Дела Ольденбургские

in Атрибуция/Зарубежные награды 2192 views

Многие портреты неизвестных безропотно ждут своего часа атрибуции долгие годы. Например, в один из разделов тематической группы «Русская портретная галерея» в социальной сети «ВКонтакте» некоторое время назад был добавлен «Портрет неизвестного с орденом Святой Анны», написанный, предположительно, в 1856 году неизвестным художником.

Часть I. Вокруг Света

Холст, размером 83,5 на 64,5 см, натянутый на овальный подрамник и обрамлённый резной золоченой рамой, выставлялся на аукционе «Tableaux anciens, mobilier et objets d’art» от 16.05.2017, аукционной кампании «Aguttes», под лотом № 78.

Портрет действительного статского советника Александра Филипповича Постельса (24.08.1801 – 28.06.1871). Неизвестный художник; холст, масло, 83,5 х 64,5. Справа внизу: подпись Z…k. 1856 (?) год. Выставлялся на аукционе «Tableaux anciens, mobilier et objets d’art» от 16.05.2017, аукционной кампании «Aguttes», лот № 78. Атрибуция С. Н. Головина

Неизвестный был запечатлён в тёмно-зелёном, почти чёрном фраке, сидящим в пол-оборота влево на кресле с красной обивкой и резной спинкой. Правая рука портретируемого согнута в локте с таким умыслом, чтобы на указательном её пальце можно было рассмотреть алмазный перстень. По правую руку в спинку кресла упирается большая морская раковина, лежащая, по всей вероятности, на резной тумбе, очертания которой едва просматриваются из-под овальной рамы. Чуть выше, на заднем фоне изображён глобус, в самой глубине угадываются силуэт чьего-то скульптурного бюста. Слева же неизвестного окружают различные комнатные растения (предположительно, опунции и аглаонемы).

Но центральная роль на портрете отведена орденам. При составлении описания портрета аукционные эксперты однозначно атрибутировали верхнюю орденскую звезду на фраке, как принадлежащую российскому ордену Святой Анны I степени. Достаточно детальная прорисовка центрального щита этой звезды, традиционно носимой именно на правой стороне груди, позволяет совершенно точно подтвердить таковой вывод. Верхний шейный крест также не вызывает никаких сомнений, ибо очень трудно не узнать российский орден Святого Владимира III степени. А вот атрибуция нижней орденской звезды и второго шейного орденского креста под короной, носимого на тёмно-синей ленте с красной каймой по краям, по всей видимости, вызывала у экспертов аукциона некоторое затруднение. Смятение специалистов вполне понятно: редко сочетание двух звёзд, носимых на правой стороне, вызывает определённые вопросы.

При неформальном обсуждении портрета во все той же группе «Русская портретная галерея» даже выдвигалась версия о том, что само изображение портретируемого «отзеркалено», а его награды на самом деле отображены на левой стороне груди.

Сочетание в центральном щите, а также на ленте, красного и синего цвета в совокупности с белым цветом эмали лапчатого креста под короной, однозначно указывала на ольденбургское происхождение этих наград. Знаки могли принадлежать только одной награде: Родовому ордену Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига – единственному, существовавшему на момент написания портрета, ордену Великого Герцогства Ольденбургского.

Комплект степени Великого командора ольденбургского Родового ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига, состоящий из большого орденского креста, орденской звезды, широкой орденской ленты; в оригинальной коробке. Ювелирная мастерская W. Lameyer & Sohn, золото, серебро, эмаль, шёлк (муар). 1882 – 1896 года. Выставлялся на аукционе от 04 – 10.10.2014 аукционного дома «Künker», лот № 158

В тематической фалеристической литературе на русском языке, посвящённой иностранным орденам, по ольденбургскому Родовому ордену Заслуг Герцога Петра-Фридриха-Людвига определённая, достаточная для общего представления о награде, информация имеется в издании «Европейские ордена в России: конец XVII – начало XX века» 2007 года [1] и каталоге выставки «Державные кавалеры. Иностранные ордена Российских Императоров» 2010 года [2].

Однако в обоих случаях указывается, что, как при старшей степени ордена Кавалера (иначе – Рыцаря) Большого креста, так и при следующей за ней степени Великого Командора, серебряная восьмилучевая орденская звезда должна носиться на левой стороне груди.

Но в основополагающем труде великого русского ученого-фалериста Ивана Георгиевича Спасского (1904 – 1990) «Иностранные и русские ордена до 1917 года», иногда именуемое среди специалистов по названию, размещённому на переплетной крышке, просто «Ордена», вышедшего в свет в далёком 1963 году, в краткой справке об ольденбургском ордене, уместившейся всего в девять строчек, указывается: «Звезда носилась в зависимости от класса на левой или правой стороне груди» [3].

Столь значительная осведомлённость Ивана Георгиевича относительно тонкостей ношения этой иностранной награды обуславливается его фундаментальными познаниями в области фалеристики. При составлении своего труда, Спасский самым кропотливым образом изучил около шести десятков различных тематических изданий на иностранных языках, среди которых присутствовало и то, откуда автором данного материала были взяты сведения об ольденбургском ордене.

Учитывая, что до «Орденов», в библиографии на русском языке какого-либо иного справочного издания по отечественной и иностранной фалеристике, хотя бы близко сопоставимого с книгой И. Г. Спасского попросту не существовало, этот справочник вновь доказал свою актуальность и отстоял право без преувеличения называться «Библией» отечественной фалеристики.

В ещё одном орденском справочнике на английском языке 1858 года издания также содержатся сведения о двух, зависящих от степени ордена, вариантов ношения звезды [4].

Дальнейший поиск привёл к изданию «Abbildungen und Beschreibungen der Ritterorden und Ehrenzeichen sämtlicher Souveraine und Regierungen» [5], содержащему в себе подлинный текст орденского статута.

В такой спорной ситуации, именно положения статута [6] признаются наиболее объективным источником.

При обращении к § 12 орденского статута, второй подпункт которого описывал орденские знаки, именно для запечатлённой на портрете степени Великого Командора, гласящему (в переводе с немецкого):

«Знаки ордена, согласно приложенным изображениям, состоят <…> для Великих Командоров – из звезды на правой стороне груди и креста меньшего размера [по сравнению со степенью Кавалер Большого креста] на шее, на ленте шириной в два дюйма» [7],

Фрагменты орденского статута ольденбургского Родового ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига из издания «Abbildungen und Beschreibungen der Ritterorden und Ehrenzeichen sämtlicher Souveraine und Regierungen», 1839 год. Красным цветом выделен второй подпункт § 12, описывающий знаки ордена для степени Великий командор

становится очевидно, что, к глубочайшему сожалению, в двух перечисленных современных российских изданиях по Европейским орденам содержится безусловная ошибка.

Порядок ношения степеней ольденбургского Родового ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига в 1838 – 1860 годах. Рисунок-реконструкция автора

Действительно, подобный способ разделения порядка ношения орденских звёзд отнюдь не типичен для европейских Наградных систем и может сбить с толку даже очень опытного фалериста.

В том случае, если, среди знаков ордена, звезда полагалась больше, чем одной степени, (обычно, не более двух степеней), то звёзды обеих степеней носились на одной и той же стороне. К примеру, звезда на левой стороне груди полагалась I и II степеням российских орденов Святого Георгия и Святого Владимира, а также Святого Станислава (в период с 1831 год по 1839 год) [8], при этом, крест I степени традиционно носился на широкой плечевой ленте, а крест II степени – на широкой шейной ленте.

У некоторых же европейских орденов, к примеру, прусского Красного Орла, шведского Военного Меча, баденского Церингенского Льва, бельгийского Леопольда I, британского Почетнейшего Бани и других, младшая из степеней со звёздами была иной или же упрощённой, лишённой определённого ряда деталей, формы. Зачастую, как в случае с прусским орденом Красного Орла, такие звёзды могли иметь уменьшенное вдвое количество лучей – с восьми до четырёх.

Ещё меньшее число звёзд орденов носилось не на левой, а на правой стороне груди. Одним из самых известных таковых можно назвать тот же российский орден Святой Анны.

Окончательно убедиться в реальности ношения звёзд ольденбургского ордена разных степеней и слева, и справа, можно на примере иконографических изображений российских служащих. Так на портрете действительного тайного советника Николая Ивановича Стояновского (1820 – 1900) звезда ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига размещена справа и обозначает степень Рыцаря Большого креста, а на портрете тайного советника барона Александра Людвиговича фон Штиглица (1814 – 1884) звезда этого ордена слева, так как обозначает степень Великого командора, что подтверждается большим шейным орденским крестом.

Слева портрет тайного советника барона Александра Людвиговича фон Штиглица. Художник Иван Алексеевич Тюрин; холст, масло, 120,5 х 89,5 см (овал). 1872 год. Государственный Эрмитаж, инвентарный № ЭРЖ-466
Справа портрет действительного тайного советника Николая Ивановича Стояновского. Художник Иван Кузьмич Макаров; холст, масло, 125,5 х 94,5. 1891 год. Государственный Эрмитаж, инвентарный № ЭРЖ-1529

Здесь крайне важно подчеркнуть необходимость самого пристального рассмотрения случая, когда на портретах изображена только одна орденская звезда подобного вида, во избежание путаницы звезды ольденбургского Родового ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига со звездой гессен-кассельского Родового ордена Золотого Льва, имеющего аналогичные цвета эмалей на центральных щитах и окаймляющих их орденских девизах. Даже на полотнах более крупных размеров, важнейшие для атрибуции награды элементы и мелкие детали, зачастую, обозначались художниками весьма условно и всего несколькими мазками.

Центральные щиты орденских звезд ольденбургского Родового ордена Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига и гессен-кассельского Родового ордена Золотого Льва. Вторая половина XIX – начало XX веков. Работа европейской ювелирной школы. Частные коллекции

XIX век стал золотым веком европейских Родовых (династических), Военных и гражданских орденов: такое интенсивное становление, развитие, расширение, объединение, разделение и переплетение Наградных систем самых разных крупных и малых государств Европы, которому положили начало Наполеоновские войны, вряд ли когда-либо повторится. Трудно отрицать объективные исторические процессы, а потому, приходится лишь констатировать, что чрезмерное разрастание количества непременно оказало влияние на «качество», что неумолимо способствовало постепенной девальвации самих орденов, как идеи, всё более превращая их в простую награду, но на ступень или несколько выше медали.

К концу 1830-х годов все крупные державы Старого Света уже имели достаточно обширную и разветвлённую систему орденов и иных наград. А подавляющее большинство мелких независимых государств Европы успели обзавестись хотя бы одним своим орденом. Оттого большой интерес представляет собой Великое герцогство Ольденбург – небольшое германское государство в западной части Северогерманской равнины, до 1838 года вообще не имевшее своего ордена.

Титул «Великое» герцогство Ольденбург, оккупированное в 1810 – 1813 года войсками Наполеона, приобрело только в 1815 году по результатам Венского конгресса. Не без доли иронии заметим, что Ольденбург, на протяжении почти семи веков являясь графством, стал герцогством только в 1777 (1774) году при деятельном участии российской стороны.

Великий князь Павел Петрович, будущий российский Император Павел I приходился внучатым племянником первому Ольденбургскому герцогу Фридриху Августу Гольштейн-Готторпскому (20.09.1711 – 06.07.1785). После смерти герцога Фридриха Августа I, Ольденбургское в 1785 году, государство формально возглавил его сын – Петер Фридрих Вильгельм Ольденбургский (03.01.1754 – 02.07.1823). Но недееспособность последнего, вызванная душевной болезнью, вынудила назначить в качестве регента его двоюродного брата, сына двоюродного дяди Петра III и одновременно родного дяди Екатерины II генерал-фельдмаршала принца Георга Людвига Гольштейн-Готторпского (16.03.1719 – 07.09.1763) – Петера Фридриха Людвига (17.01.1755 – 21.05.1829). Сама же российская Императрица приходилась будущему Великому герцогу Ольденбургскому двоюродной сестрой.

Правление Петера (в русской традиции – Петра) Фридриха Людвига дважды прерывалось в период Наполеоновских войн, однако, после смерти своего двоюродного брата в 1823 году, он наконец официально обрёл титул Великого герцога Ольденбургского, который носил до самой смерти.

Портрет герцога Петра Фридриха Людвига Ольденбургского. Художник Жан-Лоран Монье; холст, масло, 129,4 х 99,3. 1797 – 1799 года. Государственный музей истории искусства и культуры Ольденбурга (Landesmuseum für Kunst und Kulturgeschichte Oldenburg)

Далее ольденбургский престол унаследовал Павел Фридрих Август (13.07.1783 – 27.02.1853), ставший Великим герцогом Ольденбургским Августом I. Именно он учредил 27 ноября 1838 года в честь двадцатипятилетия восхождения на престол своего отца и в память о его намерении создать таковую награду, Родовой Орден Заслуг Герцога Петра Фридриха Людвига.

Несмотря на значительную территориальную отдалённость Ольденбурга от Российской Империи, их правителей, как можно убедиться, связывали весьма тесные родственные отношения. Достаточно сказать, что и Пётр Фридрих Людвиг, и Павел Фридрих Август были кавалерами высшего российского ордена – Святого Апостола Андрея Первозванного [9], и на своих ранних портретах запечатлены именно с этим орденом.

Портрет наследного принца Павла Фридриха Августа Ольденбургского (с 21.05.1829 Великий герцог Ольденбургский Август I). Художник Хосе де Мадрасо-и-Агудо; холст, масло, 95,5 х 79. 1810 год. Национальный музей изящных искусств Кубы (Museo Nacional de Bellas Artes de Cuba). Атрибуция А. В. Кибовского

Любопытно отметить, что Павел Фридрих Август, будучи в чине генерал-лейтенанта сражался при Бородино и под Красным, получил ранение, и за подвиги, совершённые во время Отечественной войне 1812 года был удостоен ордена Святого Георгия III степени [10].

Но вновь вернёмся к портрету и рассмотрим вопрос о том, на службе какого государства мог состоять неизвестный.

Если бы на портрете был запечатлён ольденбургский подданный, то в любом случае, он бы непременно разместил звезду и крест ордена своего государства выше, чем иностранного. А если предположить, что неизвестный мог принадлежать к некой третьей европейской державе, и при этом каким-то чудом совершенно не иметь никаких наград от своего правителя, то и в данном случае с большей вероятностью, крест ольденбургского ордена более высокой степени висел бы выше, чем российский крест ордена Святого Владимира, что могло быть продиктовано хотя бы более «внушительными» размерами креста Великого Командора. В данном же случае, всё указывало именно на то, что запечатлённый человек – именно россиянин, а версию с иностранным подданным было допустимо отклонить.

Весьма важным моментом, на котором стоит заострить внимание, является отсутствие у портретируемого промежуточного, между более младшим орденом Святого Владимира III степени и более старшим орденом Святой Анны I степени, ордена Святого Станислава I степени, крест которого носился при Аннинской звезде не на плечевой, а на шейной ленте.

В наградной системе Российской Империи в середине первого десятилетия второй половине XIX века порядок пожалования орденами, как военных, так и статских чиновников сформировался практически окончательно, более того, уже был закреплён на законодательном уровне [11]. И, хотя, подобные «прыжки» через орден предусматривались для младших степеней орденов, (как раз до ордена Святого Владимира III степени включительно), то отсутствие той или иной «ленты» у чиновника изредка действительно встречалось, по той причине, что пожалование, как высшими степенями многостепенных орденов, как и одностепенными орденами зависело в первую очередь от воли правящего Монарха, но служило характерным «маркером», сразу выделяющим кавалера из числа других.

Отсутствие на упомянутых российских наградах мечей, введённых для обозначения факта пожалования оных за боевые отличия, равно как и других наградных воинских атрибутов, которые можно хотя бы косвенно трактовать в пользу «военного» происхождения неизвестного, всё же свидетельствовало в пользу того, что изображённый отнюдь не действующий и не отставной военнослужащий, а статский.

Итак, искать неизвестного в первую очередь следовало среди кавалеров редкой ольденбургской награды, чьи имена регулярно печатались в периодическом издании «Hof- und Staatshandbuch des Großherzogtums Oldenburg».

Подробнейшее изучение Адрес-календаря придворных и классных чинов Великого герцогства Ольденбург на 1856 год (Hof- und Staatshandbuch des Großherzogtums Oldenburg für 1856) [12], на страницах которого как раз и публиковались сведения о кавалерах, пожалованных единственным государственным орденом, удалось выявить всего десять кавалеров в степени Великого командора; к их фамилиям добавлялось сокращение «Kais. Russ.», то есть «[подданный] Императора российского». Благодаря указанным в издании чинам кавалеров, не составило труда проследить их биографии.

Из всех десятерых, наиболее подходил по совокупности признаков действительный статский советник и камергер Аркадий Николаевич Мазовский (Мозовской; 1806 – 15.03.1883), на 1856 год причисленный к ведомству Санкт-Петербургского Опекунского совета и состоявший чиновником особых поручений V класса при Его Императорском Высочестве Принце Ольденбургском по управлению учебных и благотворительных заведений и Почетным членом Санкт-Петербургского Совета детских приютов[xiii].

Несмотря на то, что на предполагаемый год написания портрета Аркадий Николаевич имел только ордена Святого Владимира III степени, который получил в 1856 году и ольденбургский орден Заслуг герцога Петра Фридриха Людвига в степени Великого командора, пожалованный годом ранее, а орден Святой Анны I степени камергер Мазовский получил только в 1862 году, имелось еще одно вполне убедительное доказательство: бриллиантовый перстень, полученный еще в 1830 году [14].

Атрибуция была почти безупречной, а геометрически неправильно выписанные лучи нижней ольденбурской орденской звезды около мундирной пуговицы действительно свидетельствовали о дописывании и переписывании наград на портрете. Столь глупая оплошность могла быть совершена только при попытке вместить вторую звезду ниже первой, при этом, фрачная пуговица всячески мешала это сделать и заставила художника исказить пропорции расстояния между лучами. Именно последующей дорисовкой объясняется и положение обеих звёзд, так как обычно на фраке столь низко размещали только одну звезду, а при увеличении количества, для удобства ношения и эстетики общего внешнего вида, их перемещали чуть выше, так, чтобы верхняя звезда слегка заходила под фрачный лацкан.

Как изображение действительного статского советника и камергера Аркадия Николаевича Мазовского этот портрет уже должен был печататься в очередном, VIII томе издания «Материалы по иконографии» …

Но, какая-то внутренняя недосказанность заставляла автора вновь раз за разом перепроверять версию, сопоставлять фамилии и награды, теперь уже за более ранние и поздние года. Как всегда, бывает в подобных случаях, результат пришёл внезапно, и совершенно не тот, который ожидался.

При очередной проверке кандидатуры действительного статского советника Александра Филипповича Постельса (24.08.1801 – 28.06.1871) удалось найти его фотографию. Даже беглого взгляда вполне достаточно для того, чтобы убедиться в том, что на фото и на портрете – одно и то же лицо!

Фотография Александра Филипповича Постельса из книги «Учёные-естественники немецкого происхождения». 1845 – 1864 года

Действительно, фамилия «Постельс» упоминается в числе Великих командоров ордена на 1860 год [15].

Но почему же возникла такая двойственная ситуация, ведь при сверке кавалеров ольденбургского ордена его кандидатура неоднократно попадала «в разработку», но раз за разом отвергалась?

Дело в том, что в предполагаемый год написания портрета – 1856, Александр Филиппович получил Станиславскую ленту, кроме того, ещё имел Анну «на шею» с Императорской короной [16]. Раннее же изображение А. Ф. Постельса, размещённое на официальном сайте Российской академии наук, которое можно датировать 1842 – 1845 годами, имеет с портретируемым достаточно отдалённое сходство, более того, запечатлённая на чёрно-белом изображении переносица, выглядит неестественно широкой.

Фотография с портрета почетного члена Российской академии наук Александра Филипповича Постельса. Источник: официальный сайт РАН (http://www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-51804.ln-ru)

Теперь стоит перейти непосредственно к личности портретируемого. Александр Филиппович Постельс (Alexander Johann Gustav Postels; 24.08.1801 – 28.06.1871) [17] родился в Дерпте в семье пастора, был седьмым ребёнком в семье. В 1816 году поступил в Главный педагогический институт, вскоре преобразованный в университет. В феврале 1823 года окончил курс по физико-математическому факультету Санкт-Петербургского университета со степенью кандидата и серебряной медалью, был оставлен при университете в должности магистра по минералогии и геогнозии.

В 1826 – 1828 годах Постельс на военном шлюпе «Сенявин» под командованием Фёдора Петровича Литке совершил кругосветное путешествие в качестве минералога и рисовальщика, став первым учёным Санкт-Петербургского университета, принявшим участие в научной экспедиции. За опубликованные труды по результатам которой был удостоен полной Демидовской премии и ордена Святого Владимира IV степени.

В 1831 году Александр Филиппович получил звание адъюнкт-профессора по кафедре минералогии и геогнозии Санкт-Петербургского университета. В 1837 году назначен директором 2-й Санкт-Петербургской гимназии. С 1845 года действительный член Русского географического общества. В 1849 году произведён в действительные статские советники, а в 1862 году – в тайные советники. С 1863 года член Совета Министра народного просвещения. В 1866 году стал почётным членом Академии наук.

Постельс преподавал естественные науки Великим княжнам Марии Михайловне и Екатерине Михайловне, за что был удостоен ордена Святого Владимира III степени, запечатлённого на портрете, руководил воспитанием и образованием детей принца Петра Ольденбургского. Последнее обстоятельство, безусловно, сыграло немалую роль к получению Александром Филипповичем ольденьбургской награды.

Исходя из должностей, занимаемых российскими Великими командорами ольденбургского ордена, можно сделать вывод, что в 50 – 60-е годы XIX века этот орден вручался россиянам за благотворительную, воспитательскую, врачебную, научную и просветительскую деятельность, а также за личные заслуги перед представителями правящей ольденбургской династии, что как раз соответствовало основаниям для награждения прописанным в статуте [18]. Нельзя конечно же исключать и возможность получения этого ордена «по знакомству», а вовсе не за конкретные заслуги, но, во-первых, такое явление, увы, было характерно для подавляющего большинства европейских орденов, а, во-вторых, можно с уверенностью утверждать, что опубликовавший за свою жизнь около полусотни научных трудов по естественным наукам, Александр Филиппович Постельс носил редкий ольденбургский орден, без сомнений, заслуженно.

Кроме упомянутого ольденбургского, А. Ф. Постельс награждён целым рядом российских орденов: Святого Станислава I степени (1856 год), Святой Анны I степени (1860 год) Святого Владимира IV (1829 год), III (1845 год) и II степеней (1864 год), Белого Орла (1869 год), Знаком Отличия Беспорочной службы за XL лет, светло-бронзовой медалью «В память войны 1853 – 1856 годов» на Андреевской ленте. Также в 1853 году Постельс удостоен наградного перстня [19].

Скончался академик, тайный советник и кавалер Александр Филиппович Постельс в Выборге и похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском лютеранском кладбище.

Любопытно, но несмотря на то, что определение персонажа по наградам изначально привело к ошибочной версии, Историко-предметный метод атрибуции сработал и на этот раз, только в несколько ином направлении.

Стоит вновь обратиться к описанию портрета и вспомнить, что на его заднем фоне за креслом размещен глобус, выступающий в качестве знака совершенного кругосветного плаванья Постельса, но этот предмет можно рассматривать ещё и как символ успехов в области геологии. А большая морская раковина на тумбе и комнатные растения свидетельствуют об исследовательских трудах в области зоологии и ботаники, опубликованных по результатам путешествия.

Таким образом, назначения этих странных на первый взгляд предметов антуража в общей композиции портрета становится очевидным, а сама атрибуция портрета подтверждается не только физиогномически, но и символически.

Остаётся добавить, что крест и звезда ольденбургского ордена, а также Аннинская звезда, вероятно, были дописаны в промежуток между 1860 и 1864 годом, ближе к первой дате, так как именно в 1860 год Постельс удостоился обоих указанных орденов. Первоначальная датировка портрета – 1856 год, хотя и вызывает определённые вопросы, но вполне допустима, так как нельзя не рассматривать версию о том, что портрет был написан до получения Станиславской орденской ленты или же эта звезда была аккуратно записана при более поздней доработке портрета.

Благодаря поистине титаническим терпению и выдержке историка Сергея Алексеевича Попова, переделавшего из-за первоначальной ошибочной версии уже почти готовую верстку VIII тома «Материалов по иконографии», краткая атрибуция разбираемого портрета Постельса была опубликована автором в 2019 году на страницах этого  академического издания [20].

Фрагмент 118 страницы VIII тома издания «Материалы по иконографии» с атрибуцией портрета Александра Филлиповича Постельса. 2019 год

Теперь можно завершить увлекательное путешествие вокруг портрета Постельса. А более подробному описанию внешнего вида орденских знаков, структуре ордена и атрибуции ещё одного портрета неизвестного российского подданного, запечатлённого с редкой иностранной наградой будет посвящена следующая статья «ольденбургского» цикла.

[1] Европейские ордена в России: конец XVII – начало XX века. Из собраний музеев Московского Кремля и Государственного исторического музея. / Л. М. Гаврилова, С. С. Левин. М.: Арт-Родник. 2007. – С. 117-118.

[2] Державные кавалеры. Иностранные ордена Российских Императоров. Sovereign knights. Foreign orders of Russian Emperors. [Каталог выставки]. / [Авт. ст. и сост. Л. М. Гаврилова]. [М-во культуры Российской Федерации, Федеральное гос. учреждение культуры «Гос. ист.-культурный музей-заповедник „Московский Кремль“»]. М.: ООО «АзБука». 2010. – С. 123.

[3] Спасский И. Г. Иностранные и русские ордена до 1917 года. Л.: Издательство Государственного Эрмитажа. 1963. – С. 82., Табл. XXII, № 6,7.

[4] The Book of Orders of Knighthood and Decorations of Honour of all Nations Comprising an historical account of Each Order, Military, Naval, and Civil, From the Earliest to the present time, with lists of the Knights and Companions of Each British order. / Sir Bernard Burke. London: Hurst and Blackett, publishers, successors to Henry Colburn. 1858. – P. 167-169., Plate 54.

[5] Gelbke C. H. V. Abbildungen und Beschreibungen der Ritterorden und Ehrenzeichen sämtlicher Souveraine und Regierungen: [Text deutsch u. franz.]. Berlin: G. Reimer. 1832. – Oldenburg [1839]. – Bl. 36, 38.

[6] Автор посчитал уместным дать следующее определение термину «орденский статут» – это совокупность всех основных законодательных актов, касающихся учреждения самого ордена, описания его подразделения на классы и / или внешнего вида, старшинства ордена в существующей или вновь учреждаемой орденской иерархии, заслуг, за который оный жалуется, привилегий и обязанностей, связанных с членством в ордене, иных общих и дополнительных положений, собранных воедино, структурированных в рациональном порядке и официально утвержденных главой государства и / или орденским гроссмейстером.

[7] Gelbke C. H. V. Op. cit. Bl. 36. – Statuten des Großherzoglich-Oldenburgischen Haus- und Verdienst-Ordens des Herzogs Peter Friederich Ludwig und des damit verbundenen alldemeinen Ehrenzeichens. – § 12.

[8] Подробнее о звезде ордена Святого Станислава см.: Головин С. Н. Звезду Ивану Андреевичу! Орден Святого Станислава II степени в 30-х гг. XIX в. // Старый Цейхгауз. М.: Русские Витязи. 2018. – № 3 / 79. – С. 16-23.

[9] 22.07.1781 и 26.06.1801 соответственно. (Список кавалерам Императорских Российских орденов всех наименований на лето от Рождество Христова 1828. Санкт-Петербург: В тип. Ивана Глазунова. 1829. – Часть I. – С. 4.).

[10] В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. (1769–1869 г.). / Составили В. С. Степанов и Н. И. Григорович. Санкт-Петербург: В типографии В. Д. Скарятина, Фонарный переул., д. Франка, № 87–9. 1869. Репр. изд. Ордена и медали. – Том VI. М.: Symbols Publishing. 2016. – С. 116., № 257.

[11] Головин С.Н. Порядок награждения орденами Российской Империи в 50-е годы XIX века. // Наука молодых — будущее России. Сборник научных статей международной научной конференции перспективных разработок молодых ученых: в 3 томах. Юго-Западный государственный университет. Курск: ЗАО «Университетская книга». 2016. – С. 24-27.

[12] Hof- und Staatshandbuch des Großherzogtums Oldenburg für 1856. Oldenburg: Schnellpressendruck und Verlag der Schulze’schen Vuchhandlung (W. Verndt). [1856]. – P. 35-38.

[13] Список гражданским чинам первых IV классов. Исправлен по 20-е ноября 1856 г. СПб.: В Тип. II Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии. 1856. – С. 544.

[14] Список гражданским чинам IV класса. Исправлен по 1-е июля 1862. СПб.: В Тип. Правительствующего Сената. 1862. – С. 141.

[15] Hof- und Staatshandbuch des Großherzogtums Oldenburg für 1862. Oldenburg: Schnellpressendruck und Verlag der Schulze’schen Vuchhandlung (W. Verndt) – P. 26-29.

[16] Список гражданским чинам первых IV классов. Исправлен по 20-е ноября 1856 г. СПб.: В Тип. II Отд. Собств. Е. И. В. Канцелярии. 1856. – С. 456.

[17] Здесь и далее цит. по: Постельс, Александр Филиппович // Русский биографический словарь: Плавильщиков – Примо / Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцова. СПб.: Тип. И. Н. Скороходова. 1910. – Т. XIV. – С. 626-628.; Постельс (Postels) Александр Филиппович (Александр Иоганн Густав) // Российская Биографическая Энциклопедия «Великая Россия». Том 12. Под ред. проф. А.И. Мелуа. Предс. Набл. Совета поч. проф. Я.Я. Голко. / В.И. Гохнадель. «Ученые-естественники немецкого происхождения». Книга 2. СПб.: «Гуманистика». 2014. – С. 198-200.; Валиев М. Т. Четыре фрагмента из фамильной истории семьи Постельс. // Немцы в Санкт-Петербурге: Биографический аспект. XVIII– XX вв. –  Вып. 11 / Отв. ред. Т.А. Шрадер. СПб.: МАЭ РАН. 2018. – С. 275-296.

[18] Gelbke C. H. V. Op. cit. Bl. 36. – Statuten des Großherzoglich-Oldenburgischen Haus- und Verdienst-Ordens des Herzogs Peter Friederich Ludwig und des damit verbundenen alldemeinen Ehrenzeichens.

[19] Список гражданским чинам первых четырех классов. – Часть Первая. – Чины первых трёх классов. СПб.: В Тип. Правительств. Сената. Исправлен по 15-е января 1871 года. 1871. – 164-165.

[20] Русские портреты XVIII – начала ХХ века. Материалы по иконографии. – Вып. VIII. / Ком. по рус. иконографии; [Сост. С. А. Подстаницкий]. М.: Фонд «Русские Витязи». 2019. – С. 118-119.

 

С уважением, Сергей Головин

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Гессенский случай

Обычно подготовка материала статьи занимает у автора как минимум две-три недели. По

Незаконный крест

Незаконный крест. Атрибуция портрета неизвестного генерала Имеет, кажется, в петличке орденок? А.
Перейти К началу страницы