Henryk Sienkiewicz

Генрик Сенкевич. 175 лет

in История/Новости/Реконструкция 2045 views

В этом году 175 лет со дня рождения и 105 лет со дня смерти ве­ли­кого поль­ского пи­сателя Ген­рика Сен­кевича (Hen­ryk Sien­kiewicz, 1846 — 1916). Мы бы хотели просто вспом­нить это­го че­ло­ве­ка не статьёй, а ме­­мо­­риаль­­ной весточ­кой о заме­ча­тель­ном авторе, о заме­ча­тель­ных кни­гах, о ге­роях этих книг, о Поль­ше. Да и в архиве у нас лежит большой комплект фото­графий, сделанных фотографом Андреем Лобановым (Andrzej Lobanów).

Говоря о стране вспоминаем её известных людей. Но когда говорим о Польше — знакомых имён очень много!

Польша в лицах невозможна без таких людей, как Адам Мицкевич (Adam Mickiewicz), Болеслав Прус (Bole­sław Prus), Ян Матейко (Jan Matejko), Фре­дерик Шопен (Fryderyk Szopen), Станислав Лем (Sta­nisław Lem), Стани­слав Ежи Лец (Sta­nisław Jerzy Lec), Иоанн Павел II (Jan Paweł II), Миро­слав Гер­ма­шевский (Mirosław Herma­szewski), Кшиштоф Пен­дерец­кий (Krzysz­tof Pende­recki), Анд­жей Сап­ковский (Andrzej Sap­kowski)… Пере­числять можно очень долго, не на одну страницу. Писатели, поэты, му­зы­канты, инже­не­ры, изобре­та­тели. Конечно же, Роберт Леван­довский (Robert Lewan­dowski) — лучший футболист!

Не забудем и Войцеха Стелу (Wojciech Stela) — крупней­шего спе­циалиста по польской фале­ристике, автора мно­го­томника «Ордена и медали Польши» («Polskie ordery i odznaczenia»).

Перечислять известных польских актёров неблаго­дарное дело: очень много, но ниже нескольких вспомним.

(Понимаем, что сейчас вам пришли на ум ещё несколько имён — отлично, можете их указать в обсуждении и мы их постараемся вписать в статью — ред.).

Но!.. Можно сказать уверенно, что важнейшее место в польской культуре занимал (надеемся, что и будет занимать!), Генрик Сенкевич.

Kazimierz Pochwalski (1855-1940). Portret Henryka Sienkiewicza, 1890

Генрик Сенкевич. По шляхетским нормам мог представ­ляться так: Henryk Adam Aleksander Pius Sien­kie­wicz herbu Oszyk, т.е. Генрик Адам Александр Пиус Сенкевич герба Ошик (шля­хетский герб Лебедь). Кстати, в его романах так и пред­ставляются герои, например, Ян Онуфрий Заглоба герба Вчеле (Jan Zagłoba herbu Wczele). Традиция!

175 лет писателя Генрика Сенкевича — это повод вспомнить его крупные работы:

«Огнём и мечом» (Ogniem i mieczem, 1883 — 1884); «Потоп» (Potop, 1884 — 1886); «Пан Володыёвский» (Pan Woło­dyjow­ski, 1887 — 1888); «Без догмата» (Bez dogmatu, 1889 — 1890); «Семья Поланецких» (Rodzina Poła­nieckich, 1893 — 1894); «Камо грядеши» (Quo vadis, 1894 — 1896); «Кресто­носцы» (Krzyżacy, 1897 — 1900); «На поле славы» (Na polu chwały , 1906); «Омуты» (Wiry, 1909 — 1910);  «В пустыне и пуще» (W pustyni i w puszczy, 1911); «Легионы» (Legiony, 1913 — 1914)

Известнейшее произведение Генрика Сенкевича — трилогия из романов «Огнём и мечом», «Потоп» и «Пан Володыёвский». У романов есть общие главные герои, проходящие через повество­вания. Если есть клубы люби­телей произведений Сенкевича, то для них герои его книг не менее значимы, чем мушкетёры Дюма.

Если бы не романы Сенкевича, в которых он популяри­зирует и роман­тизи­рует трудный период исто­рии, то были бы увлечения историками этим периодом времени? Были бы реконструкторы? Были бы книги?

Роман «Огнём и мечом» рас­сказы­вает о событиях в Польше и Украине конца 40-х годов XVII века, когда польская шлях­та, угнетавшая ка­заков, жёстко столкнулась с восставшими ка­заками, под руководст­вом незаурядного Бог­дана Хмель­ницкого. Но исторические события — только туман­ный фон романа, где важными являются дела главных героев.

Роман, сочетая рыцар­ские при­клю­че­ния и роман­тику, свой­ственные и дру­гим произведе­ниям автора, расска­зывает об истории, в кото­рой польско-ка­зачьи бит­вы пере­пле­­таются с историей любви Яна Скшетуского (Jan Skrze­tuski) и Елены Курцевич (Helena Kurcewiczówna). Мы встречаемся с хитрым и полным чувством юмора Яном Онуфрием Заглобой (Jan Onufry Zagłoba), а также с наделённым огромной силой, но наивным и добрым литовским ры­царем Лонгином Подбипяткой (Longinus Podbipięta). Важным героем романа является вечно влюблённый «маленький рыцарь» Михал Володыёвский (Michał Wołodyjowski). А какая потрясающая Ануся Бор­зо­богатая (Anusia Bor­zobohata-Krasieńska)! Для многих чита­телей они не пер­сонажи книг, а самые настоящие исторические лица, именно такие, какими их представил Сенкевич. Скше­туский остался в памяти Яном, а не Ми­колаем, как звали его прототипа. И, конечно, в романе действуют важные истори­ческие персонажи: Богдан Хмельницкий (Bohdan Chmielnicki), Иеремия Вишневецкий (Jeremi Wiśniowiecki) и Богун (Bohun).

У романа возникла масса поклон­ников, но появилась и масса не­добро­жела­телей, крити­ковав­шими Сен­кевича за исторические искажения. Но и Дюма искажал историю для пользы литературы! А Сенкевич «поднимает этот жанр на высокий художест­венный уровень, в основном благодаря со­вер­шенной архаизации языка и прекрасной пластической структуре лите­ратурных персонажей.

Его герои возвышаются над банальными харак­теро­логи­чески­­ми шабло­нами вто­росте­­пен­ных при­ключен­­ческих ро­манов. В то же время Сенкевич упро­щает психо­логические ха­ракте­ристи­ки до нескольких основных черт, героизирует своих персонажей и придаёт им эпи­ческое изме­­ре­ние. Такая стилизация создает впечатле­ние сказочной не­обыч­ности опи­сываемых со­бытий, что, однако, ос­лабляет влия­ние историо­софских замыслов ро­мана».  (culture.pl)

Ogniem i mieczem

 

Rok 1647 był to dziwny rok, w którym rozmaite znaki na niebie i ziemi zwiastowały jakoweś klęski i nadzwyczajne zdarzenia.

1647 год был тем удивительным годом, когда различные знамения на небе и на земле возвещали о разных бедствиях и чрез­вычайных событиях.

Этими словами начинается книга. А потом уже попадаешь в другой мир. Но!..

Сенкевич предполагал, что наз­вание у ро­­мана будет «Волчье гнез­до» («Wilcze gniazdo»). Но пер­вая пуб­лика­ция рома­на, состоявшаяся со 2 мая 1883 г. по 1 мар­та 1884 г. на страницах газеты «Сло­во» («Słowo»), уже вышла под привычным наз­ва­нием «Огнём и ме­чом». Роман на­столь­ко при­шёлся ко времени и полю­бился, что требова­ли про­дол­жения. Интересно, что читатели настолько поверили в дейст­витель­­ность про­ис­ходившего в ро­мане, что в 1900 г. в Зба­раже было указано место, где покоятся останки ге­роически по­гибшего Лонгина Подбипятки!

Невозможно забыть как в романе появился этот удивительно чистый и наивный рыцарь.

К счастью его раз­гла­голь­ство­вания были прерваны другим подошедшим шляхтичем, который тронул Заглобу за рукав и сказал с певучим литовским акцентом: 
— Познакомь меня, ваше паньство любезный Заглоба, с паном намест­ником Скшетуским… познакомь!
— А, конечно, конечно! Пан наместник, вот это пан Сбей­набойка.
— Подбипятка, — поправил шляхтич.
— Это всё равно. Гербу Сорвиштанец.
— Сорвиглавец, — поправил шляхтич.
— Это всё едино. Из Пёсьихкишек.
— Мышикишек, — поправил шляхтич.
— Всё едино! Не знаю, что бы я пред­почёл мышья или пёсьи кишки. Но вер­но, что никогда жить бы там не хотел, ибо отсидеться там трудновато, а выехать конфузно.

(Na szczęście dyskurs jego przerwany został przez innego szlachcica, który zbliżywszy się, pociągnął go za rękaw i rzekł śpiewnym litewskim akcentem:
— Poznajomijże waćpan, mości Zagłobo, i mnie z panem namiest­nikiem Skrzetuskim… poznajomijże!
— A i owszem, i owszem. Mości namiestniku, oto jest pan Powsinoga.
— Podbipięta — poprawił szlachcic.
— Wszystko jedno! herbu Zerwipludry…
— Zerwikaptur — poprawił szlachcic.
— Wszystko jedno. Z Psichkiszek.
— Myszykiszek — poprawił szlachcic.
— Wszystko jedno. Nescio, co bym wolał, czy mysie, czy psie kiszki. Ale to pewna, że bym w żadnych mieszkać nie chciał, bo to i osiedzieć się tam niełatwo, i wychodzić niepolitycznie.)

Вот ещё несколько цитат из Заглобы.

  • Дурак отказывается, когда умный угощает. Kiep odmawia, gdy nie kiep prosi.
  • Два грибочка доведут до гробочка (в недословном переводе А. Эппеля и К. Старо­сельской). Dwa grzyby mogą najlepszy barszcz popsować.
  • Заслуга — она что масло, всегда наверх всплывёт. Zasługa jako olej musi na wierzch wypłynąć.
  • Гражданская война из всего плохого — самое наихудшее. Strasznych to czasów dożyliśmy, gdyż wojna domowa to ze wszystkiego złego najgorsze.
  • Я не твой отец: на меня-то чтó злиться. Nie jam twym ojcem, nie miejże do mnie rankoru.
  • Подбипятка в политике понимает меньше, чем коза в пер­це. Pan Podbipięta tyle się zna na rzeczach publicznych, ile koza na pieprzu.
  • Всенепременно надо сегодня выпить! Musimy dzisiaj podpić!
                          Zagłoba
Ogniem i mieczem

Генрик Сенкевич написал и опубликовал про­должения — романы «Потоп» и «Пан Воло­дыёвский». И стал самым популярным писателем Польши на многие годы (2016-й год был в Польше объявлен годом Генрика Сенкевича, а было ли это как-то замечено за её пределами?). А 9-го мая 1893 г. он был избран действующим иностран­ным чле­ном фило­­­логического факультета Им­пе­ра­тор­ской Ака­демии худо­жеств и наук в Кра­кове, с декабря 1896 г. стал чле­ном-кор­респон­ден­том, а с ноября 1914 г. и по­чётным академик­ом Им­пе­раторской Санкт-Петер­бургской академии наук по отделению русского языка и сло­весности. В 1905 г. Генрик Сенкевич получил Нобелевскую премию по литературе — «Because of his out­standing merits as an epic writer» (кажется, всё же за лите­ратурную работу, а не за желание про­тиво­поставить поляков и русских).

Любопытно, что Генрик Сенкевич получил 15 000 рублей от поклон­ника ро­мана за подписью Михал Воло­дыёвский! Деньги были направлены в фонд для помощи нуж­дающимся.

Популярность Сенкевича в Польше была столь высока, что ему было пред­ложено бал­лотироваться в 1906 году в Государственную Думу Российской Империи! Это предложение он отклонил, но стал председателем центральной избирательной комиссии, сформиро­­ванной из пред­ставителей партии Национальной демократии и её альтернативы — Польской прогрес­сивной партии.

Фотограф Андрей Лобанов сделал репортаж со встречи реконструк­торов в Белоруссии — конно-истори­ческий клуб «Золотая шпора» Павла Калинкова (помимо прочего Павел ещё и известный каскадёр, участник ряда кино­картин). Кстати, Павел Калинков на самой первой фотографии вверху и ряде других.

Глядя на этих ребят мы видим прошлое, но не ушедшее, а спрятавшееся и доступное всем, кто готов его почувствовать. Нам интересно, что жизнь состоит не только из современных забот, но и из радости возвращения к прошлому и возмож­ности взять из прошлого лучшее в сегодняшний электронно-бес­чувствен­ный мир.

Нам понравился оптимизм ребят из «Золотой шпоры». Нам нравится, что они занимаются с детьми. Нам нравится, что маленькая Янина Калинкова говорит: «Мой папа — самый лучший тренер».

Смотрим за из делами «Золотой шпоры» на Фейсбук.

Ogniem i mieczem

Мы не забыли замечательный фильм Ежи Гофмана 1999 года, где Изабелла Скорупко, Михал Жебровский, Александр Домогаров, Кшиштоф Ковалевский, Богдан Ступка, Анджей Северин, Збигнев Замаховский, Виктор Зборовский и др. прожили четыре уди­витель­ных серии? Удобно ли, говоря об авторе книги, вспомнить кинофильм? Это — современно. И думаем, Сенкевич бы фильм одобрил. Но о фильме, да и о других польских захваты­ваюших экранизациях, поговорим в другой раз.

Ogniem i mieczem

В 1905 году, отвечая на анкету, разосланную парижской газетой Le Courrier Européen, Генрик Сенкевич написал:

«Вы должны любить свою Родину больше всего на свете, и вы должны думать прежде всего о её счастье». Но в то же время первая обязанность настоя­щего патриота — сделать так, чтобы идея его Родины не только не про­тивостояла счастью человечества, но стала одной из его основ. Только в этих условиях существо­вание и развитие Родины станет делом, вол­нующим всё чело­вечество. Иными словами, лозунг всех патриотов должен быть: через Родину к человечеству, а не: за Родину против человечества».

Генрик Сенкевич

W 1905 roku, odpowiadając na ankietę rozesłaną przez paryską gazetę „Le Courrier Européen”, napisał: „Należy miłować ojczyznę nade wszystko i należy myśleć przede wszystkim o jej szczęściu. Ale jedno­cześnie pierwszym obowiąz­kiem prawdziwego patrioty jest czuwać nad tym, by idea je­go Ojczyzny nie tylko nie stanęła w przeci­wieństwie do szczęścia ludzkości, lecz by się stała jedną z jego podstaw. Tylko w tych warunkach istnienie i rozwój Ojczyzny staną się sprawą, na której całej ludzkości za­leży. Innymi słowy, hasłem wszystkich patriotów powinno być: przez Ojczyznę do ludzkości, nie zaś: dla Ojczyzny przeciw ludzkości”.

Henryk Sienkiewicz
Ogniem i mieczem
Ogniem i mieczem
Ogniem i mieczem

И вот по прочтении романов Генрика Сенкевича и просмотре фильмов по его романам не возникает вопрос и чувство зависти. Как нам кажется, России не хватает такого объединяющего крупного писателя, автора захва­тывающего эпоса для всех слоёв общества, истинно национального творца, который бы писал об истории Древней Руси, Московского царства, Российской империи, Советского Союза. Вы можете назвать таких авторов?

Фотограф Андрей Дегтярёв
Алексей Сидельников
Фотограф Андрей Лобанов

 

Награды из фильма «Четыре танкиста и собака»

Награды за подавление Польских восстаний

 

* Материал не является пропагандой.
Уподобляясь Генрику Сенкевичу, стараемся обойти политические вопросы.

__________________

Обсудить материал на форуме >>>

Обсудить материал в Facebook >>>

Рекомендуем

Дубровник в огне

Первого октября 1991 года части Юго­слав­ской На­родной Ар­мии (ЮНА) окружили древ­ний го­род

Общество Сокол. Легионеры

Гимнастическое общество «Сокол», че­хо­сло­вац­кие ле­гио­не­ры, гру­зин­ское об­щест­во «Ше­вар­де­ни», сла­вян­ские съез­ды и кон­грес­сы.
Перейти К началу страницы