Русские ювелиры. Сёстры Наталья и Татьяна Тарасовы

Кому нужны русские ювелиры

in Интервью/Искусство/О коллекционировании 3702 views

Нередко от кол­лекционе­ров, что со­от­вет­ст­вует и соб­ст­вен­ному на­блю­де­нию, при­хо­дит­ся слы­шать о де­гра­да­ции ху­до­же­ст­вен­ного и тех­но­логи­че­ско­го ка­че­ст­ва в знач­ках, ме­далях, нагрудных знаках, ор­денах. Но если не ка­саться только фа­леристи­ки, а по­смотреть шире? Юве­лирное искус­ство популярно у куда как более широкого круга людей. Это касается и подарков любимым дамам, если го­ворить о бы­товом уров­не. Это и удовольствие от со­зерцания произ­ведений юве­лир­но­го ис­кусства на выстав­ках и в музеях, где пока­зывают уже эксклю­зив. Если го­ворить об ав­торском юве­лир­ном искус­стве в России, то го­ворить нуж­но с прак­тиком. Имен­но такой человек сегодня ста­нет нашим собе­седником.

Наталия Юрьевна Тарасова (Н.Т.) – ху­дожник-ювелир, член Санкт-Петер­бургского Союза художников, член де­ко­ра­тивной комис­сии Союза ху­дожников России; победитель российских и международных ювелирных конкур­сов, генеральный директор ювелирного пред­приятия «Невский-Т». Бе­седо­вал за­мести­­тель глав­ного ре­дак­тора журнала «Коллекция», науч­ный сотруд­ник Го­су­дар­ст­вен­­ного музея-за­повед­ника «Царицыно» Михаил Тренихин (М.Т.).

Художники-ювелиры Татьяна и Наталья Тарасовы и искусствовед Михаил Тренихин

Художники-ювелиры Татьяна и Наталья Тарасовы и искусствовед Михаил Тренихин на выставке «В поисках народного искусства» в музее «Царицыно»


М.Т.: Наталья, привет! Мы знакомы давно, но хотелось бы пред­ставить нашим читателям. Расскажи о себе и семье, о мастерской и произведениях.

Н.Т.: В 2000 году наша семья организовала маленькое ювелирное предприятие. Основной идеей создания предприятия стала, как ни странно, необходимость оплачивать нашу с сестрой творческую деятельность, которая на­чалась в 1996 го­ду с пер­вого кон­курса мо­лодых ювелиров, организованного Фондом Искусств Фаберже (FAF).

FAF — это американский фонд, образован­ный внуч­кой Карла Фаберже Татьяной. В Санкт-Петер­бурге из уча­ст­ни­ков пер­во­го конкур­са, про­ве­дён­но­го FAF, сфор­ми­ро­ва­ли «Клуб молодых ювели­ров». Фонд вёл большую про­све­тительскую работу с мо­лодёжью, на про­тя­же­нии де­ся­ти лет. Всем чле­нам клуба опла­чива­ли се­ми­нары, ста­жиров­ки, обу­чение в про­фильных ино­странных обра­зователь­ных за­ведениях, проводились лекции, поездки в Финляндию и Эстонию, участие в иностранных кон­курсах. При фонде так же была создана библио­тека.

Это дало мощный толчок развитию автор­ского ювелир­ного искус­ства в России. Чуть позже Галина Николаевна Ковалёва орга­низова­ла частную ювелир­ную школу и конкурс «Образ и Форма» на базе Этнографического Музея (РЭМ). Это то­же внесло зна­читель­ный вклад в разви­тие имен­но отечествен­ной юве­лирки, т.к многие её выпускники до сих пор работают главными ху­дожника­ми на круп­ных российских предприятиях. Школа Шароновых тоже выпускает прекрасных юве­лиров, но ориентирует их на работу пре­иму­щест­вен­но в зарубежных компаниях. Конечно пре­красно, что наших ювелиров бе­рут на работу в фирму Картье и другие мировые бренды, но ведь это не способствует развитию российской ювелирного искус­ства… Хотя имен­но эта шко­ла по­лу­чает максимальную финансовую под­держку от государства.

VI Всероссийский конкурс авторского ювелирного и камнерезного искусства

Нам с сестрой повезло. Мы были и членами «Клуба молодых ювелиров» и прошли обу­чение в школе Г.Н. Ковалёвой. Это было интересней­шее время! Расшире­ние го­ризонтов, сня­тие за­пре­тов клас­си­ческой школы (я с сестрой за­кончили ХТУ-11 при Русских Самоцветах, а тогда в Питере это была лучшая школа мастерства), и в конечном счёте изменение творческого сознания. Мы очень много работали, участ­вовали и побеждали в российских и международных конкурсах и выставках. На данный момент обе являемся членами СХР, наши работы находятся в Кали­нин­градском Музее янтаря, в Эрмитаже, в музее Современного Ювелирного Искусства г. Пфорцхайм, в Гохране России. Все регалии перечислять не вижу смысла.

  • Ювелирный авангард. Истоки. Параллели. Каталог выставки. Государственный Эрмитаж. СПб.: Славия, 2002. Произведения Натальи и Татьяны Тарасовых

М.Т.: Как менялась ситуация в ювелирной отрасли от позднего СССР до сегодняшнего дня? Понимаю, что это история на пару диссертаций, но ты ёмко рассказываешь. 

Н.Т.: Но обра­тимся к истории. В советские времена работа с драгоценными металлами бы­ла за­преще­на, но тем не менее юве­лир­ное дело жило (выживало на остат­ках базы фирмы Фаберже), в не­мно­го­чис­лен­ных ювелирных мастерских и арте­лях. В 60-е годы, путём слия­ния дейст­вующих мастер­ских, был обра­зо­ван завод «Русские Самоцветы». В 1966 году организован ВНИИЮвелирпром, где над соз­да­нием ас­сорти­мента продукции, работали луч­шие художники того времени: Ю.И. Паас-Александрова, В.Г. Поволоцкая, Р.В. Харитонов. Именно туда в 1991 году, по счастливому распределению, попала и я. Мне довелось познакомиться и поработать с лучшими на тот момент мастерами и художниками страны.

В угоду прибыли ассортимент упрощается, эстетика уходит даже не на второй, а на третий план

Но работа на производстве не может полностью удовлетворить творческие ам­биции художни­ков. Бесконечные огра­ниче­ния: эко­но­ми­ческие, тех­но­ло­ги­ческие, инер­ционные… В уго­ду при­были ас­сорти­мент упрощается, эстетика уходит даже не на второй, а на третий план. Монополию интересуют только деньги.

Творческим людям необходима свобода и самореализация.

Произведения Веры Георгиевны Поволоцкой (1932-2017)

Практически един­ствен­ной воз­мож­ностью для сво­бод­ного твор­чества было членство в Союзе Художников России. В 1954 году Юта Йоханнесовна Паас-Александрова ста­ла пер­вым юве­лиром, ко­торо­го при­ня­ли в Ле­нингра­де в Союз Художников. По её воспоми­на­ниям, высокая комис­сия Союза, в осно­вном жи­вописцы, несколько часов рассуждала, может ли ювелир считаться художником.

С этого момента началось зарождение советской ювелирной про­мыш­лен­ности. Юта Паас по­лу­чи­ла ху­дожествен­ное обра­зова­ние в Эстонии и став глав­ным художником «Русских Самоцветов», кар­динально изменила стилистику серийной продукции.

В 70-80-е годы, когда в составе секции деко­ративно прикладного искусства было уже довольно много ювелиров, ими было проведено несколько знаковых выста­вок: «Ювелирная пластика», «Мосты», «Ленинградская Художественная Эмаль». Художники демон­стри­ро­вали от­каз от ути­ли­тар­ности. Ими создавались великолепные панно и объекты с использованием горячей эмали, титана, латуни, разнообразных камней.

Со стороны монументалистов не принято считать ДПИ искусством.

Это был своего рода протест против про­мыш­ленных ограни­чений с одной сторо­ны и бесконеч­ных напа­док со стороны мону­мен­та­листов, в среде которых не принято считать ДПИ искусством. К сожале­нию это мнение бытует и в нынешнее время, хотя мне кажется, что именно в предметах деко­ратив­ного ис­кус­ства сосре­дотачи­вают­ся исто­ки эстетического восприятия, зарождается вкус, необходи­мая связь худож­ника и зри­теля. Без высо­кохудожествен­ных пред­метов ДПИ, окружающих человека каждый день, не возможно мас­совое восприятие «высокого» мону­мен­тально­го искусства.

  • Наталья и Татьяна Тарасовы. Кольцо «Птица». Бумага, акрил, авторская техника, 2017. 153х38х49 мм
  • Наталья и Татьяна Тарасовы. Украшения на кисть руки «Иллюзион». Cеребро, сталь, эбеновое дерево, мозаика. 2000. 122х114х70 мм, 100х100х52 мм, 71х65х47 мм

Этот период можно назвать «и на камнях растут деревья». Практически полное уничтожение ювелирного искусства к концу 50-х годов, потом чудесная семечка возрождения в лице Паас-Александровой и, наконец, молодая поросль на беднейшей почве. Но как они были сильны! В условиях жесточайших запретов, угрозы лишиться свободы, отсутствии информации и элементарного оборудования. Бытуют легенды, что ювелиры, для создания своих произведений в отсутствии вальцев, раскатывали монеты и ложки под трамваями, где толщина пластины регулировалась количеством этих самых трамваев. Паяли фефками (паяль­ными трубками — прим. ред.) и на домашних газовых плитах. Качество инструмента было настолько низким, что не понятно каким образом ювелирам вообще удавалось создавать свои произведения. А на предприятиях работать «на себя» было нельзя: об ужасах «режима», не только наслышана, но и пришлось столкнуться в период работы на «Русских Самоцветах «. Можно книгу написать. «Ужасы нашего городка» или «Легенды Невского проспекта».

Но это была качественная селекция! Выживали луч­шие и сильнейшие, имена которых навсегда будут выписаны в историю ювелирного искусства.

В конце восьмидесятых начинается кооперативный рай. В Питере первый ювелирный кооператив был основан в 1988 году.

В 93-м Постановлением Прави­тель­ства раз­ре­шено ра­ботать с драг­металлами на частных предприятиях. В 2005 году ювелиры-члены СХР получают право клеймения изделий без образования юридического лица

Шикарное время! В моду входит гранж. Расцвет творчества, что только и из чего только не делали. Людей не заботили материалы, только эстетика, жажда быть непохожим, уникальным. В 93-м Поста­новлением Пра­ви­тельства разрешено работать с драгметаллами на частных предприятиях. В 2005 году юве­лиры-члены СХР получают пра­во клей­мения изделий без образования юридического лица.

Мы в это время работаем и как руководители предприятия и как свободные художники. Огромное количество различных кон­курсов и выста­вок при­влекает ху­дожников из разных стран. Наша про­мышленность знакомиться с современными тех­но­ло­гиями, что позволяет значительно расширять ассортимент. Технологии и оборудование наконец становиться доступным и художникам! Что немаловажно! Кстати, т.к ювелирная отрасль является высокотехнологичной, то и пришедшие технологии оказали положительное влияние на развитие многих отраслей, в том числе медицины.

В 2015 году художников-ювелиров лишили права клеймения без образования юридического лица

М.Т.: Спасибо за экскурс. А что же сегодня? Как я понимаю, есть большие проблемы в отрасли, если ты не большой холдинг, а частный художник со своим небольшим предприятием. 

Н.Т.: К сожалению, хорошие времена всегда заканчиваются. В 2015 году художников-ювели­ров лиши­ли права клейме­ния без образования юрлица, а регулирование ювелирной отрасли достигло беспрецедентного масштаба. Ювелирные пред­прия­тия и ма­га­зины за послед­ние 5 лет обя­зали встать на учёт, по­мимо Фе­дераль­ной про­мышлен­ной палаты, в Росфинмониторинг и в ГИИС ДМДК (Го­су­дарст­вен­ная ин­тегри­ро­ванная информационная систе­ма в сфере контроля за обо­ротом драгоценных метал­лов, дра­гоцен­ных камней и изделий из них на всех этапах этого оборота — прим. ред.). Это требует от каждого пред­приятия установку до­пол­нитель­ного обо­рудова­ния, программ, найм и обучение сотрудников. Несмотря на обещанную го­сударством «бесплат­ность» этих мер, на нашем пред­приятии расходы на «этот праздник» составляют около 100±150 тысяч рублей в месяц. При этом многие функции этих инстан­ций дубли­руются. На каждого производственного рабоче­го приходится два учётчика. Не надо быть экономистом чтобы понять: все эти расходы ложатся на себестоимость, со­ответственно уве­личивая цену изделия. А в конечном счёте разгоняя инфляцию.

  • Наталья и Татьяна Тарасовы. Серьги «Without reverse side». Серебро, бумага, авторская техника. 2014. 75х60х42 мм. 27.10.2014 — 31.10.2014 — ХI Международный конкурс молодых дизайнеров ювелирных украшений «Образ и форма». Первое место в номинации «Фантазия»: серьги «Without reverse side»; почётный диплом от СПб Союза дизайнеров. Этнографический музей, г. Санкт-Петербург, Россия.
  • Наталья и Татьяна Тарасовы. Кольцо «Вулкан». Бумага. 2021. 20.11.2022 – 23.11.2022 — MJW Awards в рамках Milano Jewelry Week. Кольцо «Вулкан» отмечен специальными дипломами от «Bab’s Gallery» и от «Sculpture to wear Gallery». Театр «Одеон», г. Милан, Италия.
  • Наталья и Татьяна Тарасовы. Кольцо «For Form Plasticity». Серебро, бумага, янтарь, авторская техника. 2015. 69х75х67 мм. 01.03.2017 — 02.03.2017 — Конкурс мирового дизайна International Jewellery Design Excellence Award. Победили в номинации «Инновация и уникальность в дизайне», кольцо «For Form Plasticity». Г. Гонконг, Китай. 01.02.2017 — 05.02.2017 — Всероссийский ювелирный конкурс на приз культурной столицы «Признание Петербурга» в рамках Международного форума ювелирной индустрии «JUNWEX ПЕТЕРБУРГ». Первое место в номинации «Ювелирный эксперимент»: кольцо «For Form Plasticity». EXPOFORUM, г. Санкт-Петербург, Россия. 21.12.2016 — Международный конкурс «Русская линия – 2016». Конкурс ювелирного дизайна, учреждённый журнала «Ювелирное обозрение». Диплом лауреата в номинации «Эксклюзив. Высокое ювелирное искусство» за кольцо «For Form Plasticity». Амбер Плаза, г. Москва, Россия. 18.03.2015 — 21.03.2015 — ХII Международная выставка ювелирных изделий Балтики «Amber trip», диплом первой степени в номинации «Dialogue of opposites»: кольцо «For Form Plasticity». Выставочный центр Litexpo, г. Вильнюс, Латвия.

Художники-ювелиры Наталья Тарасова и Татьяна Тарасова

Это не последние беды, свалившиеся на ювелиров. С первого января 2023 года у отрасли отняли возможность применять специальные налоговые режимы! Лоббисты и представители крупного бизнеса утверждают, что данная мера создаст равные условия в отрасли, но позвольте, в 1937 году мы уже проходили это равенство.

Мы утратили процентов 70 наследия Фаберже. Не только в виде изделий, а в виде мастерства и технологий. У Фаберже было 140 цветов эмали, сейчас с трудом восстановили девяносто

Мы утратили процентов 70 наследия Фаберже. Не только в виде изделий, а в виде мастерства и технологий. У Фаберже было 140 цветов эмали, сейчас с трудом восстановили девяносто. В начале прошлого века было несколько десятков фирм, работающих на Фаберже, а сейчас несколько десятков отдельных мастеров. И конечно есть фирмы, и, естественно, некоторые из них могут сделать копию Фаберже, но весь мир ушёл вперёд! Давным-давно! А мы радуемся тому, как лихо убиваем всё новое и непонятное, т.к. способны создавать только копии.

