Борки. Чудесное спасение 1888 год

in Новости 5688 views

Сто тридцать лет назад 17 (29) октября 1888 года произошло трагическое событие, шокировавшее всё население Российской империи. И именно оно должно было направить Российскую империю к гибели. События происходящие с историческими личностями не происходят просто так. В первую очередь это относится к тем, кто являет собой власть и находится на вершине государственной пирамиды.

«Я уже имел несколько раз случай говорить о замечательной и благороднейшей личности Императора Александра III. Большое несчастье, что он процарствовал так мало: всего 13 лет; но и в эти 13 лет фигура его, как Императора, совершенно обрисовалась и выросла. Это почувствовала вся Россия и вся заграница в день его смерти.

Но Императора Александра III его современники и ближайшее поколение далеко не оценили, и большинство относится к Его царствованию скептически.

Это в высокой степени несправедливо.

Император Александр III был — великий Император».

С.Ю. Витте. Воспоминания

 

Медаль «Коронован в Москве мая 15 1883 Александр III» (из коллекции Юрия Парамонова)

Ровно 130 лет назад произошло трагическое событие, шокировавшее всё население Российской империи. Но именно оно должно было направить Российскую империю к гибели, а стало ключевым для дальнейшего развития железнодорожного транспорта России. Может и не совсем так, но…

Произошло это 17 октября 1888 года. Поезд, перевозивший императора Александра lll с семьёй, следовал по маршруту Ялта — Санкт-Петербург. Но недалеко от станции Борки он потерпел крушение: с рельсов, проложенных по высокой насыпи над глубокой балкой, сошли паровоз и четыре вагона. К сожалению, без жертв не обошлось. Железнодорожная катастрофа унесла жизни 19 человек, а ещё 18 получили серьёзные травмы. Сам император и его родные не пострадали.

По рассказам очевидцев, а, возможно, по сложившейся легенде от тяжелых травм царскую семью спас никто иной, как сам глава — Александр lll. В момент аварии семейство находилось в вагоне-столовой, и, когда крыша начала падать, император подхватил её и удерживал до тех пор, пока все не покинут место крушения. Благодаря этому все родные успели выбраться из вагона целыми и невредимыми. Вторая версия загадочного спасения всей семьи уже не такая интересная, но более похожа на правду: расследовавший обстоятельства катастрофы прокурорский работник и юрист Анатолий Фёдорович Кони придерживался той теории, что государя и его семейство спасли сдвинутые от удара стены вагона, послужившие своеобразным стопором для падающей крыши.

Но суть не в этом, а в том, что чудесное спасение царской семьи стало легендарным!

«Невозможно представить, что это был за ужасающий момент, когда мы вдруг почувствовали рядом с собой дыхание смерти, но и в тот же момент ощутили величие и силу Господа, когда Он простёр над нами Свою благодатную руку…

Это было такое чудесное чувство, которое я никогда не забуду, как и то чувство блаженства, которое я испытала, увидав, наконец, моего любимого Сашу и всех детей целыми и невредимыми, появлявшимися из руин друг за другом.

Действительно, это было как воскрешение из мёртвых. В тот момент, когда я поднималась, я никого из них не видела, и такое чувство страха и отчаяния овладело мною, что это трудно передать. Наш вагон был полностью разрушен. Ты, наверное, помнишь последний наш вагон-ресторан, подобный тому, в котором мы вместе ездили в Вильну?

Как раз в тот самый момент, когда мы завтракали, нас было 20 человек, мы почувствовали сильный толчок и сразу за ним второй, после которого все мы оказались на полу и все вокруг нас зашаталось и стало падать и рушиться. Все падало и трещало как в Судный день. В последнюю секунду я видела ещё Сашу, который находился напротив меня за узким столом и который затем рухнул вниз вместе с обрушившимся столом. В этот момент я инстинктивно закрыла глаза, чтобы в них не попали осколки стекла и всего того, что сыпалось отовсюду.

Был ещё третий толчок и много других прямо под нами, под колёсами вагона, которые возникали в результате столкновения с другими вагонами, которые наталкивались на наш вагон и тащили ещё дальше. Все грохотало и скрежетало, и потом вдруг воцарилась такая мёртвая тишина, как будто в живых никого не осталось.

Всё это я помню очень отчётливо. Единственное, чего я не помню, это то, как я поднялась, из какого положения. Я просто ощутила, что стою на ногах, без всякой крыши над головой и никого не вижу, так как крыша свисала вниз как перегородка и не давала никакой возможности ничего видеть вокруг: ни Сашу, ни тех, кто находился на противоположной стороне, так как самый большой вагон оказался вплотную с нашим.

Это был самый ужасный момент в моей жизни, когда, можешь себе представить, я поняла, что я жива, но что около меня нет никого из моих близких. Ах! Это было очень страшно! Единственно кого я увидела, были военный министр и бедный кондуктор, молящий о помощи!

Потом я вдруг увидела мою милую маленькую Ксению, появившуюся из-под крыши немножко поодаль с моей стороны. Затем появился Георгий, который уже с крыши кричал мне: „Миша тоже здесь!“ и, наконец, появился Саша, которого я заключила в мои объятья. Мы находились в таком месте вагона, где стоял стол, но ничего, что раньше стояло в вагоне, не уцелело, всё было разрушено. За Сашей появился Ники, и кто-то крикнул мне, что baby целый и невредимый, так что я от всей души и от всего сердца могла поблагодарить Нашего Господа за Его щедрую милость и милосердие, за то, что он сохранил мне всех живыми, не потеряв с их голов ни единого волоса!

Подумай только, лишь одна бедная маленькая Ольга была выброшена из своего вагона, и она упала вниз с высокой насыпи, но не получила никаких повреждений, также как и её бедная толстая няня. Но мой несчастный официант получил повреждения ноги в результате падения на него изразцовой печи.

Но какую скорбь и ужас испытали мы, увидев множество убитых и раненых, наших дорогих и преданных нам людей. Душераздирающе было слышать крики и стоны и не быть в состоянии помочь им или просто укрыть их от холода, так как у нас самих ничего не осталось! Все они были очень трогательны, особенно когда, несмотря на все свои страдания, они прежде всего спрашивали: „Спасён ли Государь?“ и потом, крестясь, говорили: „Слава Богу, тогда все в порядке!“ Я никогда не видела ничего более трогательного. Эта любовь и всепоглощающая вера в Бога действительно поражала и являлась примером для всех.

Мой дорогой пожилой казак, который был около меня в течение 22 лет, был раздавлен и совершенно неузнаваем, так как у него не было половины головы. Также погибли и Сашины юные егеря, которых ты, наверное, помнишь, как и все те бедняги, кто находился в вагоне, который ехал перед вагоном-рестораном. Этот вагон был полностью разбит в щепки, и остался только маленький кусочек стены!

Это было ужасное зрелище! Подумай только, видеть перед собой разбитые вагоны и посреди них — самый ужасный — наш, и осознавать, что мы остались живы! Это совершенно непостижимо! Это чудо, которое сотворил наш Господь!»

Дневник Марии Фёдоровны, цит. по Ю.В. Кудрина. Мария Фёдоровна
(серия Жизнь замечательных людей). М.: Молодая гвардия, 2009

А ниже воспоминание Великой княжны Ольги Александровны, младшей дочери Александра III.

«29 октября длинный Царский поезд шёл полным ходом к Харькову. Великая княгиня помнила: день был пасмурный, шёл мокрый снег. Около часу дня поезд подъезжал к небольшой станции Борки. Император, Императрица и четверо их детей обедали в столовом вагоне. Старый дворецкий, которого звали Лев, вносил пудинг. Неожиданно поезд резко покачнулся, затем ещё раз. Все упали на пол. Секунду или две спустя столовый вагон разорвался, как консервная банка. Тяжёлая железная крыша провалилась вниз, не достав каких-то нескольких дюймов до голов пассажиров. Все они лежали на толстом ковре, лежавшем на полотне: взрывом отрезало колеса и пол вагона. Первым выполз из-под рухнувшей крыши Император. После этого он приподнял её, дав возможность жене, детям и остальным пассажирам выбраться из изувеченного вагона. Это был поистине подвиг Геркулеса, за который ему придется заплатить дорогой ценой, хотя в то время этого ещё никто не знал.

Миссис Франклин и маленькая Ольга находились в детском вагоне, находившемся сразу за столовым вагоном. Они ждали пудинга, но так и не дождались.

– Хорошо помню, как со стола упали две вазы из розового стекла при первом же ударе и разбились вдребезги. Я испугалась. Нана посадила меня к себе на колени и обняла. – Послышался новый удар, и на них обеих упал какой-то тяжёлый предмет. – Потом я почувствовала, что прижимаюсь лицом к мокрой земле…

Ольге показалось, что она совсем одна. Сила второго взрыва была так велика, что её выбросило из вагона, превратившегося в груду обломков. Она покатилась вниз по крутой насыпи, и её охватил страх. Кругом бушевал ад. Некоторые вагоны, находившиеся сзади, продолжали двигаться, сталкиваясь с передними, и падали набок. Оглушительный лязг железа, ударяющегося о железо, крики раненых ещё больше напугали и без того перепуганную шестилетнюю девочку. Она забыла и про родителей, и про Нана. Ей хотелось одного – убежать подальше от ужасной картины, которую она увидела. И она бросилась бежать, куда глаза глядят. Один лакей, которого звали Кондратьев, кинулся за нею вслед и поднял её на руки.

– Я так перепугалась, что исцарапала бедняге лицо, – призналась Великая княгиня.

Из рук лакея она перешла в отцовские руки. Он отнёс дочурку в один из немногих уцелевших вагонов. Там уже лежала миссис Франклин, у которой были сломаны два ребра и серьёзно повреждены внутренние органы. Дети остались в вагоне одни, в то время как Государь и Императрица, а также все члены свиты, не получившие увечий, стали помогать лейб-медику, ухаживая за ранеными и умирающими, которые лежали на земле возле огромных костров, разведённых с тем, чтобы они могли согреться.

– Позднее я слышала, – сообщила мне Великая княгиня, – что Мама вела себя, как героиня, помогая доктору как настоящая сестра милосердия.

Так оно и было на самом деле. Убедившись, что муж и дети живы и здоровы, Императрица Мария Фёдоровна совсем забыла о себе. Руки и ноги у неё были изрезаны осколками битого стекла, всё тело её было в синяках, но она упорно твердила, что с нею всё в порядке. Приказав принести её личный багаж, она принялась резать свое нижнее бельё на бинты, чтобы перевязать как можно больше раненых. Наконец, из Харькова прибыл вспомогательный поезд. Несмотря на всю их усталость, ни Император, ни Императрица не захотели сесть в него, прежде чем были посажены все раненые, а убитые, пристойно убранные, погружены в поезд. Число пострадавших составило двести восемьдесят один человек, в том числе двадцать один убитый.

Железнодорожная катастрофа в Борках явилась поистине трагической вехой в жизни Великой княгини. Причина катастрофы так и не была установлена следствием. Все были уверены, что крушение произошло из-за халатности Железнодорожного полка, в обязанности которого входило обеспечивать безопасность Императорских поездов, и что в железнодорожном полотне находились две бомбы. По слухам, руководитель террористической группы сам был убит при взрыве, но доказать это определённо не удалось.

Сама Великая княгиня была склонна полагать, что катастрофа произошла вследствие того, что поезд наехал на поврежденный участок пути. Однако, её же собственные слова не подтверждали этой теории:

– Мне было всего шесть лет, но я почувствовала, что над нами повисла непонятная угроза. Много лет спустя кто-то мне рассказывал, что когда я кинулась бежать от изувеченного вагона, то всё время кричала: “Теперь они придут и убьют нас всех!” Это вполне вероятно. Я была слишком молода, чтобы что-то знать о революционерах. “Они” имело собирательное значение, слово это обозначало какого-то неведомого врага.

Многие из свиты погибли или стали калеками на всю жизнь. Камчатка, любимая собака Великой княгини, была раздавлена обломками провалившейся крыши. В числе убитых оказался граф Шереметев, командир казачьего конвоя и личный друг Императора, но к боли утраты примешивалось неосязаемое, но жуткое ощущение опасности. Тот хмурый октябрьский день положил конец счастливому, беззаботному детству, в память девочки врезался снежный ландшафт, усеянный обломками Императорского поезда и чёрными и алыми пятнами. Шестилетняя Великая княжна вряд ли смогла подыскать слова, чтобы выразить те чувства, которые она тогда испытывала, но инстинктивно она понимала гораздо больше, чем должен был понимать ребенок в столь нежном возрасте и столь защищённый от внешних опасностей. Пониманию этому способствовало серьезное выражение, которое она не раз видела на лице отца, и озабоченный взгляд матери».

Цит. по Йен Воррес. Великая княгиня Ольга Александровна. Мемуары. Изд. Захаров. 2004

Чудесное спасение царской семьи стало первой новостью, разлетевшейся по всей России и породившей религиозный всплеск в стране. На народные пожертвования было построено множество церквей и часовен от Крыма до Восточной Сибири, а для фалеристов важно, что с благодарностью о спасении Царской семьи, выпущено множество памятных жетонов.

Забавные случаи и ошибки работы первого времени существования дороги нам известны. Вспомним лишь две из них случившихся недалеко друг от друга: император Александр II, вышел прогуляться из вагона на станции Одесса, а поезд был отправлен далее уже без Царственной особы, которая не успела вернуться на своё место. А также случай с вагоном княгини Юрьевской, который при перемещении паровозом для присоединения к поезду на Санкт-Петербург чуть не столкнулся с поездом, следовавшим по тому же пути.

Отдельно вспоминается случай, когда у станции Жмеринка поезд Александра II сошёл с рельсов и Император пришёл на станцию пешком, удивив и напугав встречавших.

Одной из первых трагедий можно назвать Тилигульскую катастрофу 24 декабря 1875 года: гибель поезда шедшего из Балты в Бирзулу и перевозившего новобранцев. В результате халатных действий дорожного мастера погибло около ста человек!

Но события в Борках — совершенно другая история, т.к. из всех ранее описанных и здесь не упомянутых случаях (в т.ч. положительных), управлением железных дорог были сделаны серьёзные выводы и надзор за строительством и эксплуатацией как железнодорожного пути, так и железнодорожной техники, были усилены. В частности, изменился и железнодорожный состав.  Но многое изменить не успели. В частности насыпи под рельсовым полотном оставались песочными, сами рельсы лёгкими, и, не менее важным было то, что грамотных специалистов было ещё недостаточно. Также не все железнодорожные пути были рассчитаны на бóльший вес вагонов (и сверх того, на дополнительное размещённое на них оборудование), на совместное движение двух паровозов, на большую скорость состава.

Вот что написал в воспоминаниях Сергей Юльевич Витте:

Третий раз я сопровождал императорский поезд уже в конце восьмидесятых годов, в год крушения императорского поезда в Борках, около Харькова. …

Оказалось, что императорский поезд ехал из Ялты в Москву, причём дали такую большую скорость, которую требовали и на Юго-Западных железных дорогах. Ни у кого из управляющих дорог не доставало твёрдости сказать, что это невозможно. Ехали также двумя паровозами, причём вагон министра путей сообщения, хотя и был несколько облегчён снятием некоторых аппаратов с левой стороны, но никакого серьёзного ремонта во время стоянки поезда в Севастополе сделано не было; кроме того его поставили во главе поезда. Таким образом поезд шел с несоответствующей скоростью, двумя товарными паровозами, да ещё с не вполне исправным вагоном министра путей сообщения во главе. Произошло то, что я предсказал: поезд вследствие качания товарного паровоза от большой скорости, несвойственной для товарного паровоза, выбил рельс. Товарные паровозы конструируются без расчёта на большую скорость и поэтому, когда товарный паровоз идет с несоответствующей ему скоростью, он качается; от этого качания был выбит рельс и поезд потерпел крушение.

Весь поезд упал под насыпь и несколько человек было искалечено.

Во время крушения Государь со своей семьёю находился в столовом вагоне; вся крыша столового вагона упала на Императора, и он, только благодаря своей гигантской силе, удержал эту крышу на своей спине и она никого не задавила. Затем, со свойственным ему спокойствием и незлобивостью, Государь вышел из вагона, всех успокоил раненым оказал помощь и только благодаря его спокойствию, твёрдости и незлобливости — вся эта катастрофа не сопровождалась какими-нибудь драматическими приключениями.

Говоря о катастрофе в Борках, вызванной состоянием дороги и технического состава, а также боязнью твёрдо разъяснить возможную опасность, нельзя не вспомнить и рассматривавшуюся версию террористического акта. И к этому было много поводов.

Гартеман, о котором идёт речь, нанял домик в самой Москве, там где дорога подходить к вокзалу (Московско-Курская ж. д.); из этого домика Гартеман провёл мину к железной дороге как раз под насыпь; туда он поставил взрывчатую машину и из своего дома посредством электричества хотел взорвать Императорский поезд, когда он будет проходить мимо. По его сведениям Императорский поезд должен был идти за свитским поездом, но случилось так, что как раз недалеко перед Москвой переменили, и поезд Императорский пошёл впереди свитского. Поэтому Гартеман взорвал мину, но не тогда, когда проходил Императорский поезд, а когда проходил свитский поезд, причем мина взорвалась довольно поздно, так что хотя поезд и потерпел крушение, но сравнительно меньше, чем если бы мина была взорвана по средине поезда (т. е. когда поезд находился в середине этой мины). Несмотря на эту неудачу, всё-таки держался слух, что Гартеман хочет снова делать покушение на нового Императора… (Воспоминания С.Ю. Витте) Кстати, жену Гартемана (Гартмана) разыгрывала из себя знаменитая террористка-народоволка Софья Перовская, 3 апреля 1881 года вместе с А.И. Желябовым, Н. И. Кибальчичем, Т. М. Михайловым и Н. И. Рысаковым повешенная на плацу Семёновского полка за убийство Императора Александра II.

Также нужно помнить ситуацию с имевшим место, но остановленном, революционном движении. Проведённая Александром Третьим и его сотрудниками работа по борьбе с так называемыми революционерами, принесла свои плоды: на время царствования этого императора революционеры большей частью свернули свою деятельность. Но быть уверенным в том, что кто-то не мог замышлять нападения на Александра III, не стоит: были и революционеры и были те, кто был в них заинтересован.

Кто-то слышал хлопок перед крушением… Почему-то сбежал, а позже за рубежами России был встречен поварёнок и т.д. Можно ли поверить в технические проблемы с поездом столь высокой особы, которая столь сильно начала оказывать влияние на всю европейскую политику, не подставляя себя и свой народ для решения чужих проблем?

В Интернете множество статей с материалами об аварии, фотографии, воспоминания… Но многие не говорят — не думают или замалчивают, — о том, что в первую очередь нужно понять: кому это выгодно? Кому выгодна гибель русского монарха. Это первый вопрос. И на него не принято отвечать и распространяться на эту тему.

А можно ли поверить в теракт при столь весомых экспертных заключениях, которые имели место после трагедии? Но как не верить простым фотографиям, на которых видно, что полностью разрушен один из средних вагонов, а другие не наклонялись для падения и не утягивали один другой под откос и это не упомянуто в воспоминаниях?

Но сегодня мы просто вспомнили крушение поезда в Борках.

Алексей Сидельников
и Специальный корреспондент Sammlung/КОЛЛЕКЦИЯ
Анастасия Соловьёва
(изображения из Интернета, но, с удовольствием укажем авторов)

125 лет со дня смерти Александра III

К 175-летию со дня рождения Александра III

В погоне за паровозами

Открытие памятника Александру III

Первый Николай Второй

__________________

Обсудить материал >>>

Рекомендуем

Маяковский Амбарцумяну

Пророк Маяковский

Сегодня вновь стучится в двери зна­ме­ни­то­го про­фес­со­­ра Ам­бар­цу­­мя­на-Гор­дэ. Мы по­лучи­ли мно­го от­кли­ков
Перейти К началу страницы