гренадеры, рядом – обозные фуры, драгуны итальянской гвардии, армейский конноегерь.»

Штаб квартира в Долгиново 17 июля 1812 г. Акварель Альбрехта Адама
Штаб квартира в Долгиново 17 июля 1812 г. Акварель Альбрехта Адама 

Описание Штаб-квартиры в Долгиново 17 июля 1812 г.: «Долгиново – в 1812 году местечко в Вилейском уезде Минской губернии, в 42 верстах к северо-востоку от Вилейки. Слева – дом, занятый Главной квартирой, на карауле – гренадеры итальянской пешей гвардии, справа – обозная фура. Вдали видна церковь».

Сам Адам в своих дневниках вскользь упоминает Вилейку: «Одиннадцать дней мы блуждали по местности, пройдя через Сморгонь, Залесье, Вилейку, Докшицы и Камень в Бешенковичи, где, наконец, столкнулись с врагом. В достойном городке Сморгони принц задержался на два дня, поселившись в чудесной усадьбе. Отсюда земли пошли благовиднее и плодороднее, была заметна бóльшая состоятельность жителей и действительно недурные сельские дома, выстроенные, впрочем, по-прежнему исключительно из дерева и одноэтажные. Их украшали стоящие на нескольких ступеньках маленькие колонны, подпиравшие фронтон.»

Тут стоит сказать, что, скорее всего, с последней акварелью случилась неточность в описании. Дело в том, что тот красивый каменный костёл, который запечатлён на акварели, не мог находится вблизи Долгиново. Ближайший похожий каменный храм (Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии) находился тогда в местечке Будслав в 15 км от Долгиново.

  • Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии в Будславе. Фото В.А. Богданова 2.07.2009 г.
  • Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии в Будславе после пожара. Фото В.А. Богданова 11.05.2021 г.

Известно, что после Долгиново 6-7 (18-19) июля Евгений Богарне со штабом ночевал в Докшицах. Будслав находится чуть в стороне, на полпути из Долгиново в Докшицы, поэтому можно предположить, что во время остановки по дороге 6 (18) июля и был сделан этот набросок. При престольном рассмотрении карт можно даже предположить, где конкретно был сделан набросок – это либо деревня Демидки, либо Бубны, которые сейчас находятся в Вилейском районе.

План генерального межевания Белоруссии. Конец 1700-х -начало 1800-х годов
План генерального межевания Белоруссии. Конец 1700-х -начало 1800-х годов
План генерального межевания Белоруссии. Конец 1700-х -начало 1800-х годов
План генерального межевания Белоруссии. Конец 1700-х -начало 1800-х годов 
Фрагмент карты конца 19 века на которых отмечены населенные пункты Долгиново, Будслав, Докшицы и Бубны
Фрагмент карты конца 19 века на которых отмечены населенные пункты Долгиново, Будслав, Докшицы и Бубны

Скорее всего, по прошествии лет, когда была дописана акварель, уже забылось, где точно был сделан набросок, и автор её подписал по памяти как Главная квартира в Долгиново.

В следующей части будет рассказано о Штаб-квартирах Наполеона в населенных пунктах современного Вилейского района и боях, которые прошли тут.

 
Каркотко Андрей Юрьевич
Научный сотрудник ГУ «Вилейский краеведческий музей»
Магистр политических наук, историк

(цитируем предоставленные автором изображения)
 

[1] Лякин В.А. Реквием Минской бригаде: исторический очерк / В. А. Лякин. — Мозырь : Белый ветер, 2012. — 92,

[2] Тарас А. Е. 1812 год — трагедия Беларуси. Минск: Харвест, 2018

[3] Земцов В. Н. Литва при Наполеоне: Деятельность временного Правительства Великого княжества Литовского // Вопросы всеобщей истории, № 19, 2017 С. 62-92;

[4] Кудряшов И.Ю. Вооруженные силы Литовского княжества 1812 г. // Старый барабанщик. № 1. С. 20-27.

[5] Ивашкевич Януш, Litwa w roku 1812 (Литва в 1812 году), — Варшава, 1912.

[6] Мариан Кукель, Wojna 1812 roku (Война 1812 года), — Краков, 1937.

[7] Акты, издаваемые Виленскою комиссиею для разбора древних актов. – Вильна, 1912. Т. 37. Документы и материалы, относящиеся к истории Отечественной войны 1812 г. С. I-L.

[8] Памяць: Гiсторыка – дакументальная хроніка Вiлейскага раёна. Мн.: БЕЛТА, 2003. с. 97-98

[9] Тут и далее кроме цитат из источников даты даны по старому и новому стилю.

[10] Сейчас город Каунас в Литве.

[11] Принц Эжен (Евгений) де Богарне́ (1781 — 1824) — пасынок Наполеона, вице-король Италии, крупный военачальник. В кампанию 1812 года командир 4-го пехотного корпуса французской армии.

[12] Ложье де Беллекур, Ц. Дневник офицера великой армии в 1812 году : Пер. с фр. / Цезарь Ложье; Под ред. Н. П. Губского; С предисл. А. М. Васютинского. — Москва: Задруга, 1912. с. 35-36.

[13] Пьер Давид де Кольбер-Шабане (1774 — 1853) — французский военный деятель, дивизионный генерал (1813), барон (1809), участник революционных и наполеоновских войн. В кампанию 1812 года бригадой гвардейских улан. В Вилейке и Орше захватил крупные военные склады русской армии.

[14] Квинтал (англ. quintal) – устаревшая французская единица измерения веса и массы (парижский вариант). Перевод единицы квинтал: 1 квинтал = 48.95 килограмм.

[15] Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год. М. : Воениздат, 1992. С. 76

[16] Из топографического описания уездного города Вилейки 1800 г. В городе была только одна униатская церковь.

[17]Де-Ла-Флиз Д. де Поход Наполеона в Россию в 1812 году / Де-Ла-Флиз. — Москва : Образование, 1912. С 5-6.

[18] Адам А. Русский альбом / сост. Б. И. Асварищ, Г. В. Вилинбахов; вступ. ст. Б. И. Асварища; коммент. Г. В. Вилинбахова, Р. Г. Григорьева; пер. с нем. Т. А. Граблевской. — М.: Кучково поле, 2016. — 212 с.: цв. ил.

 

Наполеон на Вилейщине

Бои в 1812 году под Вилейкой, Долгиново и Латыголем

Памятные места Вилейского района, связанные с войной 1812 г.

_________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы