Герои с подводной лодки «Минога». Кто они?

in Атрибуция/Фотографии 2355 views

Статья продолжает серию исто­ри­ческих рас­­сле­дова­ний под услов­ным наз­ва­нием «О чём рас­ска­зывает фо­­тогра­фия». В пре­дыду­щей статье «Прусские кресты для моряков канонерской лодки „Кореец”» мы рассмотрели фотографию, связанную с событиями в Китае в 1901 году. В новом расследовании мы поговорим о рус­ских «героях морских глубин».

В фондах Фе­­де­раль­ного госу­дар­ствен­ного бюд­жет­ного уч­реж­де­ния куль­туры и искусства «Централь­ный воен­но-мор­­ской му­зей имени императора Петра Ве­ликого» Мини­стерства обороны Рос­сийской Федерации хранится фотография, на которой запе­чатлена команда подводной лодки «Минога». Эта фотография раз­мещена на сайте Гос­каталога Российской Федерации под №16592207[1]. Также эта фото­графия была помещена в книге «Подводные силы России 1906 – 2006»[2] на странице 140.

Команда подводной лодки «Минога» в годы Первой мировой войны. Место съемки транспорт «Хабаровск» плавбаза 6 дивизиона подводных лодок, время съёмки ноябрь 1915 г. Фотография ФГУКИ "Центральный военно-морской музей име­ни императора Петра Великого" МО РФ
Команда подводной лодки «Минога» в го­ды Первой мировой войны. Место съёмки транспорт «Хабаровск» плав­база 6 дивизиона подводных лодок, время съёмки ноябрь 1915 г. Фо­тография ФГУКИ «Центральный военно-морской музей
имени импе­ратора Петра Великого» МО РФ

Награды нижних чинов

При беглом ознакомлении с фо­то­графией бро­сается в гла­за множество медалей у простых мат­росов. При более пристальном рассмотрении можно разобрать многие награды. Тут есть награж­дён­ные Геор­гиевскими крестами и медалями, Знаками отличия ордена Святой Анны (Ан­нинская медаль) с бантом и юбилейными медалями.

Мы задались целью попытаться узнать, кто эти герои и за какие подвиги они получили свои награды.

Подводная лодка «Минога» участ­вова­ла в Первой миро­вой войне, совершила 14 боевых выходов, несколько раз пыталась ата­ковать неприятельские корабли, поэтому наличие у моряков георгиевских наград не удивительно. Но вот их ко­личество впечатляет. Половина экипажа лодки была отмечена Геор­гиевскими крестами или медалями, причём некоторые получили по нескольку георгиевских наград.

  • Георгиевский крест
  • Медаль «За храбрость»
  • Знак отличия Святой Анны

Но больший интерес вы­зва­ли награж­дён­ные Ан­нинской медалью с бантом, награда которая вру­чалась крайне редко. По своему по­ложению Знак отличия ордена Святой Анны вручался как за выслугу лет, так и за подвиги в не боевой обстановке или в мирное время. В последнем случае к медали крепился бант из Аннинской ленты, именно такие медали мы видим у моряков «Миноги». На представленном фото­изображе­нии как минимум у трёх под­водников присут­ствует эта награда.

  • Медаль «В память 200-летия морской победы при мысе Гангут»

Также интересно наличие у мо­ряков юби­лейных медалей «В память 200-летия морского сражения при Гангуте». Дело в, том что 23 февраля 1915 года[3] последовало Высочайшее повеление, в котором об этих нагрудных медалях было ска­зано: «Нижним чинам флота и сухопутного ведомства раздать после войны тем частям и в том составе, который пред­полагался быть награж­дённым в день празд­нования юбилея <…> То же и для офицеров, но теперь же». По нему офицерам вручили данные медали, а нижних чинов как бы наградили медалями «В память 200-летия морского сраже­ния при Гангуте», но их не вру­чили. Такая фор­мулиров­­ка в частности при­сутствует в некоторых документах.

Документ, в котором упоминают награж­де­ние медалями «В память 200-летия морского сра­жения при Гангуте», без вру­чения таковых. Скан с сайта https://gwar.mil.ru

Поэтому наличие дан­ных меда­лей у матросов с «Миноги» можно объяснить или тем, что матросы сами заказали медали в частных мастерских или тем, что им всё же выдали медали госу­дарствен­ного тиража, не дожидаясь окончания войны. Вторая вер­сия нам кажет­ся пред­поч­титель­ней, так как данные медали при­сутствуют у многих нижних чинов подлодки «Минога», да и встречается на фотографиях других нижних чинов флота. Как например у минного унтер-офи­цера 1 статьи Липпа Иосифа Ильича, о котором было рассказано в статье «Боцманмат с минного заградителя «Нарова»».

Но вернемся непосредственно к подводной лодке «Минога» и её истории.

Подводная лодка «Минога»

«Минога» — первая в России подводная лодка, оснащённая дизельным дви­гателем. Построена в 1906—1909 годах по проекту, разра­ботанному в 1905 году И. Г. Бубновым и являв­шемуся развитием проек­та «Касатка». Серьёзным улучшением стала замена внешних торпедных аппаратов внут­­ренними — трубчаты­ми. Отметим, что по штату экипаж лодки 22 человека: 2 офицера, 2 кондуктора и 18 нижних чинов. О самой подлодке писать много не будем информацию о ней найти не трудно, остановимся на тех событиях в истории лодки, за которые её экипаж был отмечен наградами.

Подводная лодка «Минога»

Несчастный случай на «Миноге»

О том за, что экипаж «Миноги» был награждён Знаками отличия ордена Святой Анны хорошо описано в книге известного и одного из первых под­водников России В. А. Меркушова «Записки подводника 1905–1915»[4]. Этому событию посвящена глава «Авария подводной лодки „Минога”». Поэтому приведём её полностью.

Глубокой осенью 1912 года, когда «Минога» была поднята на берег для зимнего ремонта, состоялась смена командиров, и лейтенант Гарсоев, впервые вступивший в коман­дование и ещё не имевший случая самостоятельно управлять подводной лодкой, считал дни и недели, горя желанием поскорее походить под водой.

Утром 23 марта 1913 года лодка, наконец, была спущена на воду, и командир, несмотря на субботний день, когда все работы заканчи­вают­ся в пол­день, решил ид­ти на пробное погружение.

В два часа пополудни «Минога» в сопровождении парового катера направилась в аванпорт Порта Импе­ратора Александра III (Либава), сообщив по дороге на конвоир,[5] как она предполагает действовать.

По окончании переговоров по семафору сигнальщик свернул флажки и небрежно сунул их в одно из отверстий в обшивке рубки. Надо же было, чтобы обмотанные материей древки флажков толщиной в полтора дюйма попали под открытый клапан венти­ляционной трубы из батареи электри­ческих аккумуляторов.

По команде: «Под­готовиться к погружению!» — матрос, сделав несколько оборотов ма­ховиком, встретил сопротивле­ние деревянных палок от сигнальных флаж­ков и потому решил, что клапан закрыт до места, чего на самом деле, конечно, не было, и оставалась порядочная щель.

Получив донесение, что все отверстия задраены и лодка готова к погружению, командир приказал наполнять цистерны. Лодка начала погружаться в воду. Когда крышка рубки подошла к поверхности, вода начала захлестывать в приоткрытый клапан и потекла по трубе в носовую часть лодки.

— Из вентиляции батареи идёт вода! — донесли снизу…

Всякий опытный командир, не боясь обви­нения в трусости, немедленно поднялся бы на поверхность, чтобы выяснить причину течи, но Гарсоев продолжал погружение, огра­ничившись при­казанием поджать клапан, маховик которого находился тут же в рубке.

«Минога» села глубже — вода потекла сильнее.

— Вода прибывает! — закричали снизу.

— Подожмите клапан! — рассердился командир.

Два матроса ухватились за махо­вик, но сколько ни ста­рались, не могли передавить попавшие под клапан палки сигнальных флажков…

— Вода идёт полным ходом! — донесли с передней части лодки.

Гарсоев приказал продуть палубные цистерны, но так как при этом забыли закрыть их вентиляционные клапаны, то весь запас сжатого воздуха, столь необходимого для быстрого подъёма на поверхность, оказался выпущенным за борт безо всякой пользы для подводной лодки. «Минога» села на дно, имея над водой часть перископа и мачту с флагом…

Командир решил отдать спасательный буек, помещавшийся в носовой части подводной лодки. Матрос повернул рычаг. Крышка, придерживавшая большой пустотелый стальной шар с присоединенным к нему водолазным шлангом и телефоном, откинулась; буёк с горящей электрической лампочкой поднялся на поверхность…

Конвоир бросился к буйку, поднял его к себе, — старшина отвинтил крышку и взялся за телефон.

— Алло! Что случилось?

— Нас заливает вода, поступаю­щая через вентиляцион­ную трубу батареи аккумуляторов. Сами подняться не можем, нужна немедленная помощь…

Задраив крышку буя и бро­сив его за борт, катер самым полным ходом направился к Учебному отряду подводного плавания.

Когда старшина прибежал с ужас­ной вестью, всё пришло в движение: зазвонили телефоны, забегали люди, начались спешные сборы.

В довершение неудачи по случаю субботнего дня работы в порту, на судах и в отряде подводного плавания были окончены в полдень, и все разошлись.

Прежде всего бросились на плавучие краны, но их прислуга уже ушла домой. Побежали по квартирам — оказалось, что большинство людей ушло в баню, и пока их разыскали, пропало много драгоценного времени.

Наконец, все собрались, и портовые буксиры повели краны к месту несчастья. Дежурный миноносец получил приказание идти туда же…

Тем временем, видя, что клапан закрыть невозможно, командир приказал перерубить вентиляционную трубу, чтобы заткнуть её ветошью и одеждой личного состава. Но скоро выяснилось, что труба сделана из толстого железа, перерубить её с помощью простых зубил невозмож­но, и работу пришлось бросить.

Вода прибывала, и на­до было опа­саться, что скоро она проникнет в батарею электрических аккумуляторов, что грозило немед­ленной смертью. Дело в том, что от соеди­нения морской воды с серной кислотой, находящейся в аккумуляторах, выделяется ядовитый газ — хлор, спо­собный задушить весь личный состав.

К счастью, тревога оказалась напрасной. Первое время вода прибывала с такой быстротой, что скоро покрыла всю батарею, образовав как бы толстую подушку, спасшую людей от удушения газом.

Под тяжестью набравшейся воды «Минога» стояла на дне в наклонном положении, имея корму выше носа.

Все сбились в машинном отделении и, чтобы ещё больше задрать корму, пока была электрическая энергия, успели откачать часть воды из кормовой цистерны.

Освещение потухло. Некоторое время горела одна-единственная переносная лампа, потом и она погасла. Наступила полная темнота. Свет лился только через иллюминаторы рубки, образуя небольшой светлый круг.

Находясь на своем месте у перископа, командир видел, как подошел миноносец и стал на якорь, видел верхушки подъёмных стрел буксируемых плавучих кранов.

Время тянулось томительно медленно. На палубе лодки раздались шаги водолазов и стук их молотков, на которые люди отвечали такими же стуками в борт лодки. «Ну вот, скоро заведут гини и начнут подъём», — думал каждый.

Прибывавшая вода, встречая теперь сопротивление сжавшегося воздуха, медленно оттесняла людей дальше в корму. Чтобы ещё больше облегчить кормовую часть и, задрав её как можно выше, выиграть время, открыли машинную площадку и, нащупывая в темноте лежавшие в трюме чугунные балластины, переносили их в затопленное носовое помещение.

Батарея аккумуляторов была покрыта водяной подушкой, но хлор, хотя и в малом количестве, всё же проходил через воду. Дышать становилось всё труднее и труднее. Многие стали терять сознание.

Чувствуя, что слабеет и долго не продержится, лейтенант Гарсоев, дав боцману лодки боцманмату Гордееву (ввиду недостатка офицеров вахтенного начальника на «Миноге» не было) последние инструкции, приказал ему, согласно Морскому уставу, вступить в командование кораблем, а сам впал в беспамятство.

Тем временем водолазы выбивались из сил, торопясь поскорее соединить тяжелые гини — стальные тали со стальными же блоками — кранов с особыми спасательными рымами — отверстиями в стальных полосах, приклепанных на этот случай к корпусу подводной лодки.

Видя, что перископ вращается, один из офицеров подошёл к нему на шлюпке и стал задавать вопросы, которые писались мелом на доске.

Вступивший в командование боцманмат Гордеев условным поворачиванием перископа отвечал «да» (вправо) или «нет» (влево), давая точные и ценные сведения о положении лодки и состоянии людей.

Стемнело. На кранах и столпившихся у места аварии судах зажгли электрические люстры, на миноносце открыли прожектора.

В полночь, то есть через десять часов со времени отхода лодки от пристани, крышка кормового люка вышла из воды — её немедленно открыли, опустили вниз шланги от вентиляторов, и несколько офицеров с ручными электрическими фонариками спустились в лодку.

Восемнадцать человек с совершенно чёрными лицами лежали без сознания. Их вынесли на палубу миноносца, где искусственное дыхание и чистый воздух быстро пробудили всех к жизни.

Находившийся в рубке боцман был вытащен только через два часа, так как, чтобы до него добраться, пришлось откачать много воды, отрезавшей его от внутренних помещений. Так временно командующий подводной лодкой хотя и в бесчувственном состоянии, но всё же покинул её последним.

Подъёмные средства оказались недостаточной силы, потому «Миногу» подвели только к поверхности воды, после чего краны с висевшей на гинях подводной лодкой отбуксировали в бассейн Порта Императора Александра III, где и откачали из неё всю воду.

«Минога» окончательно всплыла, была поднята на берег и поставлена в капитальный ремонт.

На докладе на Высочайшее имя по этому поводу государь император положил следующую резолюцию: «Благодарю Господа Бога за спасение всех бывших на подводной лодке. Объявить моё сердечное спасибо командиру и команде за службу и особенно боцманмату Гордееву, достойно наградить его».

За порядок на лодке, присутствие духа, проявленные командиром лейтенантом Гарсоевым, он был произведен в старшие лейтенанты, боцманмат Гордеев — в рулевые кондукторы, а вся команда была награждена Знаком отличия ордена Св. Анны.

Подробный рассказ об аварии «Миноги» приведён в книге «Подводные лодки в русском и советском флоте»[6] Г.М. Тру­сова, ко­торый в 1914 г. служил на «Миноге» машинным унтер-офицером и лично знал всех участников этого драма­тического эпизода и о ко­тором будет подробнее написано ниже.

Плавучие краны вводят подводную лодку «Минога» после аварии в бассейн Либавского порта. Экипаж уже спасен. Фото было опубликовано в журнале «Огонёк»[7]

Широко эта авария освещалась и в периодике тех лет. В газете «Русское слово» от 29 марта 1913 года была помещена небольшая статья про это событие «Авария „Миноги”»[8].

«ПЕТЕРБУРГ, 28, III. (По телефону). В рапорте начальника первой минной дивизии Балтийского моря приводятся подробности аварии подводной лодки «Минога».

Как у нас уже сообщалось, команда лодки провела под водой более 10-ти часов. Внешнее состояние спасенных — сообщается в рапорте, — было ужасно после всего ими пережитого. Унтер-офицер Назаревский временно помешался. Минный машинист Крючков был без сознания. Боцман Обремский проявил признаки сумасшествия и был страшно слаб. Лейтенант Гарсоев, командир лодки, бывший в последнее время без сознания, пришёл в чувство, как только открыли люк.

Позже всех снят был с затонувшей лодки боцман Гордеев, который оказался в кормовой части, отрезанным от остальной команды. По докладу командира «Миноги» лейтенанта Гарсоева, поведение боцмана Гордеева во время аварии является выдающимся, выше всяких похвал. Ни на минуту не потерявший самообладания, подбадривавший всех окружающих нижних чинов личным примером и распорядительностью, боцман Гордеев принял командование лодкой от лейтенанта Гарсоева, позвавшего его с этой целью и сейчас же потерявшего сознание. Выносливость боцмана Гордеева изумительна. Он пробыл в затонувшей лодке дольше всех. Нам сообщают, что весь экипаж подводной лодки «Минога» получит исключительные награды. Командир лодки получит следующий чин, боцман Гордеев будет произведён в офицеры, всем остальным будут пожалованы знаки отличия.»

После этого происшествия экипаж «Миноги» был сфотографирован, причём в Иллюстрированном журнале «Искры»[9] была опубликована эта фотография с подписями всех запечатлённых на ней людей. Эта фото поможет в дальнейшей атрибуции некоторых моряков на фотографии экипажа «Миноги» 1915 года.

  • Командир и команда подводной лодки «Минога» (1913 год). Сидят: 1) минный машинист Бак, 2) старший минный машинный унтер-офицер Монаев, 3) электрик унтер-офицер Николаев, 4) боцман Гордеев, 5) лейтенант фон-Герсдорф, 6) рулевой унтер-офицер (2-й боцман) Лемков, 7) старший машинный унтер-офицер Толапин, 8) машинный унтер-офицер Сигунов. Стоят: 9) машинный унтер-офицер Янсон, 10) минный машинист Крючков, 11) моторный унтер-офицер Мясников, 12) электрик боцманмат Обремский, 13) моторист Лялин, 14) электрик унтер-офицер Христофоров, 15) электрик унтер-офицер Назаревский

«Минога» в походах Первой мировой войны

Подводная лодка «Минога» активно участвовала в Первой мировой войне. Начало войны «Минога» встретила в составе 1-го дивизиона Бригады подводных лодок Балтийского флота. Это было наиболее боеспособное подразделение подплава на Балтике. Кроме «Миноги» в его состав входили подлодки «Макрель», «Окунь» и «Акула». Всего «Минога» совершила 14 боевых походов, несколько раз пыталась атаковать неприятельские корабли. При ремонте зимой 1914 — 1915 гг. в кормовой части подводной лодки установили 37-мм орудие.

Подводная лодка «Минога» после установки 37-мм орудие. Источник изображения: https://newsland.com/community/14/content/spasite-minogu/3368859

В феврале 1915 года командиром на «Миногу» был назначен лейтенант Кондрашёв с которым и связаны наиболее интересные походы «Миноги».

Не будем описывать все её походы[10] ограничимся несколькими самыми интересными, в тех в которых были столкновения с противником и за которые экипаж лодки получал Георгиевские награды.

В походе 21-24 мая 1915 года подлодка «Минога» произвела торпедную атаку на буксирный пароход «Гинденбург», вооружённый мелкой артиллерией. Подробнее об этом походе можно ознакомится в «Рапорте командира подводной лодки «Минога» командующему дивизии подводных лодок Балтийского моря от 27 мая 1915 г. №50.»[11] размещённом в Приложении №1.

В ходе похода 14-17 июня 1915 года подлодка имело несколько контактов с противником. Лодку обнаружил гидросамолет и её начали искать миноносцы противника. Позже «Минога» установила контакт с вражеским крейсером «Аугсбург», но атаковать его не смогла. При возвращении на базу «Минога» была обнаружена подлодкой, от атаки которой лодка смогла спастись экстренным погружением. Позже стало известно, что «Минога» была обнаружена союзной британской лодкой «Е-9», которая знала о ней и не пыталась атаковать. Об этом походе подробнее в «Рапорте командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 21 июля 1915 г. №64.»[12] размещённом в Приложении №2.

С 5 по 8 августа 1915 года несение позиционной и дозорной службы в Рижском заливе, прикрытие набеговых и минно-заградительных действий лёгких сил флота. 7 августа на позиции к югу от Моонзунда была обнаружена немецким эсминцем «V-182». Появление русских подводных лодок послужило одной из причин отмены демонстрации немецкого флота у Усть-Двинска.

4 октября 1915 года «Минога» вышла в поход с целью перехватить пароход «Александра» который испытывал возможность буксировки подводной лодки «U-66» и об этих испытаниях стало известно русским из перехватов и расшифровки немецких радиограмм. «Миноге» по данным радиоразведки передавались сведения о противнике, но найти и уничтожить пароход «Александра» и лодку «U-66» не удалось. Из-за нехватки пресной воды, вечером 8 октября 1915 года подлодка вернулась в Ревель. Подробнее об этом походе можно ознакомится в «Рапорте командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 10 октября 1915 г. №95.»[13] размещённом в Приложении №3.

21 октября 1915 года подлодка «Минога» вышла в очередной поход из Моонзунда. Проходя у маяка Тахкона, она получила сведения с него, что в районе действует вражеская подводная лодка. «Минога» пошла в тот район и обнаружила вражескую подводную лодку «U-9», которая тоже обнаружила русскую субмарину. Обе лодки не смогли выйти на позицию атаки и разошлись. 22 октября «Минога» попала в шторм и получила повреждения, которые вынудили на следующий день вернуться на базу и встать на ремонт, который продлился до 2 ноября 1915 года. Подробнее об этом походе можно ознакомится в «Рапорте командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 25 октября 1915 г. №105.»[14] размещённом в Приложении №4.

Именно после этого похода, в ноябре 1915 года и был запечатлён на фотографии экипаж «Миноги».

Лодка совершила несколько походов и в 1916 году, но успехов не имела. Осенью 1917 года после нескольких лет напряжённой боевой службы «Миногу» направили в Петроград на капитальный ремонт. В этом её участие в Первой мировой войне закончилось.

Атрибуция людей на фото

Теперь попытаемся установить фамилии людей, запечатлённых на фотографии экипажа «Миноги» в ноябре 1915 года. Для удобства атрибуции пронумеруем членов экипажа на фото.

Команда подводной лодки «Минога» в годы Первой мировой войны с нумерацией

Первыми можно опознать офицеров на фотографии. Под №10 лейтенант Иконников, №11 старший лейтенант Кондрашев и №12 лейтенант фон Эльснер.

У трёх моряков на фотографии (под №1, №5 и №9) есть Аннинская медаль с бантом, свидетельство того, что они пережили аварию на «Миноги» произошедшую в 1913 году. По званию и наградам под №9 однозначно определяется кондуктор Иван Гордеев. По званию, штату[15] и наградам под №1 рулевой боцманмат Фёдор Лемков, а кто под №5 пока не известно.

За подвиги в годы Первой мировой войны экипаж лодки получил:

Георгиевских крестов 3-й степени – 1;

Георгиевских крестов 4-й степени – 6;

Георгиевских медалей 4-й степени – 12.

На фотографии можно увидеть 6 награждённых Георгиевскими крестами (№1, №2, №3, №4, №8 и №9), причём у одного есть два креста это уже известный нам кондуктор Иван Гордеев (№9). Из других нам уже известен Фёдор Лемков (№1). По званию, штату и наградам под №4 подходит рулевой боцманмат Андрей Васильевич Зенкевич. Под №3 запечатлён очень известный человек, автор многих книг про подводные лодки машинный унтер-офицер 1 статьи Григорий Мартынович Трусов.

Остались не узнанными №2 и №8. Хотя у моряка под №2 чётко читается специальность минёр, среди награждён­ных Георгиев­скими крестами минеров нет. Но есть электрик унтер-офицер 1 статьи Михаил Куков. Минные офицеры заведуют минной частью на кораблях, т.е. всеми мин­ными устройствами, минами и принадлежностями их, а также всеми вообще электрическими при­способле­ниями, не на­ходящи­мися в ведении других специалистов, главным образом освещением корабля. Поэтому нашивка минера и присутствует у электрика лодки. Выходит, что под №2 Михаил Куков, а значит под №8 моторный унтер-офицер 1 статьи Алексей Вавилов.

Из 12 награждённых Георгиевскими медалями 4-й степени шестеро получили и Георгиевские кресты, и их фамилии мы смогли установить. Ещё пять медалей можно рассмотреть у моряков под №5, №13, №18, №20 и №23. Кто ещё был награждён Георгиевской медалью не известно. Но у матросов под №6, №14, №16 и №22 место, где размещаются награды на фото закрыто и поэтому не понятно есть ли у них данная медаль.

Офицеры

Кондрашев Владимир Николаевич (19.10.1885–3.03.1960). На фото под №11. Старший лейтенант командир подводной лодки «Минога». На груди у него Знак об окончании Офицерского класса подводного плавания.

Владимир Николаевич окончил Морской корпус (1906) и Учебный отряд подводного плавания (1910). Командир подводных лодок на Балтике: «Пескарь» (1913–1914), «Минога» (1915–1916), «Вепрь» (1916), «Ёрш» (1916–1917). За отличие по службе 6 декабря 1915 года произведён в старшие лейтенанты. В феврале 1916 года Кондрашёв назначен на подлодку «Вепрь».

Во время Гражданской войны находился в белых войсках Восточного фронта. В эмиграции оказался в Харбине, откуда в 1957 г. усилиями комиссии по выписке пере­мещённых лиц Общества офицеров Российского Императорского флота в Америке получил разрешение на переезд в Швейцарию. Жил в Лозанне, где 3 марта 1960 г., переходя дорогу, был сбит автомобилем и скончался.

Фон Эльснер Константин Николаевич (20.09.1887–11.08.1918). На фото под №12. Лейтенант Вахтенный Начальник подводной лодки «Минога». На груди у него Знак об окончании Офицерского класса подводного плавания и Знак об окончании полного курса наук Морского кадетского корпуса.

Иконников Александр Алексеевич (25.08.1890-?). На фото под №10. Лейтенант Вахтенный Начальник подводной лодки «Минога». В офицеры произведен из Юнкеров флота.

Нижние чины

Вавилов Алексей Григорьевич — моторный унтер-офицер 1 статьи. На фото под №8. Награды: Георгиевский крест 4-й степени №19112 «За то, что 16.07.1915, первый увидел впереди по курсу близко от лодки плавающую мину заграждения, чем дал возможность избежать угрожавшего ей взрыва.»[16] Георгиевская медаль 4-й степени №486590 «При сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4-й степени, пожалованных приказом Командующего Флотом от 28 Июня сего года за № 696 (За отличную работу при выполнении особо важной в военном отношении операции, согласно ст. 158 Статута Георгиевской медали)»[17]; медаль «В память 200-летия Гангутской победы» (1915 год).

Венедиктов Андрей Венедиктович — минно-машинный унтер-офицер 1 статьи. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени № 269639[18].

Гордеев Иван Гордеевич — с 17 мая 1913 г. рулевой кондуктор. На фото под №9. Награды: Георгиевский крест 3-й степени №1847 «За то, что при следовании лодки на позицию, умелым управлением горизонтальными рулями и решительными действиями способствовал быстрому погружению лодки и избежанию ею таранного удара со стороны появившегося в тумане неприятельского миноносца, который прошел над самой лодкой в такой близости от последней, что лодка получила крен около 10° (ст. 67 п.п. 52 и 53 Георгиевского Статута).»[19]; Георгиевский крест 4-й степени №19110 «За то, что 14.07.1915, первый открыл плавающую неприятельскую мину заграждения прямо по курсу, чем способствовал избавлению лодки от грозившего ей взрыва[20] Георгиевская медаль 4-й степени №269637[21]; Знак отличия ордена Св. Анны с бантом (Авария на подлодке «Минога» 23 марта 1913 г.); светло-бронзовая медаль «В память 100-летия Отечественной войны» (1912 год); светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); медаль «В память 200-летия Гангутской победы» (1915 год); иностранная медаль.

Ефимов Яков Ефимов — минно-машинист. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени № 540418 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920».[22]

Жуковский Владимир Иосифивич вместе с женой Ириной, 30.09.1940 г., г. Ленинград. Фото с сайта akula1915.ru[23] предоставила из своего семейного архива Инна Жуковская, троюродная внучка Жуковского В.И.

Жуковский Владимир Иосифович — электрик унтер-офицер 1 статьи на «Миноге» с 1913 по 1916 г. ранее служил на подводной лодке «Акула». На фото под №16. Награды: светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); медаль «В память 200-летия Гангутской победы».

Заброцкий Петр Семенович — электрик унтер-офицер 2 статьи. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени № 540413 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920»[24].

Зенкевич Андрей Васильевич — рулевой боцманмат. На фото под №4. Награды: Георгиевский крест 4-й степени №434652 «при тех же обстоятельствах, быстрыми и решительными действиями и умелым управлением вертикальным рулём, способствовал скорому погружению лодки, успешному маневрированию, и избежанию таранного удара (ст. 67 п.п. 52 и 53 Георгиевского Статута).»[25]; Георгиевская медаль 4-й степени №269638[26]; светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); медаль «В память 200-летия Гангутской победы»; иностранная медаль.

Калиневич Иван Игнатьевич — электрик унтер-офицер 2 статьи. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени № 540414 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920»[27].

Кокс Ян Гансов — моторист. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени № 540416 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920».[28]

Куков Михаил Михайлович — электрик унтер-офицер 1 статьи. На «Миноге» с 1914 по 1916 г, ранее служил на подводной лодке «Акула». На фото под №2. Награды: Георгиевский крест 4-й степени №434654 «при тех же обстоятельствах хладнокровными действиями и умелым управлением вверенными ему механизмами при включении электромотора, способствовал быстрому погружению лодки, дав возможность уклониться от таранного удара (ст. 67 п. 52 Георгиевского Статута).»[29]; Георгиевская медаль 4-й степени №486589 «При сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4-й степени, пожалованных приказом Командующего Флотом от 28 Июня сего года за № 696 (За отличную работу при выполнении особо важной в военном отношении операции, согласно ст. 158 Статута Георгиевской медали)»[30]; светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); светло-бронзовая медаль «В память 200-летия Гангутской победы» (1915 год).

Лемков Фёдор Клементьевич — рулевой боцманмат. На фото под №1. Награды: Георгиевский крест 4-й степени №19111 «За то, что 16.07.1915, на параллели «Виндавы» первый увидел вблизи лодки перископ и бурун неприятельской подводной лодки, чем дал возможность принять необходимые меры.»[31] Георгиевская медаль 4-й степени №540415 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920»[32]; Знак отличия ордена Св. Анны с бантом (Авария на подлодке «Минога» 23 марта 1913 г.); серебряная медаль для ношения на груди с надписью «За усердие» на Станиславской ленте; светло-бронзовая медаль «В память 100-летия Отечественной войны» (1912 год); светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); светло-бронзовая медаль «В память 200-летия Гангутской победы» (1915 год); иностранная медаль.

Мужилов Михаил Степанович — минно-машинный унтер-офицер 1 статьи. Награды: Георгиевская медаль 4-й степени №540417 «В дополнение циркуляра от 22 Сентября сего года за № 556, при сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4 степени, пожалованных нижепоименованным нижним чинам, приказом Командующего Флотом Балтийского моря от 1 Сентября сего года за № 920»[33].

Машинный унтер-офицер 1-й статьи Трусов Григорий Мартынович. Источник изображения: сеть Интернет

Трусов Григорий Мартынович — машинный унтер-офицер 1 статьи. На фото под №3. 10 апреля 1916 года переведён на подводную лодку «Вепрь» кондуктором. Награды: Георгиевский крест 4-й степени №434653 «при тех же обстоятельствах умелым управлением вверенными ему механизмами, способствовал быстрому погружению лодки. Кроме того быстро и энергично исправил внезапное повреждение, случившееся при переходе с Дизель-двигателей на электромотор, без исправления которого лодка не могла бы погрузиться в воду, чем спас лодку от явной опасности (ст. 67 п. 52 Георгиевского Статута).»[34]; Георгиевская медаль 4-й степени №486591 «При сем Штаб объявляет номера Георгиевских медалей 4-й степени, пожалованных приказом Командующего Флотом от 28 Июня сего года за № 696 (За отличную работу при выполнении особо важной в военном отношении операции, согласно ст. 158 Статута Георгиевской медали)»[35]; светло-бронзовая медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913 год); медаль «В память 200-летия Гангутской победы».

Заканчивая наше небольшое исследование, хотелось бы поблагодарить Исследовательский центр «Георгиевский Архив» (г. Екатеринбург) и Николая Родина (г. Санкт-Петербург) за помощь в поиске документов.

В одной из следующих статей мы вернемся к теме награждения Георгиевскими наградами в годы Первой мировой войны моряков-подводников.

Каркотко Андрей Юрьевич
Научный сотрудник ГУ «Вилейский краеведческий музей»
Магистр политических наук, историк

(изображения предоставил автор)

Медаль «В память 200-летия морской победы при мысе Гангут»
из коллекции Юрия Парамонова

Фотоизображение экипажа ПЛ "Минога" 1915 г. предоставил
Центральный военно-морской музей
имени императора Петра Великого МО РФ

Особая благодарность за помощь сотруднику
Центрального военно-морского музея
имени императора Петра Великого" МО РФ
Е.В. Соловьёвой
  20 марта 2022


Приложение 1

Рапорт командира подводной лодки «Минога» командующему дивизии подводных лодок Балтийского моря от 27 мая 1915 г. №50.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что согласно радио, Командующего минной дивизией вышел из Аренсбурга 21 мая с расчётом подойти к Михайловскому маяку в 9 часов 30 минут утра, куда и прибыл в назначенное время. У маяка получил приказание от эскадренного миноносца «Эмир Бухарский» подойти к борту, где получил секретный пакет с предписанием, согласно которого немедленно вышел к месту назначения на NW65 от маяка Стейнорть в 12 милях от него.

Придя на место в 4 час. 30 мин. дня, сделал пробное погружение, после чего пришёл в позиционное положение, в котором и продолжал стоять, ожидая к вечеру проход наших миноносцев на S вдоль берега.

Так как миноносцы не проходили, то дал ход и лёг на курс 263 в 2 часа ночи, с расчётом повернул на S через 2 ч., чтобы начать проходить Либавский район с рассветом. Считая скорость в позиционном положении около 8 узлов, в 9 час. утра лег на курс 106 и пройдя им 2 часа застопорил машины на SW 70 от маяка Пограничного, милях в 10 от него. За время перехода от Стейнорта до Пограничного, неприятельских судов не обнаружил. Стоя на вышеуказанной позиции, видел много рыболовных шлюпок; некоторые проходили близко от лодки, а потому считаю возможным, что пребывание лодки на пути сообщения Либава-Мемель могло быть сообщено неприятелю.

Около 1 час. дня со стороны Мемеля показался дым, я погрузился и пошёл на него; подойдя кабельтовых на 8, рассмотрел, что это был минный катер типа Шихау /«Перископ», «Илим»/. Считая, что стрелять по нему не стоит и не желая себя обнаружить, отошёл под водой в сторону, когда катер, скрылся, всплыл в позиционное положение. Около 5 час. показался дым со стороны Либавы; я опять погрузился и пошёл на него; шёл по-видимому, тот же катер, но не дойдя до лодки 2-х миль, он повернул обратно и пошёл в Либаву. Переходя из подводного положения в позиционное, усмотрел дым парохода, идущего под берегом из Либавы на Мемель.

Вновь погрузившись, лёг на курс перпендикулярный пеленгу на пароходе и пошёл в атаку, держа перископ на ½ фута над водой, а по временам скрывая его. Удалось дойти незамеченным на 1½ — 2 кабельт. несмотря на то, что был штиль.

На вид это был коммерческий пароход, длиной около 120 фут и водоизмещением от 350 до 400 тонн, имевший мелкую артиллерию.

Имея курсовой угол 90 и считая скорость парохода около 11 узлов, взял угол упреждения 18 / скорость мины 35 узлов / и произвел выстрел по трубе парохода из левого минного аппарата миной №6532 образца 1908 года. После выстрела лодка несколько всплыла, вследствие чего показался и клептоскоп, а потому стоящий у него Лейтенант Элеснер мог также проследить путь мины, И я, и он видели, что по выходе из аппарата мина сначала увела в право, а потом хотя и выпрямилась, всё же прошла саженях в 10 от форштевня судна. Пароход положил лево на борт и направился к берегу, причём за кормой видны и слышны были 3 взрыва, вышиной до 4 фут; предполагаю, что пароход имел на буксире подрывные патроны, которые и взрывались. Одновременно пароход открыл огонь из кормовых орудий разрывными снарядами. Я ушёл на глубину 40 фут, причём и на этой глубине были слышны взрывы в течении 4-5 минут.  Пройдя 10 минут, всплыл в боевое положение, а через некоторое время и в позиционное; пароход был на горизонте, идя по направлению к Мемелю.    

Так как время было около 8 час. вечера, батарея была на половину разряжена, а кроме того считал приближение к Мемелю бесполезным, так как атакованный мною пароход мог предупредить, все встречные суда, то вышел в море и отойдя 25 миль от берега, застопорил ход и возобновил запасы воздуха и электрической энергии.

Окончив зарядку в 2 ч. 30 мин. ночи, лёг на курс N с расчётом пройти параллель Либавы около 4-х час. утра. В 7 час. вечера подошёл к Михайловскому маяку, где стал на якорь для замены нагревшегося моторного подшипника кормового мотора.

За весь переход от Мемеля до Михайловского неприятеля не обнаружил. Поставил новый подшипник к 4 час. утра, снялся с якоря и пришёл в Аренсбург в 8 час. утра 24 мая.

 

Подлинный подписал: лейтенант КОНДРАШЁВ

Приложение 2

Рапорт командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 21 июля 1915 г. №64.

Доношу Вашему Высокоблагородию, что 14 июня с.г. в 2 ч. дня согласно словесного приказания Начальника 1 Минной дивизии вышел Церельским проходом, через квадраты 2, 3 и 4 на курс №6 / NW 45 от Стейнорта/.

Выйдя из Церельского прохода на глубину 8 саж. Сделал пробное погружение, после чего пошёл дальше курсом №246.

Около траверза маяка Люзерорт в 13 милях от него увидел по курсу свободно плавающую мину заграждения с колпачками, которую и взорвал выстрелами из винтовок.

В 11 час. ночи пришёл в позиционное положение и продолжал идти. Подходя к курсу №6 в милях 30 от Стейнорта увидел яркие отдаленные вспышки; вспышки чередовались белые с красными, приблизительно через каждые полчаса. Желая выяснить причину вспышек, я лёг на них и при дальнейшем приближении определил, что предполагаемые вспышки оказались ракетами. В 2 часа 30 мин. как только обрисовал силуэт судна, погрузился и продолжал идти тем же курсом, ещё не видя его в перископ.

Не усмотрев его в перископ в продолжении получаса, хотя уже стало светло, я продул среднюю цистерну, открыл крышку рубки, и вышел на верх чтобы осмотреться. Не увидев никого впереди по курсу, предполагаю, что судно ушло, заметив меня ранее на светлой части горизонта.

В то же время в кабельт. в 3-4 увидел быстро идущий по воде, по направлению к лодке гидроплан, а в каб. 11 – миноносец, тоже идущий на лодку. Не останавливая хода погрузился и пошёл на глубине 45 фут; всплывая приблизительно через каждые полчаса, видел в перископ 2 небольших миноносца, которые по-видимому искал лодку. Через 2 ½ подводного хода, увидел, что миноносцы значительно удалились, застопорил ход и хотел начать зарядку, но вскоре в перископ был усмотрен перископ и бурун приближающейся лодки в каб. 4-х от нас; перископ неприятельской лодки был от уровня воды фута на 3. Я вновь погрузился и пошел на глубине 45 фут и ещё один час времени, после чего всплыл, и не видя никого начал зарядку[36].

В конце зарядки около 11 ч. дня 15 июня увидел дым и мачты, приближающиеся с N. Погрузившись, лёг на перпендикулярный курс и пошёл на сближение. Оказалось, что это был крейсер типа «Аугсбург», идущий в сопровождении миноносца, скоростью 16-18 узлов. Ближе 10 кабельт. подойти не мог, а потому не стрелял и выждав, когда крейсер скроется, всплыл и пошёл к берегу, чтобы определится.

Открыв маяк Стейнорть, лёг на курс №6, которым отошёл в море.

В 1 ч. 30 мин. ночи 16 июня увидел справа по носу два неприятельских миноносца как. 5-6 от лодки. Дал ход, погрузился и пошёл на глубине 45 фут. Приблизительно через минуту услышал шум винтов проходящих над лодкой миноносцев. С рассветом всплыл и застопорил ход.

В 8 ч. 30 мин. пошёл по курсу №6 к Стейнорту, открыв который повернул обратно и пошёл к маяку Цегель. Погода была туманная и от воды сильно парило.

На параллели Виндавы увидел плавающую мину заграждения, расстрелять которую не удалось. Около 3 ч. дня в квадрате №2 сквозь рассеивающийся туман, увидел неясное очертание какого-то предмета. 

На ходу начал концевые, заполнил палубные цистерны и с пустой средней цистерной, идя под дизелями лёг на этот предмет.  Подойдя на расстояние 8-9 каб. Увидел перископ погрузившейся лодки и повернул обратно[37].

К 12 ч. ночи подошел к полуострову Сворбе, где под берегом встал на якорь. В 3 ч. утра 17 июня снялся с якоря; Церельским проходом вошёл в Рижский залив и подошел к маяку, где получил разрешение от Начальника Минной дивизии идти в Аренсбург к транспорту «Хабаровск», куда и прибыл в 11 час. дня.

Подписал: Лейтенант КОНДРАШЁВ

Приложение 3

Рапорт командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 10 октября 1915 г. №95. О походе подводной лодки «Минога» с 4-го по 8 октября включительно

3-го октября в 11 часов вечера получил приказание от Начальника Минной дивизии идти к В. Дагерорту, имея запас провизии на 5 суток. Ночью провизии удалось достать лишь на 4 суток, а потому на пятые рассчитывал давать консервы.

Пополнив запас топлива, смазочного масла, электрической энергии, воздуха и пресной воды, в 9 час. 30 мин. утра 4-го октября вышел по назначению, идя от м. Вормс в позиционном положении. Проходя м. Тахкона, увидел свои позывные, а потому подошел к маяку. Откуда по семафору получил то же приказание идти к В. Дагерорту, куда и прибыл в 5 час. вечера.

Ночью получил телефонограмму с инструкцией для действий. На второй день, 5-го октября, дав время пройти на W английской лодке, дабы встречей с ней не вызвать ложной тревоги, в 3 часа 30 мин. дня вышел в море на 350 от м В. Дагерорт на 10 миль; нечего не обнаружив; решил возвращаться к посту к темноте, предполагая возможным легче обнаружить таким образом неприятельскую подводную лодку, если та также будет подходить к берегу с началом темного времени.  

На третий день 6-го октября вышел на поверочное погружение, но далеко в море не выходил, так как поднялась волна и при ходе в позиционном положении сильно обливало мостик, что мешало бы тщательному наблюдении за морем для обнаруживания лодки. Ночью получил телефонограмму от Начальника Службы Связи с указанием, что неприятельский корабль, имеющий связь с подводной лодкой, будет крейсировать 7-го октября от полдня до наступления темноты на параллели острова Даго.

На четвёртый день, 7-го октября, в 8 час. 30 мин. утра вышел в море, пройдя м. Н. Дагерорт в 3-х милях к N, и от его лёг на курс 260.

Пройдя 30 миль и ничего не обнаружив, повернул дабы вернуться к темноте. Возвращаться в позиционном положении было затруднено, т.к. встречной волной от ОNО сильно обдавало мостик. К посту вернулся к 5 час. вечера и о результате донёс.

Ночью получил от Начальника Службы Связи телефонограмму с указанием, что тот же корабль будет продолжать крейсировать на параллели острова Даго 8 октября, а накануне в 6 час. вечера он был в квадрате 348 в первой его четверти, т.е. милях в 12-15 от места, куда я подходил к 1 час. дня и лишь разница во времени помешала мне встретить его.

На пятый день 8 октября я вынужден был идти к базе, так как у меня осталось пресной воды лишь на текущий день /полный запас около 30 ведер, суточный расход около 6 ведер /; так как указанный мне срок крейсерства был выполнен /считая и время возвращения к базе /, то разрешения не спрашивал, и выйдя в 8 час. 30 мин. утра, в пятом часу вечера прибыл к «Хабаровску»[38], причём идти в позиционном положении за свежестью погоды было невозможно, а шёл в полном надводном.

Основываясь на опыте плавания, считаю своим долгом высказать ниже следующие соображения, почему посылка малых подводных лодок со специальной задачей выслеживания и уничтожения неприятельских подводных лодок, является, по моему мнению, мало осуществимой, а именно:

  1. Ввиду частых свежих погод в позднее осеннее время, позиционное положение лодки, из-за малого возвышения мостика приходится отбросить, а погружение из полного надводного положения требует более трёх минут.
  2. Ввиду наличия орудий на неприятельских лодках, встреча с ними в надводном положении на рассвете или вечером, даёт неприятелю лишний шанс на успех.
  3. Скорость хода под дизелями не превышает, а вероятно и меньше скорости неприятельской подводной лодки под водой, что выяснилось из погони неприятеля за «АКУЛОЙ», которая в помощь дизелями должна была пустить и электромотор, чтобы уйти от преследования.
  4. О сравнении подводных скоростей говорить не приходится, тем более, что и запас электрической энергии на вверенной мне лодке самый малый из всех русских лодок.
  5. Стоянка лодки в открытом море долгое время в боевом положении крайне затруднительна, т.к. люди должны все время находиться на местах и переход хотя бы одного человека создаёт нежелательный дифферент, приготовление пищи, а также отправление естественных надобностей так портить воздух количество, которого в лодке и без того столь незначительно, что после 8 часов становится трудно дышать, что приходится запрещать пользоваться кухней и W. С.
  6. Стоянка лодки у В. Дагерорта при северных ветрах совершенно открыта и приходится становиться на надводный якорь, для уборки которого необходимо не менее 20 минут, в течении которых лодка совершенно беспомощна; стоянка на подводном якоре или баластине не имеет этих неудобств, но держащая сила того и другого позволяет ими пользоваться лишь в тихую погоду.
  7. Ввиду того, что как наши, так и английские подводные лодки проходят мимо Дагерорта, а иногда и заходят к посту за инструкциями, возможны случаи, в особенности на рассвете или вечером, принять их за неприятельскую, а также и неприятельская лодка может быть принята за свою.

О вышеизложенном Вашему Высокоблагородию доношу и представляю кальки похода.

   Подписал: Лейтенант КОНДРАШЁВ

Приложение 4

Рапорт командира подводной лодки «Минога» начальнику 4 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря от 25 октября 1915 г. №105. О походе с 21-го по 23-го октября 1915 года.

21-го октября в 9 час. 15 мин. утра вышел по назначению к М.В. Дагерорт.

Произведя в Моон Зунде проверочное погружение, пошёл фарватером мимо рейда Кортель и выйдя к маяку Такхона, перешёл в позиционное положение, так как погода это позволяла. На м. Такхома увидел сигнал, приблизился и принял семафор, что в районе В. Дагерорта держатся неприятельская подводная лодка, после чего пошёл с расчётом прейти южнее Некмамгрунда.

В 3 часа 15 мин. дня, подходя к узкости между вестовой и остевой вехами, я издали заметил у первой вешки на воде, что то чёрное и принял это за малую рыбачью шлюпку. Подойдя ближе, мы рассмотрели, что это предмет был не шлюпка, а лодка[39], стоявшая в боевом положении, у которой возвышались два опущенные перископа, причём теперь уже лодка, разворачивалась на меня носом или кормой, так как её перископы начали светится; очевидно, она ожидала нашего прохода в узкости, дабы стрелять мне в борт, в тоже время сама, сохраняя на меня направление диаметральной плоскости, как самое невыгодное для моего выстрела; принимая во внимание стеснительность маневрирования в данном месте, а также небольшие глубины, я лёг на обратный курс кабельтовых в 6-ти от лодки и продолжал следить за ней, уменьшив ход.

Через минут 10 лодка тоже дала ход и пошла провидимому на N, вскоре скрылась под водой. Я также решил обойти Некмамгрунда с N и лёг на соответствующем курсе, но до темноты больше ничего не обнаружил и уже в полной темноте подошел к берегу острова Даго, где и стал на балластину на 30 футовой глубине. 

На следующий день в 5 часов 30 мин. утра ещё в темноте пришел в боевое положение, в котором и оставался до полного рассвета т.е. до 8 час. утра; ничего не обнаружил, всплыв в позиционное положение и, увидел, что нахожусь в милях 1 ½ от поста м. В. Дагерорт, перешёл к нему. Вскоре прибыла шлюпка с поста с телефонограммой, предупреждавшей о нахождении по близости неприятельской подводной лодки.

В 10 час. увидел на горизонте, что-то вроде дыма и сейчас же запросил по семафору пост, который ответил, что это действительно дымы, по-видимому миноносцев.

Собрался выйти в море для обследования, как с поста передали, что это наши миноносцы, типа 214. Вновь остался стоять на баластине. Вскоре показались также дымы наших тральщиков, миноносцы по временам открывали огонь из орудий. Вечером получил телефонограмму о вновь поставленном неприятельском минном заграждении у Дагерорта. Около 8 часов вечера начало понемногу свежеть от NО лодку продрейфовало; выбрав баластину, перешел на более глубокое место, дальше от берега и, вновь встал на баластину. Около полуночи дрефт оказался значительным, баластину оборвало; перешёл на более глубокое место и стал на якорь, причём выяснилось, что вследствие долгого пребывания лодки в позиционном положении зубцы шестерён якорной лебедки для перевода с подводного якоря на надводный так обо ржавели, что нет возможности их разъединить и якорь придется выбирать вручную.

Выбирать его таким образом в темноте, да ещё при усилившимся волнении не представлялось возможным, а потому поневоле пришлось ждать рассвета стоя на якоре и не имея возможности пойти под воду. Утром 23 числа волнение дошло до степени шторма от ОNО причем берег для этого ветра открыть. С трудом снявшись с якоря пошёл в Моонзуд в полном надводном положении, причём передать об этом телефонограммы из-за шторма, вскоре обнаружил прибыль воды в концевой кормовой цистерне, пришлось откачивать помпой.

Шторм причинил лодке следующие повреждения: погнуло носовые горизонтальные рули и они перестали перекладывается, сорвало крышку носовой надстройки, погнуло кормовые стойки, перервало фалы и сеть беспроводного телеграфа, оборвало левый носовой отвод.

Прибыл к базе в 5-м часу вечера. Повреждения исправлены.

О вышеизложенном ВАШЕМУ ВЫСОКОБЛАГОРОДИЮ доношу.                        

Подписал: Лейтенант КОНДРАШЁВ

 

Примечания

[1]Фотография. Команда подводной лодки «Минога». [Электронный ресурс]. // Госкаталог . РФ. Режим доступа:  http://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=16722447 Дата обращения: 3.08.2021.

[2] Подводные силы России 1906 – 2006. Издательский дом «Оружие и технологии России» 2006 г. 832 стр.

[3] Тут и далее все даты до февраля 1918 года приводятся по старому стилю.

[4] Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. Составитель и научный редактор В. В. Лобыцын. — М.: Согласие, 2004. — 624 с.

[5] Конвоировал лодку портовый катер «Либава».

[6] Трусов Г. М. Подводные лодки в русском и советском флоте. — Л.: Государственное Союзное издательство судостроительной промышленности, 1957. — 384 с.

[7] Полсуток под водой. Авария подводной лодки «Минога» в Либаве // Журнал «Огонек» №14. Воскресенье, 7 (20) апреля 1913 г.

[8] Авария «Миноги» // Газета «Русское слово» от 29 марта (11 апреля) 1913 года

[9] 10 часов под водой // Иллюстрированный журнал «Искры», № 14, 7 апреля 1913 года

[10] Об истории подлодки «Миноги» можно прочесть на сайте deepstorm.ru [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://deepstorm.ru/­DeepStorm.files/under_1917/­minoga/­minoga/­minoga.htm  Дата обращения: 25.01.2022.

[11] Донесения командиров о плавании и боевых действиях подводных лодок Балтийского флота. РГА ВМФ, Ф. 418,  Оп. 1, Д. 438, л. 38-39.

[12] Донесения командиров о плавании и боевых действиях подводных лодок Балтийского флота. РГА ВМФ, Ф. 418,  Оп. 1, Д. 438, л. 62-62 об.

[13] Донесения командиров о плавании и боевых действиях подводных лодок Балтийского флота. РГА ВМФ, Ф. 418,  Оп. 1, Д. 438, л.  126-127.

[14] Донесения командиров о плавании и боевых действиях подводных лодок Балтийского флота. РГА ВМФ, Ф. 418,  Оп. 1, Д. 438, л.  166-167.

[15] Для различия старшинского, унтер-офицерского и рядового состава по специальностям установлены особые нарукавные знаки — штаты, носимые на левом рукаве флотских шинелей, летних пальто, бушлатов, кителей, тужурок, фланелевых и форменных рубах.

[16] Приказ Штаба Командующего флотом Балтийского моря 7-го Октября 1915 года № 1071

[17] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 1 Сентября 1915 года № 530

[18] Циркуляр Командующего Флотом Балтийского моря № 353 от 15 мая 1915 года

[19] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 18-го Октября 1915 года № 1109

[20] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 7-го Октября 1915 года № 1071

[21] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря № 353 от 15 мая 1915 года

[22] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[23] Фотография. Жуковский Владимир Иосифивич вместе с женой Ириной, 30.09.1940 г.  [Электронный ресурс]. // Режим доступа: http://akula1915.ru/foto/ Дата обращения: 28.12.2021.

[24] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[25] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 18-го Октября 1915 года № 1109

[26] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря № 353 от 15 мая 1915 года

[27] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[28] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[29] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 18-го Октября 1915 года № 1109

[30] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 1 Сентября 1915 года № 530

[31] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 7-го Октября 1915 года № 1071

[32] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[33] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 25 Октября 1915 года № 614

[34] Приказ Командующего Флотом Балтийского моря 18-го Октября 1915 года № 1109

[35] Циркуляр Штаба Командующего флотом Балтийского моря 1 Сентября 1915 года № 530

[36] Обнаружение перископа подводной лодки было ошибочным, так как не одной подводной лодки (как союзной, так и вражеской) в то время там не было.

[37] Замеченный перископ принадлежал союзной британской подлодке «Е-9». Она обнаружила «Миногу» но не атаковала, так как знала о том, что русская лодка должна возвращаться на базу.

[38] База подводных лодок бригады к которой была приписана «Минога» размещалась на транспортном корабле «Хабаровск».

[39] Это была немецкая подводная лодка «U-9».

 

Прусские кресты для моряков канонерской лодки «Кореец» (Андрей Каркотко)

Боцманмат с минного заградителя «Нарова» (Андрей Каркотко)


Подводная лодка «Минога» запечатлена на значке, выпущенном 10 лет назад (художник, по совпадению, главный редактор SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ Алексей Сидельников)

Эскиз и значок Подводная лодка «Минога» 1909

Награды Императорской России

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы