Африканский Сталинград. Битве при Куито Куанавале 35 лет

in Зарубежные награды/История/Музей/Награды РФ 6738 views

Россика-советика как направление кол­лек­цио­ни­ро­ва­ния не пе­ре­стаёт при­вле­кать вни­ма­ние со­би­ра­те­лей и ис­сле­до­ва­те­лей. Пси­хо­ло­ги­чес­ки это не в по­след­нюю оче­редь свя­за­но с ас­со­цииро­ва­нием се­бя с пред­ка­ми. «Это сде­ла­ли на­ши лю­ди» — мыслен­но го­во­рит се­бе кол­лек­цио­нер, вспо­ми­ная то, или иное ге­роическое со­бы­тие. Это тем более актуально, чем ближе к нашим дням. С одной стороны, можно говорить, что нет достаточного отдаления времени и, что называется, широты взгляда. С другой — если живы участники событий, можно узнать что-то личное: порой са­мо­отверженное, порой комическое, нередко — трагическое. Но живое, а не сухо-энци­кло­пе­ди­ческое.

Появление в коллекции боевой награды за события в Анголе — кубинской медали «За оборону Куито Куанавале», — дало повод вновь обратиться к событиям, рассмотренным в статье «Медаль из советского танка». (Сразу отметим, что встречается иное написание этого населённого пункта — Квито-Кванавале, но мы будем использовать первый вариант).

Как это нередко бывает, изучение артефакта ведёт к поискам более подробной информации про события, в честь которых он был создан. А к этому прибавляются и личные встречи, и интересные знакомства.

Плакат ЮАР «СВАПО железной рукой выполняет грязную работу за боссов» (африк. "SWAPO doen die vuil werk vir die base met die ysterhand") с изображением кубинского и советского солдат. Музей Союза ветеранов Анголы
Пропагандистский плакат ЮАР времён апартеида «СВАПО железной рукой выполняет грязную работу за боссов» (африк. «SWAPO doen die vuil werk vir die base met die ysterhand») с изображением кубинского и советского солдат. Музей Союза ветеранов Анголы

Сразу же отметим, что мнения о значении и итогах битвы при Куито Куанавале разнятся: российские, ангольские и кубинские оценки не совпадают с западным взглядом на ход и результаты этого поистине судьбоносного для Юга Африки сражения. Каждый, как это всегда и бывает, преувеличивает свою роль. Интересно, что юаровцы считали, что воевали не с ангольскими войсками, а с Советским Союзом. Кубинцы числят победу при Куито Куанавале за собой. Хотя основную тяжесть вынесли на себе ангольские войска. Но отличилось и немало наших военных советников. Кстати, надо отметить, что в отличие от пропаганды ЮАР, где СССР предстаёт в образе злобного военного, лица наших ребят очень доброжелательные (о чём говорят архивные фотографии). Но на то она и пропаганда.

А мы постараемся посмотреть на события 35-летней давности спокойно, взвешенно и с уважением к нашим специалистам, выполнившим свой служебный долг в Анголе. О том, что они сражались и гибли в СССР не писали и не говорили. А через Министерство иностранных дел СССР делались заявления о том, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют».


Содержание

  1. Медаль «За оборону Куито Куанавале»
  2. Церемония награждения
  3. Список советских военных специалистов, награждённых кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале»
  4. Музей Союза ветеранов Анголы
  5. Сагачко Вадим. Битва при Куито Куанавале (1987—1988)
    — Ангольский Сталинград
    — Какие кубинские воинские части участвовали в наступлении на Мавингу и обороняли Куито Куанавале?
    — Какие советские воинские части участвовали в наступлении на Мавингу и обороняли Куито Куанавале?
    — Что делал юаровский солдат в 1000 км от своей Родины?
    — Кто воевал под Куито Куанавале с армией ЮАР?
    — Июнь 1987 года. Начало событий
    — Июль 1987 года
    — Август 1987 года
    — Сентябрь 1987 года
    — Октябрь-ноябрь 1987 года
    — Март 1988 года. Завершение боёв
  6. Почётный знак Союза ветеранов Анголы
  7. Памятная юбилейная медаль «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале»
  8. Мемориал в честь Победы в битве при Куито Куанавале
  9. Вместо послесловия

Medalla Por la defensa de Cuito Cuanavale

Медаль «За оборону Куито Куанавале»

Medalla Por la Defensa de Cuito Cuanavale. Источник:: presidencia.gob.cu
Medalla Por la Defensa de Cuito Cuanavale. Источник: presidencia.gob.cu

Среди кубинских наград имеются два почётных звания высших степеней отличия, 22 ордена, 49 медалей и 35 отличий. В настоящее время на официальном сайте Президента и Правительства Республики Куба — presidencia.gob.cu — среди других государственных наград имеется эта медаль, но сказано о ней чрезвычайно мало: «“POR LA DEFENSA DE CUITO CUANAVALE” (Decreto-Ley 103 de 21-3-88). A miembros activos o de la reserva de las FAR, así como a angolanos o de otra nacionalidad, que hayan participado en esa histórica batalla. Puede ser otorgada con carácter póstumo. Facultados para proponer: el Comandante en Jefe y el Ministro de las FAR».

Попробуем разобраться подробнее.

Медаль «За оборону Куито Куанавале» (исп. Medalla «Por la defensa de Cuito Cuanavale»). Республика Куба. 1988. Коллекция Михаила Тренихина
Медаль «За оборону Куито Куанавале» (исп. Medalla «Por la defensa de Cuito Cuanavale»). Республика Куба. 1988. Коллекция Михаила Тренихина

Медаль учреждена Декретом-Законом № 103 Государственного Совета Республики Куба от 21.03.1988 года в честь героической обороны Куито Куанавале – населённого пункта (посёлка) на юге Народной Республики Ангола, где в 1987-1988 годах произошли боестолкновения с применением танков, артиллерии и авиации, между Народными вооруженными силами Освобождения Анголы, кубинскими добровольцами и советскими военными специалистами с одной стороны, и войсками Южно-Африканской Республики и повстанцами УНИТА с другой. В результате боестолкновений, завершившихся 27 июня 1988 года (по кубинским источникам, в частности мемуары кубинского подполковника Рубена Гомеза «На юге Анголы»), войска ЮАР покинули территорию Анголы, начав мирные переговоры.

Медаль присваивается военнослужащим Революционных Вооруженных Сил, состоящим на действительной военной службе и в резерве, которые активно и самоотверженно участвовали в прославленной обороне Куито Куанавале, в Народной Республике Ангола, вместе с героическими Народными вооруженными силами Освобождения Анголы и поддерживают последовательное отношение к революционным принципам. Медаль также может быть присвоена доблестным ангольским воинам или воинам другой национальности, которые участвовали в этом историческом сражении вместе с воинами Революционных Вооруженных Сил Кубы, внеся этим достойный вклад в защиту территориальной целостности Народной Республики Ангола.

Медаль позолоченная. Представляет собой правильный круг диаметром 32 мм. Толщина гурта 3 мм. На аверсе медали вогнутой формы рельефное изображение пятиконечной звезды, вписанной в воображаемый круг диаметром 26 мм, на которую наложено рельефное изображение территории Народной Республики Ангола, на котором пятиконечная звездочка, диаметром 5 мм, указывает приблизительное местоположение Куито Куанавале. В нижней части аверса изображена полукругом лавровая ветвь, закрывающая левый нижний луч звезды. В верхней части полукругом надпись: «A LOS HEROICOS DEFENSORES DE CUITO CUANAVALE» («ГЕРОИЧЕСКИМ ЗАЩИТНИКАМ КУИТО КУАНАВАЛЕ»). В центре реверса рельефный герб Республики Куба. В верхней части полукругом надпись: «REPUBLICA DE CUBA», в нижней части также полукругом надпись: «CONSEJO DE ESTADO». Край реверса медали окаймлен бортиком шириной 1 мм.

Медаль присваивается Государственным Советом по представлению Главнокомандующего и Министра Революционных Вооруженных Сил.

Удостоверение медали «За оборону Куито Куанавале» на Игоря Бакуша
Удостоверение медали «За оборону Куито Куанавале» Игоря Бакуша
Удостоверение медали «За оборону Куито Куанавале» Александра Хоменко
Удостоверение медали «За оборону Куито Куанавале» Александра Хоменко
  • Удостоверение медали «За оборону Куито Куанавале» на Валерия Черёмухина от 29 марта 1988. Из архива Валерия Черёмухина
  • На удостоверении медали «За оборону Куито Куанавале» у В. Черёмухина (и, по его словам, у других специалистов ПВО «Печера М») стоит печать 24-й бригады ПВО FAPA/DAA (ВВС/ПВО Анголы). Вероятно, это самодеятельность наших советников или их ангольских коллег. Из архива Валерия Черёмухина
Кубинские медали «За оборону Куито Куанавале». Перед награждением. 1988 Фото из архива Валерия Черёмухина
Кубинские медали «За оборону Куито Куанавале». Перед награждением. 1988 Фото из архива Валерия Черёмухина

Церемония награждения

Как было указано выше, медалью могли быть отмечены не только кубинцы и ангольцы, «воины другой национальности, которые участвовали в этом историческом сражении вместе с воинами Революционных Вооруженных Сил Кубы». Собственно, эти самые оставшиеся другие — советские военные специалисты.

«Списки для награждения медалью составлял старший группы советских военных специалистов в Куито Куанавале. Подавали на всех, кто в период с сентября 1987 года по март 1988 года находился в Куито Куанавале. Присутствовали: командование кубинской группировкой войск в Куито Куанавале, командование ангольской группировкой. Кубинцы снимали всю церемонию на видео. Сохранилась ли та плёнка — неизвестно.

В этот день в подразделения никто обратно из Куито не поехал. Назначено было общее построение. Приехали представители кубинской и ангольской стороны, перед церемонией вручения зачитали приказ. Списки были от руки, это хорошо видно на фото. Медали вручали каждому индивидуально. Вручал кубинский генерал, командующий войсками. После вручения медалей кубинское и ангольское командование ещё раз поздравили наших специалистов с наградой. Потом все сфотографировались».

Черемухин Валерий Викторович

Вручение медали «За оборону Куито Куанавале» специалисту при командире зрдн «Печора» майору Валерию Черемухину. 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина
Вручение медали «За оборону Куито Куанавале» специалисту при командире зрдн «Печора» майору Валерию Черемухину. 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина
  • Командующий кубинской группировкой в Куито Куанавале прикрепляет медаль «За оборону Куито Куанавале» подполковнику Маслову. 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина
  • Общее фото группы советских специалистов 24-й ЗРБр «Печора М», награжденных кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале». Нижний ряд (сидят) слева направо: ст. лейтенант Морозов Юрий Михайлович, специалист по тренажеру ЗРК «Печера-М», майор Ерохин Павел Иванович, специалист по ракете ЗРК «Печора-М». Средний ряд: ст. лейтенант Рымарь Сергей, специалист по средствам разведки ЗРБр «Печора М», подполковник Зиновьев Владимир Николаевич, советник командира ЗРБр «Печора М», подполковник Маслов Николай Михайлович, советник главного инженера 24-й бригады ПВО, лейтенант Ждаркин Игорь Анатольевич, переводчик группы СВС ЗРБр, майор Семенихин Анатолий Михайлович, специалист по средствам энергоснабжения ЗРБр. Задний ряд: майор Осадчук Юрий Андреевич, специалист по стартовому оборудованию «Печора М», майор Черёмухин Валерий Викторович, специалист при командире зрдн «Печора», специалист РТВ (фамилия не известна). После награждения медалью «За оборону Куито Куанавале». 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина
  • Справа налево: А. Шишов (в движении), И. Ждаркин, В. Черемухин у знамени, крайний слева — кубинец. После награждения медалью «За оборону Куито Куанавале». 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина 
  • Общее фото советских и кубинских военных специалистов после награждения медалью «За оборону Куито Куанавале». 1988. Фото из архива Валерия Черёмухина

Список советских военных специалистов, награждённых кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале»

По данным Союза ветеранов Анголы. Дополняется

  1. Абдурахманов Фозылджон Гусейнович, полковник, советник командира 16пбр, командировка в Анголу 30.04.87 — 28.04.89
  2. Аверкин Владимир Николаевич, майор, специалист по войсковому ремонту РТВ ВВС и ПВО, командировка в Анголу 03.03.87 — 21.02.89
  3. Альтшулер Владимир Ефимович, полковник, советник начальника штаба 6 военного округа, командировка в Анголу 08.10.87 — 26.05.90
  4. Андреев Виталий Альбертович, старший лейтенант, специалист по боевому применению ПЗРК 59 пбр, командировка в Анголу 02.12.86 — 02.12.88
  5. Артёменко Анатолий Михайлович, подполковник, советник командира 21 пбр, командировка в Анголу 29.06.86 — 13.08.88
  6. Бакуш Игорь Кузьмич, лейтенант, военный переводчик. 52 зрбр «ОСА-ОК», 21 пбр, 25пбр, 59 мпбр и 1 ТГ; командировка в Анголу 28.07.87 — 09.08.89
  7. Барабуля Вячеслав Анатольевич, лейтенант, военный переводчик штаба 6 военного округа, командировка в Анголу 31.07.86 — 01.09.88
  8. Битаев Валерий Афайевич, капитан, специалист по ремонту автомобильной техники, командировка в Анголу 02.12.86 — 30.08.89
  9. Бондарев Борис Андреевич, подполковник, специалист по боевому применению средств ПВО 25пбр, командировка в Анголу 9.12.86 — 11.8.89
  10. Будник Николай Антонович, подполковник, советник командира 8 пбр, командировка в Анголу 28.4.87 — 29.4.89
  11. Величко Александр Максимович, полковник, советник начальника штаба 6 военного округа, командировка в Анголу 3.2.87 — 9.2.89
  12. Вислобоков Вячеслав Николаевич, майор, специалист 52 зрбр «ОСА-АК», командировка в Анголу 31.3.87 — 24.3.89
  13. Геращенко Владимир Матвеевич, полковник, советник заместителя Командующего 6 ВО по вооружению. командировка в Анголу ? — ?.
  14. Гневко Николай Викторович, полковник, специалист при главном инженере 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 09.12.86 — 02.12.88
  15. Грибков Михаил Станиславович, старший лейтенант, специалист 52 зрбр «ОСА-АК», командировка в Анголу 31.08.86 — 16.09.88
  16. Грицук Олег Аркадьевич, старший лейтенант, военный переводчик, 25 пбр, командировка в Анголу 26.11.87 — 30.07.88
  17. Давыдовский Анатолий Павлович, советник начальника политотдела 36 дшбр, командировка в Анголу 30.09.86 — 15.04.89
  18. Дивеев Константин Рашидович, майор, специалист 52 зрбр «ОСА-АК», командировка в Анголу 31.03.87 — 26.03.89
  19. Ерохин Павел Иванович, майор, специалист по технологическому оборудованию ЗРК «Печора-М», 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 29.7.86 — 28.7.89
  20. Ждаркин Игорь Анатольевич, младший лейтенант, переводчик, 21 пбр, 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 31.7.86 — 27.8.88
  21. Жечко Олег Адамович, лейтенант, переводчик, командировка в Анголу  7.8.86 — 10.9.88
  22. Зиновьев Владимир Николаевич., полковник, советник командира 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 3.2.87 — 16.8.89
  23. Ильин Владимир Анатольевич, прапорщик, специалист-техник по ремонту АБТ 25 пбр, 1ТГ, командировка в Анголу 31.8.86 — 16.9.88
  24. Кисель Александр Николаевич, подполковник, советник командира 52 зрбр «ОСА-АК», старший группы, командировка в Анголу 23.12.86 — 16.12.88
  25. Коротков Юрий Михайлович, полковник, советник начальника связи 6 ВО, командировка в Анголу 31.3.87 — 26.12.89
  26. Кошуков Анатолий Николаевич, прапорщик, специалист по ремонту техники пбр, командировка в Анголу 2.2.88 — 7.2.90
  27. Кривко, полковник, советник начальника ПВО 6 ВО, командировка в Анголу 31.10.85 — 25.10.88
  28. Кузнецов Константин Петрович, майор, советник начальника артиллерии 59 мпбр, командировка в Анголу 30.06.87 — 23.05.89
  29. Локотков Юрий Алексеевич, майор, советник командира 1 ТГр, командировка в Анголу 25.03.86 — 25.12.87
  30. Маслов Николай Михайлович, полковник, специалист при командире зрбр — старший группы СВС зрбр, командировка в Анголу 29.9.87 — 11.10.90
  31. Митяев Вячеслав, полковник, советник начальника разведки 6 ВО, командировка в Анголу 4.03.86 — 25.2.89
  32. Мищенко Сергей Григорьевич, старший лейтенант, специалист по боевому применению ЗРК 1 ТГ, командировка в Анголу 2.12.86 — 2.12.88
  33. Москаленко Иван Матвеевич, подполковник, советник начальника артиллерии 25 пбр, командировка в Анголу 29.06.86 — 25.6.88
  34. Мозолев Валентин Федорович, капитан, специалист по ремонту БТТ 6 ВО, командировка в Анголу 31.8.86 — 15.9.89
  35. Мордовин Виктор Федорович, полковник, советник начальника артвооружения 6 ВО, командировка в Анголу 9.12.86 — 13.5.89
  36. Морозов Юрий Михайлович, старший лейтенант, специалист 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 29.6.86 — 25.6.88
  37. Москвин Александр Игоревич, капитан, переводчик 13 дшбр, 1 ТГ, командировка в Анголу 7.9.86 — 11.10.88
  38. Мурашко Станислав Станиславович, полковник, советник начальника артиллерии ГШ, командировка в Анголу 1.09.85 — 24.8.88
  39. Никитенков Владимир Федорович, подполковник, специалист при командире дивизиона ЗРК «Печора», командировка в Анголу 9.12.86 — 31.8.89
  40. Осадчук Юрий Андреевич, капитан, специалист по стартовому оборудованию 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 29.07.86 — 30.07.88
  41. Панарин Владимир Алексеевич, прапорщик, специалист по эксплуатации и войсковому ремонту РЛС р/л роты, командировка в Анголу 26.05.85 — 13.05.88
  42. Петров Олег Геннадьевич, лейтенант, военный переводчик, 8 пбр, командировка в Анголу 28.07.87 — 12.08.89
  43. Поликанов Андрей Алексеевич, капитан, военный переводчик пбр, командировка в Анголу 1.09.87 — 18.11.90
  44. Попов Владимир Александрович, полковник, советник нач. инженерного управления ГШ, командировка в Анголу 28.10.86 — 10.11.89
  45. Прудников Леонид Яковлевич, полковник, советник начальника тыла 6 ВО, командировка в Анголу 05.85 — 05.88
  46. Рыбин Вячеслав Яковлевич, полковник, советник начальника управления связи ГШ, командировка в Анголу 27.04.86 — 07.05.89
  47. Рымарь Сергей Анатольевич, капитан, специалист 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 1987 — 1989
  48. Рябченко Иван Федорович, генерал-майор, советник начальника Генерального штаба — зам. Главного военного советника, командировка в Анголу 13.06.85 — 19.04.88
  49. Сатов Бакиджан Ситкалиевич, рядовой, механик ЗАС (водитель БРДМ) радиороты ГВС, командировка в Анголу 02.06.87 — 28.06.88
  50. Селезнёв Владимир Михайлович, подполковник, советник начальника политотдела бригады, командировка в Анголу 26.11.87 — 18.04.89
  51. Семенихин Анатолий Михайлович, майор, специалист по энергооборудованию 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 29.09.87 — 11.10.90
  52. Сергеев Александр Петрович, лейтенант, военный переводчик 25 пбр, командировка в Анголу 28.07.87 — 12.08.89
  53. Симакин Игорь Анатольевич, рядовой, связист, механик ЗАС радиороты ГВС, командировка в Анголу 02.06.87-28.06.88
  54. Сорокин Анатолий Васильевич, подполковник, советник начальника артиллерии пехотной бригады, командировка в Анголу 31.10.85 — 13.10.87
  55. Стрельцов Дмитрий Анатольевич, лейтенант, военный переводчик зрбр, командировка в Анголу 07.08.86 — 08.09.88
  56. Сущенко Юрий Павлович, подполковник, советник начальника артиллерии 21 пбр, командировка в Анголу 24.09.87 — 29.09.89
  57. Таранов Василий Минович, капитан, пециалист ЗРК «Печора», командировка в Анголу 29.07.86 — 21.03.88
  58. Фатьянов Александр Михайлович, прапорщик, специалист по ремонту автобронетанковой техники 21 пбр, командировка в Анголу 27.08.87 — 11.08.89
  59. Федосюк Михаил Васильевич, полковник, советник нач. управления ПВО ГШ ФАПЛА, командировка в Анголу 28.10.86 — 7.11.89
  60. Харюшин Борис Иванович, подполковник, советник командира 25 пбр, командировка в Анголу 28.10.86 — 10.11.88
  61. Хоменко Александр Леонидович, капитан, переводчик пбр, командировка в Анголу 26.11.87 — 29.11.90
  62. Храмов Василий Кузьмич, подполковник, советник командира 21 пбр, командировка в Анголу 29.07.86 — 30.07.88
  63. Чаленко Виктор Иванович, полковник, советник начальника артиллерии 6 ВО, командировка в Анголу 27.04.86 — 30.04.88
  64. Черемухин Валерий Викторович, майор, специалист при командире дивизиона 24 зрбр «Печора», командировка в Анголу 31.08.86-12.08.88
  65. Черников Геннадий Федорович, полковник, советник командующего 6 ВО, командировка в Анголу 25.03.86 — 7.06.88
  66. Черкасов Николай Федорович, капитан, переводчик 6 ВО, командировка в Анголу 4.09.86 — 15.10.88
  67. Чупин Владимир Иванович, капитан, специалист по ремонту автомобильной техники 6 ВО, командировка в Анголу 28.10.86 — 29.10.88
  68. Шишов Александр Владимирович, майор, старший военный переводчик штаба округа, командировка в Анголу 10.11.87 — 25.09.89
  69. Янишевский Виктор Иванович, подполковник, советник начальника штаба округа, командировка в Анголу 26.05.85-01.04.88

Отметим, что многие наши военные специалисты, участвовавшие в тех событиях, кубинскую медаль не получили, поскольку их командировки окончились раньше и они убыли на Родину. Попытки Союза ветеранов Анголы восстановить справедливость и ходатайства перед кубинской стороной по линии посольства результатов, к сожалению, не дали.

  • Ветеран Куито Куанавале, награждённый кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале» Игорь Бакуш. 1988. Из архива Игоря Бакуша

Сербская марка к столетию Анто́нио Агости́ньо Не́то (порт. António Agostinho Neto, 1922—1979) — первого президента Народной Республики Ангола с 1975 по 1979 год, председателя МПЛА—Партии труда (до 1977 года Народное движение за освобождение Анголы). 2022. Медали, посвящённые 20-летию МПЛА (1976) и президенту Агостиньо Нето (1970-е). Коллекция Михаила Тренихина
Сербская марка к столетию Антонио Агостиньо Нето (порт. António Agostinho Neto, 1922—1979) — первого президента Народной Республики Ангола с 1975 по 1979 год, председателя МПЛА—Партии труда (до 1977 года Народное движение за освобождение Анголы). Портрет сделан по фотографии Mieremet, Rob / Anefo 1975 года. 2022. Медали, посвящённые 20-летию МПЛА (1976) и президенту Агостиньо Нето (1970-е). Коллекция Михаила Тренихина

Музей Союза ветеранов Анголы

Поиск информации про события в Куито Куанавале привёл к закономерному желанию написать в Союз ветеранов Анголы. Хочется отметить молниеносный ответ заместителя председателя союза Сергея Анатольевича Коломнина, любезно предложившего посетить музей СВА, находящийся в самом центре Москвы по адресу Смоленская площадь, дом 13\21. Всем, кто интересуется участием СССР в событиях в Анголе, хочется рекомендовать посетить музей! Работает он по средам, но нужно обязательно согласовать время посещения, предварительно связавшись с представителями Союза Ветеранов Анголы.

По сути своей это — корпоративный музей. Первая экспозиция в офисе Союза ветеранов Анголы была открыта в 2010 году. Собранные предметы отражают историю с 1975 по 1992 годы — период гражданской войны в Анголе, когда в событиях участвовали советские военные специалисты. Это не просто далёкая африканская страна, это — и наша история. Среди экспонатов — многочисленные фотографии, боевые карты, документы, награды и знаки, образцы униформы ФАПЛА, УНИТА, войск ЮАР, формирований АНК и СВАПО, копии образцов стрелкового вооружения, книги, работы. Представлено и немало предметов, связанных с экспедиционным корпусом Кубы (в том числе и почётные грамоты, которые кубинцы вручали нашим военным советникам).

Несколько кадров из музея для общего представления о сохранении памяти об ангольской войне.

Манекены с формой бойца УНИТА, военного ЮАР, советского военного советница, бойца ФАПЛА, вооружением, униформой. Музей Союза ветеранов Анголы
Манекены с формой бойца УНИТА, военного ЮАР, советского военного советника, бойца ФАПЛА, вооружением, униформой. Музей Союза ветеранов Анголы

  • Карта провинций Анголы
  • Карта провинций Анголы в традиционной африканской стилистике

  • Медаль, посвящённая президенту Агостиньо Нето и значки МПЛА — Партии труда
  • Кокарда на берете бойца ФАПЛА
  • Кокарда на берете бойца УНИТА
  • Осколки снарядов ЮАР, гильзы и пули различных видов стрелкового оружия ФАПЛА

  • Образцы документов советских граждан, служивших в Анголе на португальском языке
  • Памятные медали и значки МПЛА и ФАПЛА

  • Осколки снарядов ЮАР, гильзы и пули различных видов стрелкового оружия ФАПЛА
  • Медаль ФНЛА «За победу. Ангола» (1975), оказавшаяся невостребованной по причине проигрыша ФНЛА, медаль ЮАР Pro Patria и Southern Africa Medal. Ротная нашивка военнослужащего армии ЮАР (рота «В» батальона)

Интересно наличие в музее регалий военных южноафриканских сил самообороны, SADF — не в качестве трофеев, а как дары. Казалось бы, это бывшие противники. Но, как нам сказали, к русским отношение у бывших военнослужащих ЮАР уважительное. И подарить свою колодку с наградами для них означает сохранить её. Почему это нельзя сделать дома? По словам ветеранов SADF — боязнь обратного, теперь уже чёрного апартеида. Так, или иначе, но в музее есть несколько занятных артефактов «с той стороны».

Колодка с наградами SADF, переданная военнослужащим ЮАР Гертом Хьюго. У медали Pro Patria имеется планка «CUNENE» (за участия в операции «Саванна» в Анголе в 1975-1976 годах), в центре Южноафриканская медаль с добавлением металла подбитого танка Т-34-85. Музей Союза ветеранов Анголы
Колодка с наградами SADF, переданная военнослужащим ЮАР Гертом Хьюго. Музей Союза ветеранов Анголы

  • Медаль Военных заслуг (Military Merit Medal, 1968–1974), медаль Pro Patria (1974—1994) с планкой «CUNENE» (за участие в операции «Саванна» в Анголе в 1975—1976 годах), Южноафриканская медаль (Southern Africa Medal / Suider-Afrika-medalje, 1987—1994), Медаль «За службу» (General Service Medal / Algemene Diensmedalje, 1987—1994), Бронзовая медаль Южно-Африканских сил обороны (South African Defence Force Good Service Medal, Bronze / Vir Troue Diens, 1974—1994) за десять лет образцовой службы.

Ветеран 32-го батальона «Buffalo» lieutenant colonel Heindrich Rademeyer. Кадр из документального фильма «Brothers In Blood - The Men of 32 Battalion», ARKAY Pictures
Ветеран 32-го батальона «Buffalo» lieutenant colonel Heindrich Rademeyer. Кадр из документального фильма «Brothers In Blood — The Men of 32 Battalion», ARKAY Pictures

Южноафриканские ветераны «Пограничной войны» (Намибия и Ангола) до сих пор носят подобные колодки. В фильме «Brothers In Blood — The Men of 32 Battalion» нам попалось интервью военнослужащего 32-го батальона «Buffalo» с точно таким же набором медалей. Напомним, награды Южной Африки мы подробно рассмотрели в статье 2021 года «Медаль из советского танка», где были разобраны как мифы, так и приведены факты.

  • Набор медалей и кокард, переданный военнослужащим ЮАР Гертом Хьюго
  • Полковые знаки южноафриканский частей SADF, переданные генерал-майором Роландом де Врисом
  • Книга «Глаз огненной бури» генерал-майора Роланда де Вриса

  • Шлем с гарнитурой сбитого лётчика ЮАР 

  • Образцы документов советской гражданки, жившей в Анголе
  • Документы и фотографии советского военного переводчика в Анголе Игоря Ивановича Сечина
  • Документы и публикации повстанческого движения и политической партии УНИТА и его основателя Жонаша Савимби (порт. Jonas Malheiro Savimbi; 1934—2002)
  • Медаль, посвящённая первому президенту Анголы Агостиньо Нето кубинская медаль «Воину-интернационалисту»

  • Ангелина Есина и Михаил Тренихин
  • Михаил Тренихин и помощник председателя Союза ветеранов Анголы Алексей Калмыков

Про события в Куито Куанавале было решено разместить текст Председателя Совета Региональной общественной организации участников оказания интернациональной помощи Республике Ангола – «Союз ветеранов Анголы», полковника в отставке, бывшего советника командира пехотной бригады в Анголе Вадима Андреевича Сагачко.


Сагачко Вадим Андреевич

Битва при Куито Куанавале (1987-1988). По материалам Союза ветеранов Анголы

 «…На этом пути с нами вместе были наши кубинские друзья и товарищи, а также советники из СССР, правопреемницей которого стала Россия, внесшие ни с чем несравнимый, беспрецедентный вклад в освобождение наших народов. Совместно с патриотами Анголы, с патриотическими и прогрессивными силами Анголы, Намибии и ЮАР они способствовали падению последних цитаделей колониализма и расизма в Африке, что в итоге привело к полному освобождению африканского континента.

…Хочу горячо поблагодарить Кубу, команданте Фиделя, за то, что всегда были с нами, не испытывая ни малейших колебаний, и в тяжелые моменты, и в дни радости и печали, за то, что, защищая Анголу, здесь сражались лучшие сыновья Кубы, жертвовали собой и отдавали свою жизнь.

Я выражаю благодарность Советскому Союзу, его преемнице России, за огромный вклад в освобождение Анголы и Африки.

…И будет справедливо воздать здесь дань уважения всем тем, кто участвовал в битве при Куито Куанавале, особенно тем, кто оттуда не вернулся домой, отдал жизнь, защищая самую главную ценность, свободу и мир…

Не были напрасными жертвы стольких известных и безвестных героев Куито Куанавале и других сражений. Честь и слава героям!…»

(Выдержки из выступления Президента Республики Ангола (1979-2017)

Жозе Эдуардо душ Сантуша 23 марта 2008 года)

Подорванный танк ЮАР в местах боев Куито Куановале. Сергей Коломнин и Вадим Сагачко. 2014. Из архива Сергея Коломнина
Подорванный танк ЮАР в местах боев Куито Куанавале. Сергей Коломнин и Вадим Сагачко. 2014. Из архива Сергея Коломнина

Ангольский Сталинград

«Критической точкой» т. н. пограничной войны режима апартеида ЮАР против молодого ангольского государства, её поворотным пунктом, стало сражение при Куито Куанавале. С августа 1987 года по конец марта 1988 года междуречье рек Куито и Ломба, на юго-востоке Анголы, стало ареной кровопролитных боёв, а населённый пункт Куито Куанавале провинции Квандо Кубанго превратился в символ мужества и героизма ангольцев. Его даже назвали «ангольским Сталинградом».

Однажды довелось прочитать статью об Анголе одного российского журналиста. Резанула глаза фраза: «Только в воспалëнное воображение кубинских пропагандистов могла прийти бредовая мысль сравнивать бои под Куито Куанавале со Сталинградским сражением». Да, сравнение размаха битвы на берегах Волги в 1942–1943 годах с борьбой за Куито Куанавале в 1987–1988 годах может показаться некорректным: не было в ангольской саванне многомиллионных армий, да и счёт задействованной военной техники шёл отнюдь не на тысячи. Но накал противостояния, его ожесточëнность, героизм и самоотверженность защитников посёлка, затерявшегося в далекой Анголе, дают нам право сравнивать эти два события. Но главное – бои за Куито Куанавале и Сталинград стали переломными рубежами. Одни – в Великой Отечественной войне. Другие – не только в войне в Анголе, но и в истории всего Юга Африки.

С тех пор небольшой посёлок, практически деревня в сотню соломенных хижин и с десяток кирпичных одноэтажных строений, во всех сводках мировых новостей стал именоваться «городом Куито Куанавале». Очевидно, возведение Куито Куанавале западными средствами массовой информации в ранг города было сделано для того, чтобы как-то оправдать неуспех и в конечном итоге поражение одной из сильнейших армий африканского континента, которая так и не смогла взять этот маленький населённый пункт. Три месяца потребовалось этой армии, чтобы пройти 70 км от реки Ломба до реки Куито. И потом ещё три месяца южноафриканская армия штурмовала позиции ангольских войск оборонявших этот поселок.

Правдивая детальная информация об этих событиях была засекречена военными ведомствами противоборствующих сторон и до сих пор многое остается неизвестным и непонятным.

Поэтому в псевдонаучных работах отдельных российских и многих зарубежных «военных историков», для которых существует только их «правильная» точка зрения, мы видим множественные противоречия, разночтения и несоответствие временных параметров. То же происходит в статьях многих наших журналистов на эту тематику, которые повторяют информацию западных источников, совершенно не зная и не подозревая, что там происходило на самом деле.

Порой во многих публикациях в Интернете мы можем встретить не только неуëмную фантазию авторов, но и откровенную ложь. Как, например то, что наступали на Мавингу не только ангольские, но и кубинские, и советские воинские части, что командовали этой группировкой советские генералы. В западных публикациях конца ХХ и начала ХХI века фигурировал мифический советский «генерал Шаганович». Но в последние годы руководителем операции по взятию Мавинги уже называют «генерала Рябченко», заместителя Главного военного советника той поры. Да, генерал Рябченко участвовал в планировании этой операции. Но о каком командовании войсками может идти речь, когда генерал Рябченко все время находился в Луанде и прилетал в Куито Куанавале всего лишь несколько раз. И почему эти всезнающие западные «исследователи» (и их российские последователи) называют руководителем генерала Рябченко, а не Главного военного советника ФАПЛА генерала Гусева – главного идеолога этой драмы?

Про мифические кубинские и советские части, которые они якобы разбили в пух и прах, можно часто услышать в интервью некоторых бывших военнослужащих армии ЮАР времён апартеида. Но ни одного реального подтверждения этим фактам нигде и никогда не приводится.

В результате тщательного анализа южноафриканских и западных материалов по Куито Куанавале, исключая восхваляющую или оправдывающую южноафриканскую армию интонацию, а также основываясь на воспоминаниях реальных участников этих событий, советских и кубинских советников и специалистов, находившихся в ангольских бригадах и в самом Куито Куанавале, вырисовывается следующая картина.

Владимир Аверкин. Куито Куанавале. 1988. Из архива Владимира Аверкина

Какие кубинские воинские части участвовали в наступлении на Мавингу и обороняли Куито Куанавале?

Кубинцы были категорически против проведения ангольцами этой операции. В наступлении на Мавингу ни кубинские воинские части, ни кубинские советники и инструктора не участвовали. Только после обращения правительства Анголы к президенту Кубы Фиделю Кастро об оказании срочной военной помощи в боях начали принимать участие кубинские лётчики. Первые же кубинцы прибыли в Куито Куанавале на вертолёте 5 декабря 1987 года, это были офицеры Оперативной группы кубинских войск. Затем в течение декабря из Менонге также вертолётами были доставлены кубинские офицеры: технические специалисты, советники, инструктора и рота спецназа. На 31 декабря 1987 года их, по западным и кубинским источникам, было всего около 160 – 200 человек.

И только во второй половине января 1988 года в Куито Куанавале прибыла 71-я тактическая группа 70-й танковой бригады РВС Кубы с подразделениями усиления, которая заняла позиции во втором эшелоне, в качестве резерва в 13 – 15 км от Куито Куанавале и её основные подразделения участия в боевых действиях не принимали. От них непосредственное участие в боях принимали: танковая рота – это восемь танков Т-54 и Т-55, батарея гаубиц Д-30, батарея РСЗО БМ-21 «Град», инженерно-сапёрный взвод и подразделения обеспечения.

Всего, по оценкам западных исследователей, кубинцев в Куито Куанавале было всего около 1500 человек.

Какие советские воинские части участвовали в наступлении на Мавингу и обороняли Куито Куанавале?

На территории Анголы, на суше, никогда не было ни одной советской воинской части, кроме ПМТО (Пункт материально-технического обеспечения) Северного флота в Луанде и отдельной роты связи Главного военного советника там же. Эта рота обеспечивала связь на радийных машинах, которые вместе с экипажами были приданы военным миссиям советских советников в военных округах и военных зонах. В территориальных водах Анголы несли боевую службу корабли 30 оперативной бригады ВМФ СССР с десантом морской пехоты, но в боевых действиях они участия не принимали.

Под Куито Куанавале в 1987–1988 годах находились только советские советники и специалисты при ангольской армии. Сколько их было можно назвать лишь предположительно. В каждой из 8 пехотных (мотопехотных) ангольских бригад в Куито Куанавале могло быть от 4 до 8 человек. В двух зенитно-ракетных бригадах по 18—20 человек. В подразделениях обеспечения и ремонта округа и фронта — 6—10 специалистов. Советников штаба 6 военного округа, передового командного пункта штаба Южного фронта и советников Генерального штаба ФАПЛА было в разное время от 20 до 30 человек. И до 6—8 солдат или матросов срочной службы отдельной роты связи Главного военного советника. Получается всего 100 – 150 человек.

О том, что там же сражались, получали ранения и гибли советские военнослужащие в СССР никогда не писали и не говорили. Более того, официальная Москва устами Министра иностранных дел СССР Шеварнадзе заявила, что «советские военные советники в боевых действиях за рубежом не участвуют».

  • Подорванный танк ЮАР в местах боев Куито Куанавале. 2014. Из архива Сергея Коломнина
  • Дорога Куито Куанавале – Менонге. 2014. Из архива Сергея Коломнина
  • Подорванный танк ЮАР в местах боев Куито Куанавале. 2014. Из архива Сергея Коломнина

Что делал юаровский солдат в 1000 км от своей Родины?

Что делали южноафриканские военнослужащие в 1000 км от своей Родины, на ангольской территории в 300 км от государственной границы?

Со стороны ЮАР это была ничем не прикрытая вооруженная интервенция и агрессия против другого государства. Если в предыдущие годы свои вторжения на территорию Анголы правительство ЮАР оправдывало борьбой с «террористами» из СВАПО и АНК, то под Куито Куанавале не было ни баз СВАПО и АНК, ни их отрядов.

Согласно опубликованным документам, применение южноафриканских вооруженных сил под Куито Куанавале, оказывается, было не спонтанным, а готовилось заранее. Заранее была спланирована и велась подготовка к выполнению тайной операции по уничтожению ангольских правительственных бригад, которые будут наступать на УНИТА.

А со стороны Анголы это была защита своей Родины и защита территориальной целостности своей страны.

Вот только некоторые российские и зарубежные «исследователи» не хотят этого видеть.

  • Владимир Аверкин у подбитого танка ЮАР. Куито Куанавале. 1988. Из архива Владимира Аверкина
  • Владимир Аверкин. Куито Куанавале. 1988. Из архива Владимира Аверкина

Кто воевал под Куито Куанавале с армией ЮАР?

Если верить «исследованиям» отдельных российских и многих зарубежных «военных историков», то ангольские бригады были разбиты на реке Ломба, а их остатки, бросив технику и вооружение бежали к Куито Куанавале. Интересно было бы спросить у этих «исследователей», если все ангольские бригады были разбиты и бросили свою технику и вооружение, то какими силами и средствами ФАПЛА перешла к обороне в 15 км от Куито Куанавале во второй половине ноября? И как это можно было так медленно «бежать» — 90 км почти три месяца!? К тому же зачастую читаешь не менее абсурдные утверждения таких «историков», что командование САДФ не ставило своей целью полное уничтожение бригад ФАПЛА и взятие Куито Куанавале. Зачем тогда войска ЮАР с января по март восемь раз штурмовали позиции ФАПЛА, оборонявших Куито Куанавале? Очевидно, хотели только попугать.

Так кто же, целых три месяца отступая в тяжелых боях, сдерживал натиск агрессора от реки Ломба до реки Куито? Мифические кубинские и советские войска? Кто потом ещё четыре месяца при поддержке кубинских интернационалистов, кубинской авиации, советских военных советников и специалистов отражал атаки южноафриканской армии на позиции войск оборонявших этот поселок? Это был ангольский солдат! В этих боях он выстоял и победил!

Российские ветераны Анголы в местах боев Куито Куановале. 2014. Из архива Сергея Коломнина
Российские ветераны Анголы в местах боев Куито Куанавале. 2014. Из архива Сергея Коломнина

Июнь 1987 года. Начало событий

События под Куито Куанавале фактически начались в июне 1987 года. С помощью советских военных советников в начале 1987 года была подготовлена операция ангольской армии против вооруженных формирований антиправительственного Национального союза за полное освобождение Анголы (УНИТА). Операция называлась «Приветствуем Октябрь» (Operação «Saudando о Outubrо»). Её целями были разгром вооруженных формирований оппозиции юго-востоке страны в провинции Квандо Кубанго, уничтожение налаженных путей снабжения оппозиции из Намибии в центр страны, взятие передовой базы УНИТА населённого пункта Мавинга (главный пункт снабжения УНИТА воздушными поставками всесторонней военной помощи из Южной Африки и с базы США в Заире) и захват Жамбы, расположенной на границе с Намибией, где находился командный пункт и штаб-квартира Жонаша Савимби. План этой операции так же предусматривал одновременно разгром вооруженных формирований оппозиции на востоке страны, в провинции Мошику, где тоже находилась сильная группировка УНИТА войсками Восточного Фронта. Но эта часть операции, проводившаяся на Восточном Фронте, подлежит рассмотрению отдельно.

Кубинские войска в операции не участвовали, так как они находились в Анголе по просьбе её правительства только для зашиты страны от внешней агрессии. Кубинское командование было против проведения данной операции, так как понимало, что боевые действия вблизи государственной границы против УНИТА спровоцируют их покровителя ЮАР к очередному вмешательству и применению своих войск. Так уже случалось неоднократно в предыдущие годы, так получилось и на этот раз. К тому же кубинцы к этому времени уже начали сокращать свой контингент и возвращать своих солдат на Родину, сосредоточив оставшиеся части в четырёх районах: железной дороги Бенгела – Бие, железной дороги Намибе – Менонге, а также городов Кабинда и Луанда.

Назначенные для проведения операции 21-я, 16-я, 47-я и 59-я бригады ангольской армии в начале месяца поочередно пересекли реку Куито и начали занимать на её восточном берегу исходные районы для наступления. Они доукомплектовывались личным составом, техникой, средствами усиления, дополучали недостающие материальные средства и боеприпасы. Там же комплектовалась 1-я Тактическая группа, состоящая из отдельного танкового батальона, мотопехотного батальона (роты) и артиллерийских подразделений поддержки. Впоследствии была сформирована 2-я тактическая группа. К началу операции бригады были укомплектованы на 60-70%, и каждая имела в своём составе только от 1500 до 1750 человек личного состава.

Знаки с эмблемой МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы — Партия труда (порт. Movimento Popular de Libertação de Angola — Partido do Trabalho, MPLA). Производство СССР (вероятно, завод «Победа») и ГДР. Коллекция Михаила Тренихина
Знаки с эмблемой МПЛА, Народное движение за освобождение Анголы — Партия труда (порт. Movimento Popular de Libertação de Angola — Partido do Trabalho, MPLA). Производство СССР (вероятно, завод «Победа») и ГДР. Коллекция Михаила Тренихина

  • Собственно с точки зрения изображения всё традиционно: карта Анголы (включая «кляксу» —эксклав Кабинда), факел в виде эндемичного цветка «Роза Анголы», который является одним из национальных символов этой страны. Но вот у знака нашего производства рука африканская, чёрной эмали, как и было в оригинале… а вот у немца она выполнена основным металлом (бронза) и получается как бы белая. Но суть не меняется, т.к. знаем серьёзную и многоплановую работу, которую проводили коллеги из ГДР в странах Африки.

Так, например, 21 пехотная бригада перед началом наступления имела в своём составе 1540 человек, 5 танков Т-54/55, 2 БРМ (танковые ремонтные тягачи), 2 БТР 60ПБ, 4 122-мм орудия «Д-30», 2 122-мм РСЗО БМ-21 «Град», 4 боевых машины ПВО «ОСА-АК», 2 транспортно-заряжающие машины «ОСА-АК», 4 боевые машины ПВО «Стрела-10», 10 82-мм минометов «М-82», 6 реактивных установок «Град-П», 6 установок ЗУ-23-2, 25 переносных зенитно-ракетных комплексов «Стрела-2М», 37 автомобилей, 3 автоцистерны, 2 ТММ (тяжелый механизированный мост). Боеприпасы, продовольствие и горючее везли с собой.

Танковый батальон 1-й тактической группы имел 22 танка Т-54 и Т-55. Танковый батальон 2-й тактической группы был немного меньшего состава, так как часть танков была оставлена для обороны Куито Куанавале. В 21-й 16-й пехотных бригадах должны были быть танковые роты по 7 танков. А в 47-й и 59-й бригадах танковые батальоны по 14 и 15 танков соответственно.

Получается, что общая численность, озвучиваемая западными источниками войск ФАПЛА участвовавших в этом наступлении (от 10000 до 18000 личного состава и 150 танков), завышена в два раза. И лишь только в одном западном источнике указываются объективные данные и называются цифры в 6000-8000 человек и 80 танков.

Разведкой ЮАР и УНИТА в течение длительного времени с января 1987 года было обнаружено усиление сети ПВО, а в марте — апреле начало концентрации личного состава, вооружения и техники ФАПЛА в районе Куито Куанавале. В этот же период сильно возросли авиационные транспортные перевозки из столицы и портовых городов в провинцию Квандо Кубанго. Всё это указывало на подготовку нового наступления на УНИТА. Поэтому уже в мае командование УНИТА обратилось к южноафриканцам за помощью в связи с ожидаемым наступлением ФАПЛА.

  • Бойцы 32-го батальона «Buffalo» Сухопутных войск Южно-Африканских сил обороны (SADF). Архивное фото из документального фильма «Brothers In Blood — The Men of 32 Battalion», ARKAY Pictures. Рядовой и сержантский состав батальона насчитывал около 600 человек, в основном ангольцев — сторонников ФНЛА. Командовали подразделением кадровые южно-африканские офицеры, а также наëмники из Австралии, Новой Зеландии, Родезии, Португалии и США

Вместе с унитовскими батальонами на территории Анголы уже находились и действовали разведывательно-диверсионные взводы 32-го батальона «Буффало» армии ЮАР. Эти подразделения вместе с унитовцами проводили разведку, минировали дороги, наводили на цель южноафриканскую авиацию и организовывали засады, пытаясь прервать снабжение правительственных войск.

Оценив обстановку и видя, что УНИТА самостоятельно не сможет остановить продвижение частей ФАПЛА, Южноафриканское правительство приняло решение вмешаться. Несколько высших южноафриканских офицеров были направлены в Мавингу для оценки складывающейся обстановки и выработки рекомендаций.

И уже 15 июня Правительством ЮАР на своём заседании решило организовать скрытую поддержку УНИТА: провести секретную операцию силами 32-го батальона «Буффало» при поддержке батарей 127-мм РСЗО «Валькирия» и 120-мм минометов. Под видом подразделений УНИТА атаковать, остановить и разгромить наступающие ангольские бригады. Но в случае обострения ситуации в резерве иметь 61-й механизированный батальон. Эта операции носила название «Модулор».

Через реку Кубанго, почти в 300 км к югу от Мавинги, в районе населённого пункта Рунду (Намибия) инженерными частями южноафриканской армии была наведена понтонная переправа. По этой переправе на территорию Анголы уже 22 июня начали переправляться подразделения 32-го батальона «Буффало» и приданные им батареи 127-мм РСЗО «Валькирия» и 120-мм миномётов.

  • Бойцы 32-го батальона «Buffalo» Сухопутных войск Южно-Африканских сил обороны (SADF). Архивное фото из документального фильма «Brothers In Blood — The Men of 32 Battalion», ARKAY Pictures 32-й батальон был единственной частью вооружённых сил ЮАР, в которой официальным языком являлся португальский (английский и африкаанс использовались существенно реже)

Общая численность задействованных на всем протяжении операции «Модулор» войск ЮАР была в 3000-4000 человек и 8000 бойцов УНИТА. Что подтвердил заместитель Госсекретаря США по Африканским Делам времён Администрации Рейгана Честер Крокер, который, в своём выступлении сказал: «… В некоторых самых кровавых сражениях всей гражданской войны объединëнная сила приблизительно 8000 борцов УНИТА и 4000 войск SADF не только уничтожила одну бригаду FAPLA, но и ужасно навредила нескольким другим…». Но южноафриканские источники занижают эти цифры в два раза.

Все это показывает, что при проведении операции «Модулор» совместные силы ЮАР и УНИТА превосходили ФАПЛА только в личном составе в два раза. Вот только, к сожалению, нигде нет данных об общем количестве техники и вооружения объединенных сил ЮАР и УНИТА. Военные ЮАР в своих боях против ФАПЛА использовали артиллерийские, танковые, противотанковые, противовоздушные и разведывательные подразделения УНИТА. Они постоянно пускали впереди своих частей батальоны УНИТА. А у УНИТА были и танки, и артиллерия, и даже американские «Стингеры».

  • Cолдаты ФАПЛА у захваченного южноафриканского БТР. 1988. Из архива Сергея Коломнина
  • Мост через реку Куито. 1988. Из архива Сергея Коломнина

Июль 1987 года

Подготовка к операции подходила к завершающей стадии. Осуществлялось снабжение бригад. Саперы дополнительно навели паромную переправу через реку Куито. По ней переправлялись танки. Советские военные советники находились в расположении бригад, оказывая помощь подсоветным в решении различных вопросов подготовки.

19 июля 1987 года. Начало операции. Наступлением это можно было назвать довольно условно. Подразделения бригад, построившись в колонны, начали выдвижение по своим направлениям в сторону Мавинги.

Особенность первичного этапа наступления в ангольской саванне заключалась в лишение противника источников воды, то есть вытеснении противника и захвате местности, откуда брали начало истоки речек и ручьев и господствующих высот возле них. Наступающие колонны ФАПЛА по дорогам не двигались, так как наезженные дороги минировались УНИТА. Специфика наступления частей ФАПЛА в ангольской саванне и в лесу заключалась в следующей тактике подразделений. Впереди роты (батальона) двигался танк, он валил деревья и кустарник, прокладывая новую дорогу. За ним двигались колонной остальные машины и личный состав. Сохраняя при этом все элементы боевого построения батальона на марше.

Останавливаясь на ночлег, продолжительностью около 16 часов, бригады высылали 1 – 2 батальона в стороны для прочесывания и зачистки местности от формирований УНИТА.

Бригадные колонны двигались очень медленно, порой в день до 4 км. Причинами этому являлось следующие факторы:

— шли в пешем порядке;
— густые заросли деревьев и кустарника;
— обширные минные поля, оставшиеся с прошлых боев;
— минирование бойцами УНИТА дорог перед наступающими войсками;
— прочёсывание и зачистка местности.

Кроме того остановки бригад впоследствии были вызваны нехваткой горючего из-за его повышенного расхода в сложных дорожных условиях и ожидания подвоза топлива 25-й бригадой, которая сопровождала тыловые колонны из Куито Куанавале к наступающим бригадам. Колонны с материальными средствами от Менонге до Куито Куанавале сопровождала 8-я бригада.

К середине июля подразделения 32-го батальона «Буффало» и приданные ему батареи 127-мм РСЗО «Валькирия» и 120-мм минометов сосредоточились в районе Мавинги, ожидая подхода отставших подразделений доставки боеприпасов и горючего, в готовности с началом августа приступить к боевым действиям против бригад ФАПЛА.

16-я и 21-я пехотные бригады и 2-я тактическая группа ФАПЛА наступали северо-восточнее Мавинги, в то время как 47-я десантно-штурмовая и 59-я мотопехотная бригады и 1 тактическая группа обходили этот важный стратегический пункт с северо-запада. С выходом правительственных войск на рубеж реки Ломба формирования оппозиции попали бы в критическое положение. Так как после форсирования реки крупных естественных преград больше не было, а до Мавинги оставалось бы всего 20 – 30 километров. Возникала реальная угроза ее захвата. А с падением Мавинги открывался прямой путь на новую столицу УНИТА Жамбу.

Бригады ангольской армии со средствами усиления, в боевых порядках которых находились советские военные советники и специалисты, продолжали продвижение вглубь территории находящейся под контролем оппозиции. Преодолевая сопротивление подразделений УНИТА, сбивая их заслоны и успешно отражая их атаки, бригады медленно, от рубежа к рубежу, уверенно продвигались вперёд. Противник отходил. В это время по наступающим бригадам ангольской армии начала наносить удары авиация ЮАР.

Мост через реку Куито. 2014. Из архива Сергея Коломнина

Август 1987 года

4 августа 1987 САДФ (SADF – английская аббревиатура армии ЮАР — Южно-африканские силы обороны) начала операцию «Moдулор», которая должна была остановить ангольское наступление на Мавингу и предотвратить разгром вооруженных формирований УНИТА.

В этот день первые подразделения находившегося в резерве 61 механизированного батальона по понтонной переправе пересекли границу Анголы.

В первые дни августа произошли также первые боестолкновения наступающих бригад ФАПЛА с разведывательными подразделениями 32-го батальона «Буффало».

25-я бригада находилась в районе моста через реку Шамбинга, охраняла транспортный путь, а также сопровождала тыловые колонны снабжения к наступающим бригадам. Она имела дополнительную задачу – прочёсывать и зачищать местность от оставшихся подразделений и бойцов УНИТА.

«…Это было в километрах в 60 от Куито Куанавале, до боя на реке Ломба, до столкновения с регулярными войсками ЮАР. Перед рассветом командир 25-й бригады капитан «Валериано» взял с собой 3 БМП-1 и ушёл на «охоту». Он рассчитывал очистить ближайший лес от унитовской разведки, но наткнулся на взводный опорный пункт. Атака была стремительной. Когда они вернулись в расположение бригады и начали разбирать трофейные документы, то оказалось, что они уничтожили взводный опорный пункт разведывательного взвода батальона «Буффало»…». (Из воспоминаний участника битвы при Куито Куанавале, военного специалиста, майора запаса Мозолева Валентина Фёдоровича).

Со стороны ЮАР на данном этапе этой операции, не считая разведвзводов уже действовавших совместно с УНИТА, было запланировано участие пяти пехотных рот 32 батальона на БТР «Буффель» и «Касспир», трёх взводов разведывательной роты 32 батальона, одной батареи 127-мм РСЗО «Валькирия», одной батареи 120-мм миномётов и отделения 20-мм зенитных установок (2 единицы) на автомобилях. А также трёх регулярных и четырёх полурегулярных батальонов УНИТА.

С 13 августа 32-й батальон начал наносить артиллерийские удары по бригадам ФАПЛА из 120-мм минометов и 127-мм РСЗО «Валькирия». Но удары были не точными и это ожидаемых результатов не принесло. Ангольские бригады продолжали продвигаться вперёд, уничтожая опорные пункты подразделений УНИТА, так называемые «базы». Агрессоры просчитались, они не учли боеспособности и окрепшего духа ФАПЛА. Стало очевидно, что запланированных сил и средств, для подавления и уничтожения ангольских бригад, явно недостаточно.

Поэтому 16 августа южноафриканское командование приняло решение усилить 32-й батальон «Буффало» дополнительно придав ему для операций на реке Ломба батарею мощных дальнобойных орудий «G5» и противотанковое подразделение 32-го батальона, которое оставалось в месте своей постоянной дислокации, в составе которого были новейшие боевые машины «Ратель ZT-3» с ПТУР и боевые машины «Ратель-90».

«G5» – 155-мм пушка-гаубица. Её можно назвать «мощным дальнобойным высокоточным оружием». Вес боевой части различных видов боеприпасов – от 45 до 56 килограмм. Дальность стрельбы различными типами боеприпасов – от 30 км до 40 км (на уровне моря), которая с повышением высоты увеличивается. А район Куито Куанавале находится на высоте 1200 м – 1450 м над уровнем моря. Но самое главное – система управления огнём включал в себя метеостанцию, станции звуковой и радиолокационной разведки, и рабочий компьютер (ЭВМ). Компьютер мгновенно рассчитывал параметры стрельбы со всеми поправками и отправлял их на батарею. Время от засечки цели, выстрелившего орудия ФАПЛА или звука заводящегося автомобиля, до открытия огня орудием «G5» составляло 5–7 минут. Отклонение разрыва снаряда от обнаруженной цели было не больше 10 метров.

«Ратель ZT-3» – противотанковый ракетный комплекс на шасси БМП «Ратель». Сверху на корпусе установлена специальная вращающаяся трёхствольная пусковая установка 127-мм ПТУР ZT-2/3 «Свифт». Скорострельность три ракеты в минуту. Дальность стрельбы 5 км. Наведение и управление беспроводное по лазерному лучу. ПТУР пробивал броню среднего танка Т-55 при попадании в любую часть его проекции.

«Ратель-90» – боевая машина огневой поддержки вооруженная 90-мм пушкой, в бою она исполняла роль как БМП, так и противотанковой самоходной артиллерийской установки. Имея только противопульную и противоосколочную броню, но обладая высокой подвижностью и манёвренностью на песчаных грунтах, была способна на равных сражаться с ангольскими Т-34 и Т-55. Имела высокую противоминную защиту. Состояла на вооружении противотанковых подразделений армии ЮАР. В противотанковых эскадронах (ротах) 61-го и 62-го батальонов ЮАР было по 20 машин в каждой.

Кокарда 32-го батальона «Buffalo» (1975—1993) ЮАР с девизом «Proelio Procusi» (с лат. «Выкованы в битве»). Коллекция Михаила Тренихина
Эмблема на берет 32-го батальона «Buffalo» (1975—1993) ЮАР с девизом «Proelio Procusi» (с лат. «Выкованы в битве»). Коллекция Михаила Тренихина

Из ЮАР в срочном порядке, стали перебрасывать в район боевых действий эти дополнительные силы и средства. Батарея «G5» (8 орудий «G5», 2 командирских бронемашины «Ратель», 8 автомобилей «Самил-100» и другое вспомогательное оборудование), а также противотанковое подразделение 32-го батальона (6 боевых машин «Ратель ZT-3» и 8 боевых машин «Ратель-90» с машинами обеспечения), были доставлены транспортными самолётами C-130 в Мавингу из Рунду (Намибия).

Ещё одна батарея орудий «G5» и противотанковое подразделение «Ратель ZT-3» были в составе 61 механизированного батальона и двигались вместе с ним на север к Мавинге. Но из-за поломок техники и тяжёлых дорожных условий южной Анголы (просёлочные дороги в сплошном сыпучем песке), колонна двигалась медленно.

С 24 по 28 августа диверсионная группа спецназа 4-го Разведывательного полка RECCES провела Операцию «Кулидж», целью которой было уничтожению моста через реку в Куито Куанавале, с помощью боевых пловцов. Чтобы прервать снабжение наступающих войск, так как это был единственный мост через реку Куито связывающий основную базу наступающих войск с бригадами. Но операция прошла неудачно и была подорвана всего лишь одна опора моста, которую быстро восстановили.

Артиллерийские обстрелы замедляли, но не останавливали наступление правительственных бригад, и они продолжали выполнять поставленную задачу, продвигаясь вперёд в направлении Мавинги.

28 – 31 августа батальоны 21 и 59 бригад ФАПЛА достигли рубежа реки Ломба и начали разведывать и готовить места переправ.

47-я бригада и 1-я тактическая группа в это время находились у истока реки Ломба и, обойдя его, двинулись по южному берегу реки к месту, где должна была переправляться 59-я бригада.

В связи с этим командование САДФ 28 и 29 августа в Рунду провело срочное совещание, где в результате переоценки боевых возможностей ангольских бригад, было принято решение срочно задействовать в боевых действиях находящийся в резерве 61-й механизированный батальон, а так же дополнительно 101-й батальон территориальных сил Юго-Западной Африки, подразделение бронемашин «Ратель» с 81-мм минометами и некоторые другие вспомогательные подразделения.

В это же время батареи 120-мм минометов, 127-мм РСЗО «Валькирия» и авиация ЮАР продолжали наносить удары по ангольским бригадам. К ним подключилась и переброшенная самолетами из Рунду введённая в состав 32-го батальона батарея 155-мм гаубиц «G-5». Батарея 127-мм РСЗО «Валькирия» обстреливала 47 бригаду, а батарея 155-мм гаубиц «G-5» – 21 бригаду.

Командование САДФ, просчитав действия частей ФАПЛА и разгадав их планы, направило в район предполагаемой переправы 59-й бригады роты 32-го батальона и батарею 127-мм РСЗО «Валькирия». А в район предполагаемой переправы 21-й бригады противотанковое подразделение 32-го батальона, минометы и батарею «G5».

Мост через реку Куито. 1988. Из архива Сергея Коломнина

Сентябрь 1987 года

Правительства ЮАР приняло решение, для достижения полного успеха и разгрома бригад ФАПЛА перегруппировать имеющиеся силы и средства. К 5 сентября 1987 года для ведения боевых действий была сформирована 20-я бригада SADF, состоящая из трёх боевых групп и сводного артиллерийского полка. Дело в том, что тактикой действий армии ЮАР предписывалось ведение боя боевыми группами бригад, созданными из регулярных батальонов, приданных и вспомогательных подразделений.

Со 2 по 6 сентября продолжались артиллерийские обстрелы 47-й и 21-й бригад. Разведчики-корректировщики армии ЮАР из 4-го 5-го полков RЕССЕS уже работали в непосредственной близости от расположения бригад. 2 сентября они визуально засекли местонахождение 21-й бригады с южного берега реки Ломба. В то время как точное положение 16-й и 47-й бригады определили только к 4 сентября. Огонь юаровских батарей был уже более точен.

3 сентября 52-й зенитно-ракетной бригадой ФАПЛА, которая прикрывала 21-ю бригаду, был сбит разведывательный самолёт-корректировщик артиллерийского огня. Вместе с пилотом погиб командир артиллерийского полка, который лично решил провести авиаразведку.

7 сентября 21-я бригада начала переправу через реку Ломба. К 9 сентября на захваченном плацдарме было уже два батальона 21-й бригады и пять танков.

К месту переправы устремились рота 101 батальона (240 южноафриканцев и бойцов УНИТА на 16 БТР «Касспир») и противотанковое подразделение на «Ратель-90» и «Ратель ZT-3» Боевой группы «Браво» вновь сформированной 20-й южноафриканской бригады. Не проведя должной разведки, они сходу атаковали переправу. Во время боя уничтожили один БТР-60 и повредили переправу. Но ангольцы открыли по наступающим артиллерийский огонь, вынудив южноафриканцев повернуть и отойти на 6 километров. Один или два БТР «Касспир» было подбито.

С утра 10 сентября 1987 года Боевая группа «Браво» вновь атаковала батальоны 21-й бригады, которые форсировали реку Ломба и находились на ее южном берегу. Но на сей раз действовали более предусмотрительно, пустив вперед противотанковое подразделение.

В этом бою впервые были применены новейшие противотанковые установки на боевых машинах «Ратель ZT-3». Первыми целями ракетной атаки стали два Т-55, которые оказались на краю обширной шаны (поймы африканской реки). Танки находились на расстоянии 2 км от «Ратель ZT-3». Из 10 выпущенных «Рателями» ракет 2 снаряда ушли мимо цели (пролетели 200 метров и устремились вверх), 1 ракета не покинула пусковую установку (не было включения двигателя), ещё 2 упали в воду, тогда как только пять ракет поразили машины противника. Один из ангольских Т-55 получил три ракетных попадания, но продолжал двигаться. Четвёртая ракета стала для танка последней.

Обнаружив ещё один танк, «Ратели» выпустил ещё две ракеты, одна из которых уничтожила Т-55, тогда как вторая зарылась в землю. Итого на три подбитых танка было израсходовано 12 ракет.

  • Ветеран Куито Куанавале Игорь Бакуш. Куито Куанавале. 1988. Из архива Игоря Бакуша
  • Ветеран Куито Куанавале, награждённый кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале» Игорь Бакуш. 2018. Из архива Сергея Коломнина

Октябрь-ноябрь 1987 года

В ноябре 1987 года, когда южноафриканские подразделения подошли почти вплотную к Куито Куанавале, Фидель Кастро принял решение срочно усилить кубинскую группировку в Анголе. С острова Свободы были переброшены части 50-й дивизии Революционных вооруженных сил, оснащённые советскими танками Т-62. В Африку прибыли опытные кубинские лётчики самолётов МиГ-23, а из СССР для ангольской и кубинской армий поступили новые партии оружия, запасных частей и боеприпасов. Ко второй половине ноября 1987 года продвижение южноафриканских войск и формирований УНИТА было остановлено в 10–15 км от Куито Куанавале.

Март 1988 года. Завершение боёв

В конце 1987 – начале 1988 года южноафриканские войска с разной интенсивностью продолжали атаковать Куито Куанавале. Ряд западных СМИ уверяли весь мир, что его падение – дело решённое. 23 марта 1988 года южноафриканцы предприняли решающий штурм и бросили в атаку все свои тяжелые танки. Но даже их «Олифанты» не смогли «протаранить» оборону Куито Куанавале.

Тем временем Гавана готовила наступление. По словам Фиделя, кубинцы действовали «как боксёр, который левой рукой сдерживает противника, а правой бьёт». Танковые части РВС Кубы, используя советские Т-54 и Т-62, совершили стремительный бросок через коммуникации в провинциях Намиб, Уила и Кунене и вышли к границе с Намибией. 27 июня кубинские МиГ23 МЛ нанесли бомбовый удар по южноафриканским позициям около Калуэке, в 11 км севернее рубежа, разделяющего Анголу и Намибию. Через несколько часов после этой атаки южноафриканцы были вынуждены взорвать мост на пограничной реке Кунене – они смертельно боялись, что кубинские танки ворвутся по нему на намибийскую территорию.

Эти решительные действия кубинцев и ангольцев, которые создали угрозу группировке южноафриканских войск под Куито Куанавале и вынудили Преторию пойти на переговоры, в результате которых 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке было подписано соглашение о полном выводе войск ЮАР из Анголы и предоставлении независимости Намибии. Кубинские части, в свою очередь, должны были покинуть Анголу.

Победа под Куито Куанавале привела не только к освобождению Намибии, но и существенно ускорила демонтаж правящего режима белого меньшинства в ЮАР, приход к власти в Претории правительства Африканского национального конгресса. Первый чернокожий президент республики Нельсон Мандела признавал, что «Куито Куанавале был поворотным пунктом в борьбе за свободу моего народа от апартеида». А вот мнение Фиделя Кастро: «Новые поколения должны знать, что конец апартеиду был положен в Куито Куанавале и на юго-востоке Анголы, с участием на этом фронте более 40 тысяч кубинских бойцов вместе с ангольскими и намибийскими солдатами».

  • Южноафриканская медаль (англ. Southern Africa Medal; африкаанс Suider-Afrika-medalje). ЮАР. 1987—1994. № 014019. Тип 1. Матовая поверхность фона, толщина 2,5 мм. Коллекция Михаила Тренихина
  • Южноафриканская медаль (англ. Southern Africa Medal; африкаанс Suider-Afrika-medalje). ЮАР. 1987—1994. № 045804. Тип 2. Зеркальная гладкая поверхность фона, толщина 3 мм. Медаль содержит в составе медь из танка Т-34-85, захваченного в ангольском Шангонго во время операции «Протея» в 1981 году. Коллекция Михаила Тренихина
  • Южноафриканская медаль (англ. Southern Africa Medal; африкаанс Suider-Afrika-medalje). ЮАР. 1987—1994. № 54808. Тип 3. Номер не на реверсе, а на гурте, крепёжный подвес с цветами протеи на реверсе рельефный, как на аверсе. Коллекция Михаила Тренихина
  • Южноафриканская медаль (англ. Southern Africa Medal; африкаанс Suider-Afrika-medalje). ЮАР. 1987—1994. Фрачная миниатюра. Коллекция Михаила Тренихина

На лацкане у членов Союза ветеранов Анголы имеется заметный издалека знак. О нём хотелось бы рассказать немного подробнее. Это уважаемая награда, которую не девальвировали массовыми вручениями.

Почётный знак Союза ветеранов Анголы

Положение утверждено на заседании Совета РОО «Союз ветеранов Анголы» 21 июля 2005 года, протокол №16. Дополнения внесены по результатам Отчëтно-выборной конференции Союза ветеранов Анголы от 15 ноября 2014 года.

Союзом ветеранов Анголы учрежден памятный нагрудный знак, являющийся особой формой отличия граждан, которые оказывали в разное время содействие и помощь Народной Республике Ангола (Республике Ангола) в решении военных, дипломатических, экономических и других вопросов или содействовали развитию общественных, культурных, экономических и других связей между нашими странами.

Почётный знак Союза ветеранов Анголы и удостоверение к нему

Почётный знак Союза ветеранов Анголы за №11 был передан в Музей Российской армии и экспонируется сейчас вместе с удостоверением на стенде, посвящённом войнам в Анголе, Эфиопии и Мозамбике. Знаки почётных членов Союза были вручены: Президенту Анголы Жозе Эдуарду душ Сантушу (№01), кубинским лидерам Фиделю и Раулю Кастро, первому президенту Намибии Сэму Нуйоме, лидеру АНК Нельсону Манделе, президенту Зимбабве Роберту Мугабе и некоторым другим людям.

Памятная юбилейная медаль «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале»

Медаль, которая имеет непосредственное отношение к теме нашего повествования была утверждена решением Совета Союза ветеранов Анголы от 6 февраля 2018 года.

Памятная юбилейная медаль «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Союз ветеранов Анголы. 2018
Памятная юбилейная медаль «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Союз ветеранов Анголы. 2018

1. Описание медали. Медаль имеет стандартную форму круга диаметром 32 мм. Рисунок медали выполнен в соответствии со всеми канонами медальерного искусства, геральдическими правилами и на основе существующих ангольских символов Куито Куанавале и символики Союза ветеранов Анголы. На лицевой стороне (аверсе) в центре изображён центральный монумент мемориала, возведённого Правительством Анголы в Куито Куанавале (Ангола) в честь победы в битве. Скульптура изображена на фоне элементов государственного флага Анголы: перекрещенных шестерни и катаны (мачете) и пятиконечной звездой между ними. По окружности аверса сделана надпись на русском языке: «30 ЛЕТ ПОБЕДЫ В БИТВЕ ЗА КУИТО КУАНАВАЛЕ». На реверсе медали дано изображение традиционных символов Союза ветеранов Анголы: автомата Калашникова, факела-цветка и лавровой ветви. Автомат – символ военного сотрудничества Анголы и России, факел-цветок, выполненный в виде эндемичного цветка «Роза Анголы», олицетворяет экономическое и гуманитарное сотрудничество России (СССР) с Анголой, а лавровая ветвь – символ Славы, Мужества и Памяти о погибших в национально-освободительных войнах за независимость в Анголе. По полуокружности реверса сделана надпись «Союз ветеранов Анголы» на русском и «União dos veteranos de Angola» на португальском языках. В центре – годы «1988-2018». Медаль изготовлена из нейзильбера (сплав меди и латуни) золотистого цвета способом штамповки, имеет лаковое антиоксидное покрытие и с помощью ушка и соединительного кольца крепится к пятиугольной стандартной российской колодке, обтянутой шелковой муаровой лентой. Ширина ленты — 24 мм. Основные цвета ленты: красный и черный, а также цвета полос (желтый, белый и синий) отражают цвета государственных флагов Анголы, России и Кубы.

Удостоверение к памятной юбилейной медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Союз ветеранов Анголы. 2018
Удостоверение к памятной юбилейной медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» Союза ветеранов Анголы (2018) Игоря Бакуша

2. Порядок награждения. Памятной юбилейной медалью «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» по решению Совета РОО «Союз ветеранов Анголы» награждаются:
российские и иностранные граждане, которые были награждены медалью РВС Кубы «Героическим защитникам Куито Куанавале» («За оборону Куито Куанавале») или являлись непосредственными участниками боев против южно-африканских войск в 1987–1988 годах;
— российские и иностранные граждане, которые выполняя служебные обязанности, находясь в Анголе или на территории иных стран в тот период, своими действиями содействовали победе в Битве при Куито Куанавале;
— члены российского Союза ветеранов Анголы и ветераны Анголы, другие российские и иностранные граждане, которые внесли (вносят) особый вклад в сохранение памяти и правды о событиях при Куито Куанавале в 1987–1988 годах и о справедливой интернациональной миссии советских (российских), кубинских и иных граждан в Анголе в 1975–1992 годах;
— российские и иностранные граждане, которые внесли персональный вклад в укрепление связей и развитие двустороннего сотрудничества между Россией и Анголой в различных областях и лично способствуют взаимовыгодному сотрудничеству между нашими странами;
— члены других ветеранских организаций, активно участвующих в работе по пропаганде справедливой интернациональной миссии советских (российских), кубинских и иных граждан в Анголе в 1975-1992 годах и в военно-патриотическом воспитании молодежи;
— общественные и государственные организации, музеи, фонды и др. организации России, Анголы, Кубы и иных стран, которые внесли (вносят) большой вклад в сохранение памяти и правды о событиях при Куито Куанавале в 1987–1988 годах и о справедливой интернациональной миссии советских (российских), кубинских и иных граждан в Анголе в 1975–1992 годах.
3. Памятной юбилейной медалью «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» могут награждаться граждане, не являющиеся членами Союза ветеранов Анголы или других ветеранских организаций, за большой личный вклад в развитие ветеранского движения и оказание социальной поддержки ветеранам Анголы.
4. Вручение памятной юбилейной медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» производится Председателем Совета организации или по его поручению: членами Совета, руководителями региональных представительств Союза ветеранов Анголы, представителями военных комиссариатов Министерства обороны РФ, руководителями ветеранских организаций и руководителями других организаций направивших представления.
5. Вместе с медалью награждённым вручается удостоверение установленного образца.
6. Награждение памятной юбилейной медалью «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» производится на основании представлений, направляемых в Совет Союза ветеранов Анголы руководителями вышеназванных организаций.
7. Памятная юбилейная медаль «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале» носится на левой стороне груди и располагается после государственных и ведомственных наград, после общественной медали «За оказание интернациональной помощи Анголе».

Вручение медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Из архива Сергея Коломнина
Вручение медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Из архива Сергея Коломнина

  • Вручение медали «30 лет Победы в битве за Куито Куанавале». Из архива Сергея Коломнина
  • Ветеран Куито Куанавале Александр Хоменко (справа) награждён кубинской медалью «За оборону Куито Куанавале». Из архива Сергея Коломнина

Мемориал в честь Победы в битве при Куито Куанавале

История Мемориала, посвящённого Победе в битве при Куито Куанавале в Анголе (англ. Memorial to Victory of the Cuito Cuanavale Battle; порт. Memorial à vitória da batalha de Cuito Cuanavale), ведёт свой отсчёт с марта 2008 года, когда был заложен первый камень в основание будущего памятника. Тогда ангольское правительство впервые решило широко отпраздновать 20-ю годовщину победы в битве и пригласило делегации Кубы и России (как наследницы СССР) — своих основных союзников, которые помогали МПЛА и ФАПЛА в войне с армией режима апартеида ЮАР и его ставленника УНИТА и чьи граждане участвовали в этом сражении. Были также приглашены делегации Намибии и ЮАР. Вооружённые части освободительного движения Намибии – СВАПО, находившиеся на территории Анголы в тот период хоть и напрямую не участвовали в битве, но привлекались для борьбы с отрядами УНИТА, охране коммуникаций и вступали в вооружённое противоборство с частями САДФ (армия ЮАР) при их вторжениях на ангольскую территорию. Подразделения вооруженного крыла Африканского Национального Конгресса (АНК) Южной Африки «Умконто ве Сизве», которые проходили подготовку при помощи советских советников на территории Анголы также играли важную роль в противостоянии ЮАР. Да и в целом, победа в битве при Куито Куанавале 1987—1988 годах сыграла в конце ХХ века в судьбе народов ЮАР и Намибии определяющую роль.

Главы делегаций Намибии, Кубы, ЮАР, Анголы (Глава Народной Ассамблеи) и России на закладке мемориала в честь Победы в битве за Куито Куанавале. 2008. Из архива Сергея Коломнина
Главы делегаций Намибии, Кубы, ЮАР, Анголы (Глава Народной Ассамблеи) и России на закладке мемориала в честь Победы в битве за Куито Куанавале. 2008. Из архива Сергея Коломнина

  • Глава российской делегации Виктор Владимирович Соколовский у закладного камня монумента в честь Победы в битве за Куито Куанавале. 2008. Из архива Сергея Коломнина
  • Делегация России: член Союза ветеранов Анголы Юрий Михайлович Андрианов, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Анголе Сергей Васильевич Ненашев, заместитель Председателя Комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению Виктор Владимирович Соколовский, военный атташе при Посольстве РФ в Анголе А. Григорьев. 2008. Из архива Сергея Коломнина

Делегацию Российской Федерации на праздновании 20-й годовщины победы в битве возглавлял член Совета Федерации, заместитель Председателя Комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению Виктор Владимирович Соколовский. Российский Союз ветеранов Анголы по согласованию с ангольской стороной и МИД России делегировал в состав делегации активного члена Совета Юрия Михайловича Андрианова, который в середине 1980-х годов работал в Анголе в аппарате ГВС и фактически исполнял обязанности советника начальника оперативного управления ГШ ФАПЛА. После командировки в Анголу Андрианов работал в 10 ГУ ГШ ВС СССР, курировал поставки в Анголу нашей техники и специмущества. В состав делегации также были включены Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Анголе Сергей Васильевич Ненашев и военный атташе при Посольстве РФ в Анголе. Основное празднование юбилея прошло 22 марта непосредственно в Куито Куанавале.

  • Член Союза ветеранов Анголы Юрий Михайлович Андрианов и глава кубинской делегации Герой Республики Куба (1989) генерал Леопольдо Синтра Фриас «Поло» (исп. Leopoldo Cintra Frías, Polo) — бывший командующий кубинской группировкой в Анголе). 2008. Из архива Сергея Коломнина
  • Член Союза ветеранов Анголы Юрий Михайлович Андрианов с ветеранами МПЛА. 2008. Из архива Сергея Коломнина

Участники торжеств (приглашенные гости и ангольцы) были доставлены самолётами в Менонге, а затем в Куито Куанавале. При этом сама организация и проведение этого мероприятия были осуществлены ангольской стороной на высоком уровне. От ангольской стороны непосредственное участие приняли практически все видные политические и военные деятели: Председатель Партии МПЛА, Президент Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуш, а также Председатель Национальной Ассамблеи, все основные министры, все командующие видами Вооруженных сил, ветераны МПЛА и битвы, депутаты Парламента, губернаторы провинций, представители общественных организаций, население.

Тогда же 22 марта 2008 года Российская делегация приняла участие в закладке первого камня в основание будущего Мемориала. Присутствовавшим был представлен проект памятника, посвящённого героям битвы, открытие которого планировалось уже к концу следующего года. Однако финансовые трудности, вызванные общим экономическим кризисом 2009—2010 годов, внесли свои коррективы.

Старый мемориал Куито Куанавале. 2014. Из архива Сергея Коломнина

Памятник героям Куито Куанавале был возведён только через несколько лет. Композиционно он состоял из здания музея битвы, представлявшего из себя усеченную бетонную пирамиду с приставленными к ней с трёх сторон (две по ребрам, одна по середине лицевой стороны) бетонными, также трёхсторонними пирамидальными наклонными колоннами, пересекающимися вверху в одной точке. Колонны, по замыслу архитекторов символизировавшие собой три вида вооруженных сил Анголы, при соединении вверху заканчивались шпилем не совсем понятного предназначения. Рядом, сделанная совершенно в другой стилистике, высилась стилизованная под бронзу многометровая композиция из двух фигур защитников Куито Куанавале, стоящих лицом друг к другу на башне танка Т-54/55.

Музей битвы при Куито Куанавале. Кадры из репортажа канала TPA Online
Музей битвы при Куито Куанавале. Кадры из репортажа канала TPA Online

Однако этот мемориал, хоть и был построен, так и не был официально открыт, поскольку не понравился ангольским властям и лично президенту Анголы Жозе Эдуарду душ Сантушу. Было принято решение о его доработке в архитектурном и композиционном отношении. В 2013 году правительством была создана специальная организация — Управление специальных работ (Gabinete das Obras Especiais, GOE) во главе с Лионелом Пинту да Крушем (Lionel Pinto das Cruz), на которую была возложена задача по доработке мемориала. Как отмечал Директор Управления специальных работ Лионел Пинту да Круш в интервью газете Жорнал де Ангола: «Вовлечение GOE в работы началось в 2013 году с оценки существующего предварительного проекта без изменения его общей концепции, ставя своей основной целью обогащение основных, уже имеющихся архитектурных и инженерных элементов. <…> Работа над Мемориалом опиралась на искусство и традиционные ангольские ремесла, от обработки глины, гипса, до литейного дела и росписи». Для выполнения работ была привлечена большая группа иностранных архитекторов, художников и скульпторов из КНДР. Эти северокорейские специалисты и ранее хорошо зарекомендовали себя, выполняя работы по созданию композиции Битвы при Кифангондо в Национальном музее военной истории и в Мавзолее основателя ангольского государства Агоштиньо Нето. В проекте принимали участие и ангольские строители, художники и скульпторы. Общее руководство осуществлял и координировал ангольский художник и архитектор Антониу Томáш (António Tomás). В разработке проекта и работах также принимали участие представители Министерства Национальной обороны, Генерального штаба ВС и Службы военной разведки.

Работы по «реновации» Мемориала начались в апреле 2015 года и закончились в середине 2017 года. Он был торжественно открыт 20 сентября 2017 года. В результате переработки первоначального проекта в качестве одного из основных элементов Мемориала была выбрана гигантская стела в виде стилизованного автомата Калашникова (легко угадывается его дульная часть с характерной мушкой), который обвивает, ниспадая вниз, государственный флаг Анголы. Высота этой, самой высокой части мемориала, как заявляет газета Жорнал де Ангола, составляет 55 м.

Мемориал Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина
Мемориал Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина

Непосредственно перед стелой установлена скульптура из двух фигур защитников Куито Куанавале, держащих в руках карту Анголы и оружие – точная копия старой. Однако, судя по размерам скульптурной композиции, она была воссоздана заново в несколько большем масштабе — чтобы соответствовать пропорциям стелы. По некоторым данным высота скульптуры достигает 35 метров. Два защитника Куито Куанавале, стоящие лицом друг к другу на башне танка Т-54/55, держат на раскрытых ладонях левых рук, устремлённых вверх и перекрещивающихся в виде латинской буквы «V» (Victory), символическую карту Анголы. Карта, на которой пятиконечной звездой отмечено географическое положение поселка Куито Куанавале, обрамлена с двух сторон лавровым венком – символом Победы и Славы. Фигуры выполнены в торжественно-реалистичной стилистике в духе знакомого всем советским людям соцреализма. За фигурами расположен самый высокий элемент в виде стилизованного штыка, с закреплённым на нём флагом Анголы, выполненным из красного и чёрного гранита с нанесением изображения золотых мачете и шестерёнки. Скульптура была водружена на бетонное основание, облицованное чёрным гранитом, высотой в человеческий рост. По гранитным плитам на лицевой части выполнена надпись по-португальски: «Памятник Победе в битве при Куито Куанавале. 1987—1988». Скульптура и стела выполнены в единой архитектурной манере и цветовой гамме и хорошо дополняют друг друга.

Мемориал битвы при Куито Куановале. Вид со спутника
Мемориал битвы при Куито Куановале. Вид со спутника

Интересно, что мемориал хорошо виден со спутника. Он расположен в центре Куито Куанавале, чуть севернее взлётно-посадочной полосы аэродрома. Это поистине циклопическое сооружение рассчитано в том числе и на взгляд с высоты. Комплекс в плане повторяет основные элементы государственного герба Анголы: мачете, мотыга, пятиконечная звезда, шестерёнка. Поистине, масштаб комплекса подчёркивает масштаб и значение событий, которым он посвящён. И тут можно сделать прямые параллели с монументальными мемориалами, посвящёнными победам в битвах Великой Отечественной войны.

Мемориал Куито Куановале.. Кадры из ролика Banco BAI «Vamos conhecer a história do Memorial da Batalha do Cuito Cuanavale»
Мемориал Куито Куановале. Кадры из ролика Banco BAI «Vamos conhecer a história do Memorial da Batalha do Cuito Cuanavale»

Бетонная усечённая пирамида музея битвы за Куито Куанавале была вписана в Мемориальный комплекс и расположена справа от центральной композиции. Перед центральной композицией расположена большая площадь, вымощенная темной гранитной брусчаткой. Брусчаткой выложена и огромная, видная только с высоты пятиконечная звезда. Площадь обрамлена бассейнами с водой, имеющими форму буквы «П». Возможно, архитекторы планировали устроить здесь фонтаны, но эта работа не была завершена.

Перед композицией «стела-скульптура» на площадке из чёрного полированного мрамора установлена чаша вечного огня, перед ней имеется место для возложения венков и цветов. Сзади: справа и слева от центральной композиции расположены гранитно-бронзовые барельефы со сценами битвы, стена Памяти с имена погибших героев («Стена Героев»).

На расположенных за центральной частью монумента изогнутых дугой постаментах размещены многофигурные скульптурные группы, представляющие сцены обороны и битв (включая элементы техники — башня танка, артиллерийское орудие, система залпового огня). Они решены в кинематографическом духе, это своего рода хроника. Тут и идущие в атаку бойцы FAPLA, и вынос раненных, и мать с малышом на руках. На отдельных постаментах чёрного гранита расположены бронзовые рельефы с символами вооружённой борьбы (руки с автоматами Калашникова), и мирного труда — шестерёнки, руки с молотами и мотыгами, голуби мира, лавровые ветви.

Мемориал Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина
Мемориал Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина

Мемориал Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина
Мемориал Куито Куанавале. 2018. Из архива Сергея Коломнина

Площадь всего мемориального комплекса занимает 3,5 га, включает в себя несколько площадок и парковых лужаек с размещёнными на них подлинными образцами боевой техники, которую применяли в боях защитники Куито Куанавале: БТР, БМП, БМ-21 «Град», самолётов и т.д. Вся техника советского производства. Есть также несколько экземпляров трофейной, южноафриканской техники, сильно повреждённой в боях.

Мемориальный комплекс, посвящённый Победе в битве за Куито Куанавале находится на балансе Национального музея военной истории, главное здание которого расположено в столице Анголы Луанде.

Члены Союза ветеранов Анголы на фоне мемориала Куито Куановале. 2018. Из архива Сергея Коломнина
Члены Союза ветеранов Анголы Члены Союза ветеранов Анголы С.А. Коломнин, И.К. Бакуш, В.А. Сагачко, А.А. Поборцев, В.Н. Аверкин на фоне мемориала Куито Куанавале. 2018. Из архива Сергея Коломнина


Вместо послесловия

Стоит отметить, что ангольцы не забыли о нашей помощи. Это подтверждают и слова нынешнего Президента Анголы (с 2017 года), Почётного члена Союза ветеранов Анголы Жоау Мануэла Гонсалвеша Лоуренсу (порт. João Manuel Gonçalves Lourenço). Когда он в октябре 2014 года принимал в Луанде в ранге Министра обороны делегацию Союза ветеранов Анголы, Ж. Лоуренсу в присутствии высших генералов и офицеров вооружённых сил Анголы заявил:

«Мы принимаем сегодня российских ветеранов войны. Хочу особо подчеркнуть, что они – ветераны не какой-то своей, а именно нашей войны, войны за национальное освобождение и суверенитет Анголы, и мы им искренне благодарны за это. Ангола сегодня придает особое значение отношениям с Россией, как наследницы СССР, страной, которая предоставила нам бесценную помощь в достижении нашей независимости в ноябре 1975 года и оказывала нам в дальнейшем огромную поддержку в борьбе против армий заирских интервентов и агрессоров южноафриканского апартеида. В конечном итоге с этой помощью мы смогли победить – армию ЮАР того периода, а ведь её называли непобедимой! Не хватает слов, чтобы выразить благодарность за это. Благодаря помощи, как СССР, так и России, Ангола смогла преодолеть и последующий внутренний военный конфликт и вот уже двенадцать лет живет мирной жизнью. Сегодня мы крепко стоим на ногах – и это не в последнюю очередь благодаря вашей помощи, как в прошлом, так и в настоящем».

Посещение музея Союза ветеранов Анголы министром обороны Анголы Жоау Мануэлом Гонсалвешем Лоуренсу. 2015
Посещение музея Союза ветеранов Анголы министром обороны Анголы Жоау Мануэлом Гонсалвешем Лоуренсу. 2015

  • Посещение музея Союза ветеранов Анголы министром обороны Анголы Жоау Мануэлом Гонсалвешем Лоуренсу. 2015
  • Министр обороны Анголы Жоау Мануэл Гонсалвеш Лоуренсу выступает после посещения музея и резиденции Союза ветеранов Анголы. 2015
Кубинская медаль «Por la Victoria Cuba-RPA» («За победу Куба-Народная республика Ангола», 1989; ангольская медаль «República Popular de Angola», 1970-е—1980-е; советский нагрудный знак «Воину-интернационалисту»,1988. Коллекция Михаила Тренихина
Кубинская медаль «Por la Victoria Cuba-RPA» («За победу Куба-Народная республика Ангола»), 1989; ангольская медаль «República Popular de Angola», 1975; советский нагрудный знак «Воину-интернационалисту», 1988. Коллекция Михаила Тренихина


Автор благодарит за помощь председателя Союза Ветеранов Анголы Вадима Андреевича Сагачко, заместителя председателя Сергея Анатольевича Коломнина, членов Союза ветеранов Анголы Игоря Кузьмича БакушаВалерия Викторовича Черёмухина, Владимира Николаевича Аверкина и Алексея Калмыкова за предоставление архивных материалов, знакомство с музеем Союза и доброе общение; ветерана Группы советских военных специалистов на Кубе, коллекционера-фалериста темы «Республика Куба» Игоря Николаевича Углова за информацию про медаль «За оборону Куито Куанавале» и помощь в её приобретении; главу Россотрудничества в Южно-Африканской Республике Юрия Герасимова за помощь в приобретении предметов фалеристики ЮАР.

Коломнин С. А. Мы свой долг выполнили! Ангола: 1975-1992 [Текст] / [Сергей Коломнин ; Союз ветеранов Анголы]. — Москва : Студия «Этника», 2018. — 295 с.
Коломнин С. А. Мы свой долг выполнили! Ангола: 1975-1992 [Текст] / [Сергей Коломнин ; Союз ветеранов Анголы]. — Москва : Студия «Этника», 2018. — 295 с.

Также рекомендуем книгу: Коломнин С.А. Мы свой долг выполнили! Ангола: 1975-1992 [Текст] / [Сергей Коломнин ; Союз ветеранов Анголы]. — Москва : Студия «Этника», 2018. — 295 с. В ней собран большой корпус мемуаров участников событий и рассказывается о деятельности ветеранов.

И не забываем ознакомиться с материалами сайта Союза ветеранов Анголы veteranangola.ru.

Конструктивные дополнения и уточнения принимаются с благодарностью. Обращаться по адресу [email protected] 

 

Материал подготовил
Михаил Тренихин
Заместитель главного редактора Sammlung/Коллекция,
кандидат искусствоведения

Медаль из советского танка

Из Ангольского дневника

Штази 70 лет

Народный герой Югославии

Русская Антарктида

Парагвайская Россика в войне за Чако

За оборону Приднестровья

_________________

Обсудить материал >>>

Рекомендуем

Перейти К началу страницы