Выставка «В поисках народного искусства» музея-заповедника «Царицыно»

В поисках народного искусства

in Новости музеев/Фарфор, керамика, стекло 2795 views

В музее-заповеднике «Царицыно» откры­лась выставка-ис­сле­до­вание «В поисках народного искусства», приуро­ченная к Году культурного наследия народов России, в преддверии 100-летия обра­зова­ния СССР. Кураторы проекта представляют феномен «народного искусства» как грандиозный социально-худо­же­ственный эксперимент и предлагают свое объяснение причин его заката. На выставке — около тысячи экспонатов из царицынской коллекции и собраний музеев-партнёров. В поиск народного искусства вовлечены совре­менные технологии — часть предметов представлена в 3D-оцифровке и анимации.

Куратор выставки «В поисках народного искусства», заме­ститель директора по научной работе музея-за­поведника «Царицыно» Ольга Докучаева
Куратор выставки «В поисках народного искусства», заместитель ди­ректора по научной работе музея-запо­ведника «Царицыно» Ольга Докучаева

«Для нашего музея эта выставка важна по двум причинам, — говорит директор госу­дарствен­ного музея-заповедника “Царицыно” Елизавета Фокина. — Во-первых, она позволяет про­демон­стри­ровать богатство кол­лекции, которую мы начали собирать с середины 1980-х годов, когда музей был образован как Музей деко­ратив­­но-приклад­ного искусства народов СССР, а во-вторых, выставка помогает поднять серьёзные куль­туро­логи­ческие вопросы и обсудить роль государства в сохранении народных промыслов».

Генеральный директор государственного музея-заповедника «Царицыно» Елизавета Фокина

Представление о народном искус­стве как преиму­ществен­но крестьян­ском сложилось в России в XIX веке, когда оно стало прочно связываться с деятельностью кустарей-ре­меслен­­ников и домашними руко­делиями. На­родное искус­ство как понятие впервые использовали деятели объединения  «Мир искусства» в названии выставки 1913 года, орга­­низованной в Санкт-Петербурге.

С образованием СССР, заявившим о себе как о государстве рабочих и крестьян, вни­мание к народному искусству приобрело идеологи­ческое значение. Одна­ко в 1920-е годы преобладали попытки развивать само­деятель­ное творчество пролетарских масс в основном в городах.  Специалисты старой школы, среди которых особенно следует отметить искусствоведов Алексея Некрасова и Василия Воронова, выступали за концепцию народного искус­ства как крестьян­ского, обладавшего признаками локальных ремес­ленных традиций.

В 1930-е годы родилось сталинское определение советского искусства – «национального по форме, социа­листичес­кого по содержанию». В декоре «знаковых» архи­тектурных соору­жений национальные мотивы нередко включали в себя элементы советской символики и служили про­славлению счастливой жизни народов СССР. Но тогда делали это профессиональные художники.

Еще в довоенные годы шла борьба с кустарями-оди­ночками; городских и сельских ре­меслен­ников объединяли в артели, продукция которых направлялась на внутренний рынок. Художественные ре­мёсла чутко реагировали на поку­патель­ские запросы современников и в разных регионах большой страны их развитие шло по-раз­ному. Наиболее дорогостоящие и художественно ценные предметы пред­назначались для вывоза за рубеж через экспортные организации. Особенно это относилось к изделиям из кружева, се­ребра, произведениям лаковых промыслов.

К началу хрущёвской оттепели народное искусство обрело новую актуальность. Оно стало представляться как необходимая часть культуры советского общества. В профес­сиональной среде, особенно на страницах журнала «Декоративное искус­ство СССР», началась дискуссия о формах его суще­ствования и значении для совре­менного социума. Центральное место в ней занимала проблема понимания традиции, её сохранения или развития. К концепции: «народное искусство тож­дественно традиционному крестьянскому декоративному искусству» вернулись тео­ретики советской школы искус­ствоведения 1960–1970-х годов, разделив современное советское искусство на профес­сионально-учёное, народное и самодеятельное.

Выставка «В поисках народного искусства» охва­тывает сравнительно небольшой период — с начала хрущевской оттепели до начала перестройки. Именно эти тридцать лет стали судьбоносными для народного искусства, в течение которых оно прошло путь от полного забвения к возрождению. В девяти залах Большого дворца выставлены произведения, многие из которых до этого не экспонировались.

К 1960-м годам, с изменением хозяйственного уклада деревни, исходом её жителей в промышленные города, крестьянская традиционная культура, с которой принято связывать народное искусство, была обречена на вымирание. Городская среда, новые стандартные вещи, казалось, лишали кустарные изделия будущего.

Но именно в это время энтузиасты-исследователи стали искать и открывать высокохудожественные образцы совре­менного народного творчества, в том числе наивное искусство; про­славлять ещё живых мастеров-самородков. В общественном пространстве зазвучали призывы к спасению огромного культурного достояния страны, важное место в котором занимало уходящее народное искусство. К 1970-м годам прошлого века созрело понимание необходимости защиты наследия и художественных ремёсел, она переплелась с осмыслением интел­лектуальными элитами своей национальной и культурной идентичности. Как базовая национальная ценность народное искусство превращалось в мощное средство становления само­сознания и консолидации много­численных этносов СССР.

Кураторы выставки «В поисках народного искусства»:
Заместитель директора по научной работе музея-заповедника «Царицыно» Ольга Докучаева
Старший научный сотрудник музея-заповедника «Царицыно» Юлия Иванова

«Путешествуя по залам, посетитель сможет как бы перемещаться во времени и пространстве, — делится планами сокуратор выставки Юлия Иванова. — Сначала он попадет в исследовательскую экспедицию, потом на выставку наивного искусства, после окажется в экспериментальной лаборатории дизайнеров, оттуда — прямиком на восточный базар или в московский магазин сувениров. Еще на выставке будет “капсула времени” — витрина с постоянно обновляющейся экспозицией, составленной из работ современных авторов».

В поисках народного искусства
В поисках народного искусства

В СССР само явление «народного искусства» воспринималось неоднозначно и истол­ковывалось по-разному — особенно в последние десятилетия существования государства. Одни исследователи считали, что народное искусство умирает, другие — что с развитием предприятий художественных промыслов, оно, наоборот, переживает ренессанс. В разных республиках развитие художественных производств тоже шло неравномерно: рядом уживались семейное рукоделие и живые ремесла, эксперименты по созданию нового ассортимента для массового производства и осмысления народной темы в творчестве художников декоративного искусства. В экспозиции есть удивительные предметы: коллекция среднеазиатских тюбетеек и войлоков, латгальская керамика, вязанные варежки прибалтийских мастеров, плетеные предметы из растительных материалов белорусских умельцев и многое другое. Отдельное место занимают произведения наивистов и так называемых «пограничных» художников, среди которых нижегородский мастер Степан Веселов, который с легкостью расписывал хохломским растительным орнаментом не только деревянные предметы, но и клеенчатые панно (используя их как основу вместо холста).

Но именно в это время энтузиасты-иссле­дователи стали искать и открывать высо­кохудо­жествен­ные образцы современного народного творчества, в том числе наивное искусство; прославлять ещё живых мастеров-самородков. В общественном пространстве зазвучали призывы к спасению огромного культурного достояния страны, важное место в котором занимало уходящее народное искусство. К 1970-м годам прошлого века созрело понимание необходимости защиты наследия и художественных ремёсел, она переплелась с осмыслением интеллектуальными элитами своей национальной и культурной иден­тичности. Как базовая национальная ценность народное искусство превращалось в мощное средство становления само­сознания и консолидации много­численных этносов СССР.

«Самородки» — так называли самодеятельных мастеров и художников, которые не имели худо­жественного образования, но по-настоящему являлись творцами неповторимых произведений. В советское время это движение поощрялось специально созданными государствен­ными и общественными институциями. С 1930-х годов активно работал Всесоюзный Дом самодеятельного народного творчества им. Н.К. Крупской. На местах были образованы региональные дома народного творчества, которые проводили выставки-смотры, конкурсы, занятия в кружках для любителей.

В 1960-е годы активизируется заочное обучение любителей. Многие ныне известные наивные художники получили свои первые навыки рисунка и композиции в Заочном народном университете искусств (ЗНУИ), где была выработана уникальная система дистанционного образования по переписке.

Народная тематика не обошла стороной и моделирование одежды. Благодаря партнёрам выставки — Дому моды Славы Зайцева и Ивановскому государственному историко-крае­ведческому музею им. Д. Г. Бурылина — в экспозиции можно увидеть ситцевые костюмы с кокошниками, созданные «красным Диором» Вячеславом Зайцевым. Также в экспозиции — предметы из собраний музейно-выставочного центра «РОСИЗО», музея традиционного искусства народов мира «Традарт», Музея игрушек Александра Грекова, частных кол­лекционеров, современных художников и дизайнеров.

В начале 1960-х годов кустарные артели преобразовали в государственные фабрики и комбинаты — предприятия народных художественных промыслов (НХП), планы, ассортимент, расценки для которых утверждались «сверху». В 1970–1980-е годы государством были построены просторные цеха для выпуска пред­приятиями НХП продукции массового производства.

С целью «удовлетворения потребностей трудящихся» шёл поиск новой стилистики и ассортимента изделий традиционных производств. К нему были привлечены искусствоведы и художники из Научно-исследовательского института худо­жественной промышленности (НИИХП), союзов художников и музеев. В результате была создана уникальная методика работы с мастерами и промыслами, выработан механизм их функцио­нирования. На основе разра­ботанной теории о возможности научной реконструкции исчезнувших или частично сохранённых исторических ремёсел делались попытки их воссоздания с обновлённым ассортиментом.

В 1960-е годы, а потом с середины 1970-х адаптированные для современного вос­прия­тия «народные мотивы», интерпретации «народного стиля» получили широкое распространение в изделиях художественной и лёгкой промышленности: стекле, керамике, текстиле, индустрии моды, где развивался фолк-стиль. Яркий пример этого направления — пред­ставленное на выставке творчество модельера Вячеслава Зайцева.

В поисках народного искусства
В поисках народного искусства

Девиз политики нашей партии – всё для народа! Человек должен жить, трудиться и отдыхать в красивой и художественно выразительной обстановке, среди предметов, доставляющих ему радость и способствующих возникновению внутреннего чувства удовлетворения и гармонии.

Сергей Герасимов, Народный художник СССР, первый секретарь Союза художников СССР

Из статьи «Коммунизм утверждает на земле мир, труд, свободу, равенство и счастье всех народов. Долг и право художника»
Журнал «Декоративное искусство СССР», 1961, № 10

Почти при каждом крупном промысловом центре появились профтехучилища, которые частично заменили традиционное обучение молодёжи «из-под руки» опытного мастера. Наиболее талантливые ребята оканчивали профильные творческие вузы. С середины 1970-х годов новое поколение дипло­мирован­ных художников пришло на предприятия, где возникли творческие группы для разработки ассортимента и выставочных работ. Образцы продукции, предназначенные для массового производства, проходили технологическую проверку с целью сокращения трудоёмких процессов. Мастера-испол­нители (расписчики, резчики и др.) создавали серии изделий по уже утверждённому эталону, имея право варьировать декор. Хотя понятие дизайна к продукции предприятий НХП тогда не применялось, фактически это и был фолк-дизайн.

В поисках народного искусства

К 1980-м годам благодаря государственной политике, усилиям специалистов и художников проект по возрождению советского народного искусства был успешно осуществлён. Концептуально и визуально переосмысленное, укоренённое на новой почве, «советское народное искусство» стало частью массовой культуры, повседневного быта миллионов, а вместе с тем — и одним из символов страны, наряду с космосом и балетом. Предприятия НХП выпускали плановую недорогую продукцию огромными тиражами. «Презентационные» и «подарочные» произведения заполняли выставки и музеи, шли на экспорт.

Но расцвет длился недолго. Тогда же обнаружилась изнанка этого триумфального успеха. Вместе с закатом СССР началась стремительная девальвация прочно ассоциировавшегося с ним советского народного искусства. При распаде Советского Союза в 1990-е годы дешёвые подделки «под гжель и хохлому» заполонили сувенирные лавки для иностранцев, но не были востребованы на внутреннем рынке. Предприятия НХП были приватизированы и выживали как могли.

Сложность и грандиозный масштаб темы определили структуру выставки. Девять основных разделов, в которых представлено более 1000 предметов, дополнены двумя «капсульными» экспозициями, посвящёнными обстоя­тельствам создания ГМЗ «Царицыно» и крафтовому направлению в современном российском дизайне, а также сменной выставкой, рассказывающей о народном искусстве в странах СНГ и регионах России сегодня. Отправляясь в путешествие по экспозиционным залам, каждый посетитель сможет совершить свои собственные экспедиции и радостные открытия на просторах огромной вселенной народного искусства.

В поисках народного искусства
В поисках народного искусства
В поисках народного искусства

Благодаря совместному проекту «Царицына» с образовательной платформой Skillbox и технологической компанией DEVAR шестнадцать экспонатов станут частью виртуальной экспозиции, созданной с использованием технологии дополненной реальности. Это, например, набор из пяти туркменских колец «кокенли-йузик», глиняная игрушка «Чаепитие» из села Кожля Курской области и многое другое. Над их визуализацией в течение шести месяцев работали семь аниматоров и пять 3D-художников — лучшие разработчики игровой инди-студии GameBox от платформы Skillbox. Задачей разработчиков была передача первозданного вида экспонатов — сохранение в цифровом виде всех шеро­ховатостей и асимметрии. 3D-модели музейных предметов можно будет не только рассмотреть деталях, но заодно и услышать занимательные истории о куль­туре и фольклорных традициях разных стран и регионов, рассказанные на разных языках. При этом никакого специального приложения скачивать и устанавливать на смартфон не нужно — виртуальная выставка будет доступна для просмотра в любом браузере, благодаря платформе для создания AR-контента MyWebAR, разработанной в DEVAR.

В поисках народного искусства

В рамках параллельной программы к выставке «В поисках народного искусства» запла­нированы лекции, кинопоказы, дискуссионный клуб, творческие встречи, участники которых будут говорить о судьбах художественных ремесел, дизайна и искусства. Раз в несколько месяцев основная экспозиция будет дополняться «выставкой в выставке». Первая откроется уже 15 декабря и будет посвящена Якутии. Последующие экспози­ции-саттелиты расскажут о народных искусствах Узбекистана, Беларуси и других регионов России и стран СНГ.

Народное искусство – прошлое в настоящем. Живая традиция, неизменно сохраняющая цепь преемственности поколений, народов, эпох.

Мария Некрасова, доктор искусствоведения

Народное искусство как часть культуры: теория и практика. 1983

Понятие «экология культуры» в научный и общественный обиход ввел советский академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Под ним он подразумевал не только культурное и рациональное природопользование, но в целом отношение людей к памяти, связанной с прошлым, к культуре вообще. Человек нуждается в природной среде как биологическое существо, а в культурной среде – как существо духовное, нравственное. По мнению Д. С. Лихачева, природа – это дом, в котором живет человек, а культура – это дом, созданный самим человеком. Сюда входит все, что отражает богатство культуры: все духовные ценности и материально воплощённые идеи. Не беречь свой язык традиционные обряды и ремесла – это оскудение и разрушение человека и его жизненной среды. Актуализация частично или полностью исчезнувших культурных объектов «включает» культурную память социума о явлениях и людях, чьи имена имеют существенное значение в истории культуры).

Художественные ремесла в свете этой концепции были особенно ярким примером темы экологии культуры. В 1980-е годы еще не призывали так настойчиво к сокращению непе­рера­батывае­мых отходов, которые наносят вред планете. Но несмотря на распространение предметов из искусственных материалов (синтетика, пластики), население ценило одежду из природных, экологически чистых материалов: льна, хлопка, шерсти, шелка, мебель из натурального дерева и растительных материалов — всего того, что связывало человека и природную среду, из которой он вышел.

Сохранение ремёсел в месте их традиционного бытования близ природных источников сырья было наиболее естест­венным и пред­почтительным. Работа с глиной, обработка камня, кожи и бересты, лозо­плетение, ручное ткачество, резьба по дереву, вязание и шитье — эти и многие другие местные промыслы были хорошо развиты и продолжали сохраняться, что способствовало организации надомного труд – еще одной формы поддержки про­мыслов. Особенно она развивалась в прибал­тийских рес­публиках. Деко­ративное искусство в западных рес­публиках Советского Союза было пронизано этни­ческим компонентом, который является важным фактором, особым ключом для выяснения самобытности куль­туры той или иной народности в много­националь­ном советском государстве. Роль народного мастера в советском искусстве Украины, Молдавии, Белоруссии, прибал­тийских республик была огромна; лучшие из них награждались государственными званиями и наградами. Их творчество популя­ризо­вали в публикациях, на выставках; под­держивает­ся заказами от худо­жествен­ных фондов и музеев. Тогда как сельские промыслы были тесно связаны с природной средой, ко­торая окружала мастера, его неспешным бытом, на город­ских комбинатах уже создавали высо­ко­техноло­гичные изделия перво­классного качества для туристов: керамическую посуду, тканые покрывала, вышивки, вязаные варежки и др. По существу, изделия, созданные в местной национальной стилистике, были удобным, практичным и долговечным продуктом фолк-дизайна.

В Узбекистане, Таджикистане и в советские времена ни один дом не обходился без большого керамического блюда – лягана. Когда собиралась вся семья или приходили гости, как знак достатка и восточного гостеприимства его ставили в центре большого стола или дастархана (рас­стеленной на полу или небольшом возвышении скатерти). Он был символом единения, семьи и миролюбия. На большой ляган выкладывали плов, а в блюда поменьше – лепешки, сладости, фрукты. Керамика оставалась востребованной, она служила в быту, украшала жилища.

В местах традиционных керамических промыслов, где имелась хорошая глина для производства, уже в 1960-е годы началось строительство больших цехов для массового выпуска керамики. Если ранее мастера работали довольно изолированно, то теперь появилась возможность обмена опытом, изучения образцов различных школ. В 1970-е годы развивается фарфоровое производство с жёстким планированием и новыми технологиями по формовке предметов. Декорировать серийную продукцию начинают при помощи трафаретов и керамической деколи (переводной картинки). Это поставило изделия в разряд обычной массовой продукции или недорогих сувениров.

Ляганы к этому времени получили стандартные размеры, но ручную роспись в много­численных традиционных центрах пытались сохранить, как и присущие этим изделиям особенности. В каждом ремесленном центре бытовали свои уникальные орнаменты и композиции, использовался свой состав керамической массы. Секретными были рецепты ангобов и глазурей, в том числе и знаменитого «ишкора», дающего бирю­зовый цвет. Но были и общие черты. В центре лягана располагали изысканные геометрические узоры, стилизованные изображения растений, часто мотивы граната или «анор» – исходящий из единой точки узор, древний символ плодородия и обильного потомства.

В экспозиции представлены работы 1970–1980-х годов традиционных керамических промыслов Узбекистана и Таджикистана из коллекции музея. Назовем имена их созда­телей – прославленных усто (мастеров) из Узбекистана: Абдувахоб  Юунусов (город Андижан), Ибрагимжан Камилов, Шарофиддин Юсупов (город Риштан), Мухитдин и Акбар Рахимовы (город Ташкент), Умаркул Джуракулов (город Самарканд), Махкам Аблакулов, Махкам Абдувахобов (город Ургут), Махсутали Турапов, Хакимбай Саттимов, Махмуджан Рахимов (посёлок Гурум-сарай), Ахат Музаффаров (город Шахрисябз), Ибрагимжан Камилов (город Коканд), Ибодулла Нарзуллаев (город Гиждуван); а также из Таджикистана: Негмат Хакимов (город Душанбе), Бобо (Бободжон) Мавлянов (город Канибадам), Сайфутдин и Сафарбай Сохибовы (кишлак Чорку).

Самую древнюю керамику на территории Кавказа и Закавказья археологи относят уже к VI тысячелетию до н.э., эпохе «гончарного неолита». Разные по составу, но ка­чест­вен­ные глины дали возможность развитию гончарных ремесел. В сельской местности производился и обжиг глиняной посуды в тонире – глубоко вырытом в земле очаге. Изучение традиций в послевоенные годы стало главной задачей армянской керамической школы, которая стала складываться в Ереване среди учеников и пре­подава­телей художественного училища имени П. Терлемезяна. Большой известностью пользовалась мастерская гончара Амаяка Бдеяна, который призывал молодежь к изготовлению традиционной керамики, где еще «добавлено искус­ство». В 1960-е годы были найдены оригинальные сосуды – большие солонки-«агаманы» конца XIX века в виде женщины с отверстием во чреве. Эти сосуды предназначались для хранения соли и являлись сакральными предметами в доме. Образы агаманов стали символом и современной армянской керамики. В экспо­зиции представлена серия таких работ гончара Арарата Мартиросяна (город Армавир), выполненных для выставок. Гончарство не потеряло своего значения и в Азербайджане, но прежде всего – в сельском быту, где сохранялся широкий спрос на различные толстостенные изделия из глины для хранения продуктов и варки пищи, но самое главное – для различных жидкостей. В экспозиции можно увидеть редкие образцы традиционных сосудов мастеров Ризы Аббасова из села Сепаради, Аббаскулы Ибрагимова из Нахичеванской АССР и Шеюб Габибуллах оглы Мамедова из села Шеки.

В поисках народного искусства
В поисках народного искусства

В экспозиции представлены керамические сосуды мастеров и художников Азербайджана, Армении и Грузии 1960–1980-х годов, поступившие в коллекцию музея с последних всесоюзных выставок. И теперь после длительного перерыва мы показываем их все вместе. Главное место  занимает сосуд для вина – необходимый предмет для праздничного кавказского застолья, продолжающий древние традиции в современных авторских решениях.

В поисках народного искусства
В поисках народного искусства

Народное декоративно-прикладное искусство, являю­щееся неотъемлемой частью советской социалистической культуры, активно влияет на формирование худо­жественных вкусов, обогащает профессиональное искусство и выра­зительные средства промышленной эстетики.

Из «Постановления ЦК КПСС «О народных художественных промыслах» 1974 года. Публикация в газете «Правда» от 27 февраля 1975

На выставке мы показываем выдающиеся произведения, многие из которых стали мировыми брендами и визитной карточкой многонациональной страны. О «золотых» брендах России — Хохломе, Гжели, Жостове, Палехе и других производствах  — рассказывает отдельный раздел выставки. Несколько других разделов посвящены разнообразию и особенностям художественных ремёсел и производств в советских республиках.

Михаил Тренихин и Ангелина Есина
Михаил Тренихин и Ангелина Есина

 

Архитекторы выставки: Эрик Белоусов, Дарья Черданцева

Координаторы: Мария Носкова, Екатерина Елисеева

Выставка «В поисках народного искусства» будет работать в Большом дворце музея-заповедника «Царицыно» с 15 декабря 2022 года до 28 июля 2024 года.

В поисках народного искусства
Фотограф Дмитрий Щёлоков
Михаил Тренихин
По материалам текстов кураторов выставки Ольги Докучаевой и Юлии Ивановой
Фотограф Дмитрий Щёлоков

Лембики — сосуды для вина в виде животных

_________________

>>><<<

Рекомендуем

Перейти К началу страницы