О каком равенстве вообще можно говорить если по факту сравнивают завод и художника?

Ювелирная отрасль сложна и разнообразна.

По виду деятельности: производства крупные и малые, мастерские по изготовлению и ремонту, ломбарды, скупки, магазины по продаже комплектующих, оптовые конторы, розничные магазины, розничные сети, художники.

По организационным формам АО, ООО, ИП и т.д.

Как это вообще можно унифицировать?

Это означает, что каждый художник должен нанять персонального бухгалтера! И, естественно, накладные расходы на бухгалтера у завода с оборотом 100 кг и у художника с 50 г будут одинаковые! Любой лоббист это вам не только подтвердит, но и докажет в цифрах! Вся отрасль уже имела «удовольствие» лицезреть подобные отчёты на высшем уровне.

С 1-го апреля 2024 года художникам вернут статус (но по усмотрению Гохрана)!

Ах да, с 1-го апреля 2024 года художникам вернут статус! Правда только тем, кого одобрит Гохран (тоже в целях обеления рынка)…

Я очень уважаю Минфин, но боюсь, что Поволоцкие и Харитоновы на этой почве уже не прорастут. Девять лет «вне закона» с 2015 года не прошли бесследно.

Отрасль сейчас очень страдает, но пытается приспособиться. Многие переносят производства в страны ближнего и дальнего зарубежья, разрушая с трудом накопленную технологическую базу. Магазины переориентируются. Кадры уходят из профессии. 70% молодых художников уже уехали… Кто-то, конечно, выживет, но расцвета отрасли можно не ждать в ближайшие несколько десятилетий.

Конечно, необходимо «обелять рынок», но выбранный метод «до основанья, а затем», в этот раз может привести к полному уничтожению ювелирного искусства в России. Учиться негде, работать негде, самостоятельно невозможно…

Увы… но сейчас, как пародия на Фаберже, рождается новый вид искусства «из дерьма и палок» (в скульптуре, это направление уже давно обосновалось из-за дороговизны материалов и отсутствия финансирования… и «наконец» дошло до ювелирки).

Это поистине большое достижение!

Наталья и Татьяна Тарасовы. Кольцо из серии украшений «Видения шамана». Серебро, бумага, акрил. 2019. 78х70х45 мм

Наталья и Татьяна Тарасовы. Кольцо из серии украшений «Видения шамана». Серебро, бумага, акрил. 2019. 78х70х45 мм

М.Т.: Художники в области декоративного искусства не берутся из вакуума. Из кто-то должен воспитать и научить.

Н.Т.: Отдельно хочется сказать про образование. В Санкт-Петербурге при «Русских Самоцветах», образовано Художественно-Промышленное училище-11. Естественно оно было дотационное, и поставляло кадры в первую очередь для «РС». В первом десятилетии XXI века, завод был продан «преданным последователям Фаберже», которые, в угоду арендного бизнеса, стали планомерно разваливать завод. В одно из потрясших меня сокращений штата, уволили 40% ИТР, в основном технологов… ура!!! 90% площадей завода сдано под магазины и банки! Нет больше ВНИИЮвелирпром… Училище снято с дотаций — кадры ведь больше не нужны. Благо есть много предприятий и училище востребовано. Директор «горит» любимым делом: закупается новое оборудование, вводятся новые специальности. За 5 лет конкурс на место возрастает до шести человек на место.

Училище снято с дотаций — кадры ведь больше не нужны

Но училище по-прежнему стоит на городской земле. А денег всегда мало и они точно не пахнут. Начинается строительство домов почти вплотную. Раньше это было не допустимо, но сейчас все в «равных условиях». Рядом с лицеем начинают строить городской коллектор. В один «прекрасный» момент, происходит авария на шахте коллектора. Происходит просадка грунта и производственный корпус получает серьёзные повреждения. в корпусе с мастерскими фундамент даёт трещину. Учить детей нельзя! Доказать тоже ничего нельзя, это ведь точно не диверсия! Это — случайность. 🙂

Но это дело совести.

Художники-ювелиры Наталья и Татьяна Тарасовы

Художники-ювелиры Наталья и Татьяна Тарасовы

М.Т.: Резюмируя, что можно сказать?

Н.Т.: Факт в том, что ювелирное производство — это высоко технологичный комплекс. Данные мастерские были оборудованы не только современным оборудованием, но и общеобменной вентиляцией, усиленным фундаментом (ограночный станок весит 200-300 кг), заземление, три фазы (мощности), разрешение на использование газовых балонов и пайки, высокие требования к технике безопасности. Такое здание надо строить специально, аналогов нет. Но учить детей надо. И училище объединяют с колледжем народных промыслов… Теперь это площадка номер 4 им. Фаберже.

Сказать, что это позор — ничего не сказать. На Родине одного из самых известных ювелиров мира, уничтожают ювелиров и ювелирное искусство по всей цепочке от обучения, до возможности самореализации.

М.Т.: В ювелирном искусстве есть имена, которые стоит не забывать. Авторы, за которыми произведениями которых гоняются коллекционеры. Сразу на вскидку кого из художников вспомнишь?

Н.Т.: Назову ленинградских и московских мастеров. Юта Паас-Александровна, Вера Поволоцкая, Рэмир Харитонов, Феликс и Ольга Кузнецовы, Геннадий Ленцов, Геннадий и Наталья Быковы, Владимир и Вера Наумовы, Михаил Маслеников, Татьяна Балтро, Вадим Антонов, Петровы.

Список лучше продолжить с помощью наших выдающихся искусствоведов Галины Габриэль, Ирины Перфильевой, Андрея Гилодо.

М.Т.: Да, раз уж вспомнили про искусствоведов, то надо сказать, что они нередко и коллекционеры. У Галины Николаевны чудесное собрание. А как вообще с коллекционированием произведений ювелирного искусства дела обстоят?

Н.Т.: Основные коллекции в музеях, у искусствоведов и у частных лиц.

М.Т.: А я напомню читателям про круглый стол «Авторское ювелирное искусство», состоявшийся в музее-заповеднике «Царицыно» 28 марта 2022 года. Материалы размещены у нас в журнале. Кроме того, там же представлена видеозапись лекции Галины Николаевны Габриэль «Европейское авторское ювелирное искусство: основные этапы и векторы развития». Для тех, кто заинтересуется нашим сегодняшним разговором эти материалы могут оказаться полезными.

Н.Т.: Обязательно!

Художники вынуждены сами объединяться, не имея поддержки государства. … Художники вынуждены уходить от использования драгоценных металлов в своих произведениях

М.Т.: Напоследок вопрос: как насчёт художественной жизни у ювелиров?

Н.Т.: Художники вынуждены сами объединяться, не имея поддержки государства. В связи с изменением законодательства и усложнением работы с драгметаллами, музеи отказываются выставлять (условия хранения, экспонирования, охраны не все могут обеспечить — три линии защиты, сигнализация). Но есть и положительные примеры. Знакомая тебе Анна Терещенкова, автор и куратор проекта GOODWOOD, пробила возможность участия в музеях — Калининградский музей янтаря, Музей Востока, Царицыно, которые помогли реализовать проект на своих площадках. Художники вынуждены уходить от использования драгоценных металлов в своих произведениях в связи с ужесточением законодательства. Но использование нетрадиционных для ювелирного искусства материалов, таких как дерево, бумага, пластик, акрил, перья, рождает новые интересные проекты, о которых имеет смысл рассказать отдельно.

М.Т.: Расскажем, привлечём к продолжению коллег. И может быть увидим, что получится, если художники-ювелиры «вынуждены уходить от использования драгоценных металлов в своих произведениях»…

VI Всероссийский конкурс авторского ювелирного и камнерезного искусства

Сокровищница датского короля Кристиана IV

Круглый стол «Авторское ювелирное искусство»

Записки ювелира. Бриллиантовая история

_________________

Обсудить материал >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы