Мастера возрождения. Реставрация

in Музей 2253 views

Выставка «Мастера возрождения» — итог работы отдела научной реставрации графики XVIII – начала XX века Третьяковской галереи за последние 10 лет. Само название профессии «реставратор» происходит от латинского restorio — воссоздание. Восстановление, а порой в буквальном смысле возрождение из «руин» хрупких произведений на бумаге — задача, которую приходится решать реставраторам.

Мастера возрождения.
Реставрация графики. 2010 – 2022

Экспозиция, размещенная в шести залах, даёт возможность зрителю заглянуть в реставрационную мастерскую и сравнить, как выглядели работы до и после реставрационного вмешательства, познакомиться с реставрационными процессами, оценить их масштаб.

Состав выставки: около 160 произведений графики из собрания Третьяковской галереи.

Шмаров П.Д. Проект зодиакальных часов для Казанского вокзала. Циферблат. 1914-1923 Государственная Третьяковская галерея
Шмаров П.Д. Проект зодиакальных часов для Казанского вокзала. Циферблат. 1914-1923 Государственная Третьяковская галерея

Ниже представлен Пресс-релиз выставки. А сейчас впечатления от увиденного.

Впечатления от увиденного

Сразу можно сказать: выставка однозначно понравилась! Третьяковка как всегда на высоте. Огромная благодарность немного стеснявшимся реставраторам, которые показались из мастерских благодарным зрителям! Никто так не может рассказать о выставке, как специалисты, положившие много сил на возрождение той красоты, которую можно увидеть.

Впервые представляется не просто коллекция рисунков, а именно отреставрированная графика. Видим масштабный процесс сохранения. Обычно показ работ после реставрации — однозальная выставка с единичными предметами. А здесь по каждому направлению или типу графики свой раздел.

Есть момент, что для выставки выбраны, поставлены в план, вещи, которые принадлежат ярким художникам, но в том числе есть и интересные открытия, появляющиеся, когда планово разбираются богатейшие фонды, много времени лежащие под спудом.

Например, видно, что в работу к реставраторам попала папка работ придворного художника Михая Зичи. Но это и легче для реставратора — возникает последовательность работы: после занятия одной вещью реставратор уже понимает технику художника, набилась рука, а это лучше для произведения.

Михаил (Михай) Зичи (1827-1906) Народное гулянье. 1857
Михаил (Михай) Зичи (1827-1906) Народное гулянье. 1857
  • Михаил (Михай) Зичи (1827-1906) Портрет подпоручика государственного ополчения времён Крымской войны. 1855 (фрагмент)

Реставраторы отметили, что есть ряд каких-то открытий. Например, что лермонтовского Демона иллюстрировал не только Врубель, — а мы все знаем вещи именно Врубеля, — и тут мы видим Демона работы Серова и у этих демонов совпадает образ. Хотя, первый взгляд – это Врубель. А смотришь внимательнее – техника другая! Вообще Серов один из тех, ради которого надо прийти на эту выставку. Потому что можно увидеть и его замечательные рисунки карандашом или углём, его более тщательно выписанные акварели.

Валентин Серов (1865-1911) Демон и Тамара. 1891 ГТГ
Валентин Серов (1865-1911) Демон и Тамара. 1891 ГТГ
Валентин Серов (1865-1911) Портрет В.В, фон Мекка. 1901 ГТГ
Валентин Серов (1865-1911) Портрет В.В, фон Мекка. 1901 ГТГ

Конечно же, целый ряд мастеров традиционно, эпохи серебряного века, который также можно сказать, является золотым веком русской графики, здесь представлен очень сильно. И выставка становится поводом не только увидеть чудеса реставрации, но и скорее прийти именно ради этого, потому что, к сожалению, без специалиста (или гида), который будет сопровождать рядового посетителя. Кроме научных слов этикеток он вряд ли проникнется судьбой предметов, того, что было сделано, или поймёт, чем одна техника работы, например, сыпучими материалами, как сангина, уголь или пастель, отличаются принципиально от работы с акварелью. И почему акварель убрана в самый дальний зал, хотя она яркая и хочется ей увидеть в первую очередь. А здесь экспозиция размещена, так сказать по нарастанию сложности работы с этими материалами. Конечно, кроме первого зала, где хотели удивить масштабом реставрационных работ: «у нас есть два листа, но мы не можем их объединить, потому что у нас не хватает высоты зала».

Алексей Щусев (1073-1949) Проект главной башни Казанского вокзала в Москве. Начало 1910-х

Очень качественно сделаны стенды с фотографиями, показывающими реставрационные работы, было – стало. Но для посетителей было бы удобно иметь возможность к кому-то адресоваться, чтобы получить ответы на вопросы. Как нам сказали, должны сделать аудиогид.

На выставке мы видим работу Судейкина, которого привыкли видеть такого «мирискусснического», лубочно-матового. А здесь видим время, когда зарождается ар-деко, и он находится за рубежом. И он уже такой чеканный, декоративный, чёткий. И дух модерна, но в графике это другое. Это символизм, который сопровождает дымчатость. И она вдруг уходит, преобразуясь в более классические черты.

Судейкин С.Ю. Портрет Веры Судейкиной. 1921 Государственная Третьяковская галерея
Судейкин С.Ю. Портрет Веры Судейкиной. 1921 Государственная Третьяковская галерея

И удачное размещение работ. Например, тот же Ларионов. Его работы можно близко рассмотреть. Портрет Зинаиды Серебряковой «Студент» часто воспроизводимый показывает, что подобные работы нужно часто освежать., поправлять. На выставке видно, что есть работы встречающиеся на других выставках, а есть совсем новые. Одно это интересно, заставляет быть внимательным.

Зинаида Серебрякова (1884-1967) Портрет студента. 1909
Зинаида Серебрякова (1884-1967) Портрет студента. 1909

А вот Крамской. Что мы видим? Видим работу, о которой можно сказать, что это ещё неинтересный художник, т.е. что бывает, если художник использует фотографические техники. Ведь Крамской начинал как ретушёр фотографий. И вот теперь впечатление, что перед нами просто фототипия.

  • Иван Крамской (1837-1887) Портрет М.П. Тулиновой. 1865
  • Иван Крамской (1837-1887) Портрет молодого человека. 1866

Интересно, видеть портрет Гончаровой работы Ларионова. Хотя с него можно было начать, удивляя посетителей, но тут им решили закончить. Вещь знаковая, известная, очень востребованная. Тут и мастер авангарда, и коллаж.

Ларионов М.Ф. Портрет Н.С.Гончаровой. 1915 Государственная Третьяковская галерея
Ларионов М.Ф. Портрет Н.С. Гончаровой. 1915 Государственная Третьяковская галерея

И видно, что рядом и Пикассо с Модильяни. Т.е. одна эта работа — это энциклопедия дальнейшего развития Русского авангарда.

Александра Герасимова (Стёпина),
кандидат искусствоведения


Пресс-релиз

Штакеншнейдер А.И. Проект Бельведера. 1846 Государственная Третьяковская галерея
Штакеншнейдер А.И. Проект Бельведера. 1846 Государственная Третьяковская галерея

Первый зал

В первом зале представлены крупноформатные произведения, реставрация которых происходит в четыре руки, в шесть и восемь рук одновременно. Этот артельный, требующий согласованности труд осложняется тем, что даже обычные реставрационные процессы требуют разработки специальных методик и технологий. В экспозицию включены работы разного времени:

картоны в натуральную величину М. Нестерова для алтарных врат Марфо-Мариинской обители, эскиз росписи французской художницы Маринетт, переживший «возгорание» рисунок плафона Е. Лансере для московского Казанского вокзала. Небольшой фильм позволяет увидеть процессы, обычно скрытые от публики.

Неизвестный художник. Карикатура Государственная Третьяковская галерея
Неизвестный художник. Карикатура. Государственная Третьяковская галерея

Второй зал

Во втором зале собраны произведения, исполненные в сыпучих техниках — пастели, угле, сангине. Лишённый связующего пигмент легко осыпается, образует полосы смазанности. При этом в процессе реставрации пастель и уголь нельзя увлажнять и фиксировать, а также выпрямлять деформацию бумаги с помощью пресса, так как это может привести к изменению красочного слоя.

Среди самых «сложных» экспонатов — пастель «Портрет неизвестной» Ф. О’Коннель и переданный в дар Третьяковской галерее «Портрет Н.С. Третьяковой» работы Д. Стеллецкого.

Алексей Щусев (1873-1949) Проект здания Казанского вокзала в Москве. 1914 ГТГ

Третий зал

Третий зал посвящён реставрации акварели. Эта техника особо уязвима для воздействия света, температуры и влаги. Изменение влажности вызывает деформацию, пребывание на свету ведёт к пожелтению бумаги и выгоранию пигментов и, как следствие, изменению колорита. Показательные примеры — акварель А.С. Каминского «Фонтан в Витербо», которой была возвращена утраченная насыщенность цвета, и работа В. Шебуева «Смерть Ипполита», где потемнения бумаги и тонировки частично скрывали линии облаков и фигуры лошадей.

Каминский А.С. Фонтан в Витербо. 1859 Государственная Третьяковская галерея
Каминский А.С. Фонтан в Витербо. 1859 Государственная Третьяковская галерея

Четвёртый зал

В четвёртом зале экспонируются исполненные карандашами рисунки. Более стойкие по отношению к воде, они могут быть промыты и отпрессованы механически. Однако не перекрытая краской бумага на протяжении времени сильнее желтеет и становится хрупкой, ломкой. Порой в качестве основы используется цветная бумага, что требует от реставратора особой деликатности. В зале показаны серия рисунков Н. Ге, уникальные работы А. Орловского, Б. Григорьева.

  • Александр Орловский (1777-1832) Всадник с колчаном на белой лошади. 1809
  • Александр Орловский (1777-1832) Всадник поляк. 1809

Пятый зал

В пятом зале зритель может познакомиться с реставрацией печатных техник. Краски печатных техник обычно светостойки и образуют прочную связь с бумагой, благодаря чему кажутся прочными и надежными, однако и здесь таится множество нюансов. Так, популярные в разное время раскрашенные гравюры могут скрывать в себе текучие пигменты, коллекционные владельческие штампы требуют закрепления (китайские лубки из собрания М. Ларионова), а работа с некоторыми печатными техниками, такими как меццо-тинто и акватинта, вообще немыслима без чрезвычайной осторожности, потому что излишние реставрационные вмешательства могут привести к утрате бархатного чёрного тона.

Шестой зал

Шестой, последний зал собрал произведения, исполненные гуашью, темперой и в так называемых смешанных техниках. Каждое из них требует индивидуального подхода. Настоящим профессиональным вызовом для реставраторов стал, например, «Портрет Н.С. Гончаровой» работы М. Ларионова — коллаж, выполненный из весьма необычных материалов. Он включает в себя подлинные обои из квартиры художников, афиши спектаклей, фрагмент ткани, опилки и даже пряди волос героини. Практически из «руин» был возрождён редкий артефакт — исполненная в лубочном стиле коллажная работа неизвестного художника «Седобородый индус», богато украшенная золотой фольгой и стразами.

Ларионов М.Ф. Портрет Н.С.Гончаровой. 1915 Государственная Третьяковская галерея
Ларионов М.Ф. Портрет Н.С. Гончаровой. 1915 Государственная Третьяковская галерея

Существующий в режиме сменных экспозиций и выставок графический фонд Третьяковской галереи требует интенсивной и поистине титанической работы. Огромный интерес публики, которым пользовалась состоявшаяся в 2004 году выставка реставрационных работ графической мастерской, обязал к регулярному проведению отчётных выставок. За прошедшие 10 лет через руки реставраторов прошли более 2.000 экспонатов. Представленные на выставке произведения — лишь верхушка айсберга, небольшая часть отреставрированных рисунков, пастелей, акварелей, эпизод каждодневного, непрекращающегося, незаметного публике труда реставраторов, без которого невозможна жизнь музея.

 

Кураторы: Инна Соловова, Наталия Береснева, Елизавета Горелышева.

Третьяковская галерея

Лаврушинский переулок, 10, залы 49–54

Выставка открыта с 27 мая по 13 ноября 2022

 

Отдел по связям с общественностью
Государственной Третьяковской галереи
26.05.2022

Отдельная благодарность от редакции SAMMLUNG/КОЛЛЕКЦИЯ отделу по связям с общественностью ГТГ

за внимательное отношение и подготовку мероприятия!

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Дягилев. Генеральная репетиция. Оммаж Дягилеву

Оммаж Дягилеву

Третьяковская галерея сегодня откры­ла са­мый ожи­дае­мый проект но­во­го се­зона — вы­став­ку-премьеру своей
Перейти К началу страницы