Уникальная медаль для Дворцовых гренадер

in Атрибуция/Зарубежные награды/Награды Российской империи 2142 views

Некоторое время назад к автору обратился историк-униформолог Дмитрий Алексеевич Клочков с очень интересным вопросом о том, как выглядели прусские серебряные медали, пожалованные в 1842 году Королём Пруссии чинам российской Роты Дворцовых гренадер.

Дмитрий Алексеевич является специалистом по обмундированию, снаряжению и вооружению Российской Императорской армии в начале XX века. В 2013 году им был издан очередной труд: «Гвардейская пехота. Специальные команды и категории, отдельные части», в котором более полусотни страниц отведено униформе Роты Дворцовых гренадер[1]. Также истории Роты была посвящена глава книги «На охране российской государственности», изданной в 2016 году.

Это элитное ветеранское подразделение было создано 2 октября 1827 года особым указом Императора Николая I[2]. Одной из отличительных особенностей Роты являлась яркая, обильно расшитая золотыми галунами униформа, образец которой, как полагают одни исследователи, взят с униформы гренадер Старой Гвардии Императора Наполеона[3] или же, по заверению других исследований, прототипом послужило обмундирование Швейцарской сотни (Cent-Suisses) французского Короля Людовика XVIII[4].

Но ещё имела «Золотая» Рота, как иногда называли это подразделение, и совершенно уникальную, с точки зрения фалеристики, коллективную награду – прусскую медаль, которую можно встретить, к примеру, на фотографиях дворцовых гренадер второй половины XIX – начала XX века.

Портрет группы Дворцовых гренадер. Неизвестный фотограф. Россия, 1870 – 1880-е годы. Фотография, альбуминовый отпечаток; 47,5х39,3 см. Государственный Эрмитаж. Инв. № ЭРФт-18160. На увеличенном фрагменте с наградной колодкой, стрелкой выделена прусская серебряная медаль ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) на ленте ордена Железного Креста.

В «Истории Роты Дворцовых гренадер», составленной к столетию Отечественной войны 1812 года тогдашним командиром этого подразделения полковником Сергеем Аполлоновичем Гриневым (1856 – 1914) в 1912 году приводятся следующие сведения об этой медали:

«Из событий 1842 года нужно упомянуть о пожалованных нижним чинам роты 1 Июля Его Величеством Королем Прусским 126 серебряных медалях, на лентах, присвоенных Прусскому железному кресту. Это пожалование явилось собственно ответом на соответственное, сделанное Императором Николаем Павловичем чинам Прусской Дворцовой роты, которой было пожаловано 100 знаков отличия Св. Анны. Пожалование этих медалей было тем ценно для роты, что по соизволению Короля Прусского Фридриха Вильгельма IV, в случае смерти кого либо из гренадер, имеющего эту медаль, ее можно было передавать другому, не имеющему вообще Прусских медалей или знаков отличия. Таким образом рота получала исключительное, так сказать наследственное право на эту медаль и в этом отношении представляет единственную во всей Российской армии войсковую часть, которая обладает такой медалью. Право это сохранилось до настоящего времени и вошло даже как закон в новое „Положение о роте“, Высочайше утверждённое в 1905 году»[5].

Итак, наиболее важная информация из теста заключается в том, что 1 июля 1842 года Король Пруссии Фридрих Вильгельм IV пожаловал Роте Дворцовых гренадер 126 серебряных медалей на лентах прусского ордена Железного Креста. При смерти же кого-либо из числа гренадер-кавалеров этой медали, она передавалась другому гренадеру, не имевшему до этого прусских наград.

Право на «наследственное» владение медалями Рота получила не сразу. В справке, составленной командиром Роты Дворцовых гренадер полковником Егором Григорьевичем Качмаревым 27 ноября 1843 года содержится прошение о передачи медалей после смерти кавалеров другим гренадерам:

«Свода Военных узаконений, тома 6, в статье 390-й, постановлено: Всем нижним чинам, бывшим в составе войск при городе Калише, предоставляется наследственное право на пожалованные Его Величеством Королем Прусским серебряные медали, как на черной и белой ленте, так и на белой и оранжевой, с тем, чтобы по смерти кого-либо из нижних чинов, удостоившихся получить означенные медали, переходили они к другим состоящим еще на службе и удостоенным к тому Начальством.

Честь имею покорнейше просить Вашу Светлость (подразумевается, вероятно, Министр Императорского Двора светлейший князь генерал-адъютант Пётр Михайлович Волконский – С.Г.), не благоугодно ли будет, по примеру означенного постановления, исходатайствовать Высочайшее повеление: чтобы пожалованные Его Величеством Королем Прусским 1-го июля 1842 года, нижним чинам роты Дворцовых Гренадер серебряные медали, по смерти кого-либо из нижних чинов, удостоившихся получить оные, были передаваемы с разрешения Вашей Светлости, другим нижним чинам, состоящим на службе в сей роте и не имеющих ни медали, ни знака отличия Королевско-Прусских»[6].

И только в приказе Министерства Императорского Двора по Роте Дворцовых Гренадер от 31 января 1845 года под № 340 было объявлено, что:

«По соизволению Его Величества Короля Прусского, дозволить серебряные медали, пожалованные Его Величеством 1 июля 1842 года нижним чинам Роты Дворцовых Гренадер, в случае смерти кого-либо из них передавать, с разрешения моего, другим нижним чинам, состоящим на службе в сей роте, не имеющим ни медалей, ни знака отличия королевско-прусского»[7].

Однако, в Справочной книжке Императорской Главной квартиры, посвящённой частям Лейб-гвардии, полковник Владимир Константинович Шенк (1869 – 1947) указывает среди знаков отличия, присвоенных Роте Дворцовых гренадер:

«118-ть серебряных медалей ордена „Черного Орла“, пожалованных 1 Июля 1842 года Королем Прусским Фридрихом – Вильгельмом IV-м нижним чинам роты в память пребывания Его Величеством в С.-Петербурге.

Медали эти составляют собственность роты, а потому после смерти гренадер, носивших их, передаются с соизволения Императора Германского и с разрешения Министра Императорского Двора другим чинам роты, не имеющим ни медалей, ни знака отличия Королевско-Прусского»[8].

То есть, уже в начале XX века в отношении не только количества, но и принадлежности «медали 1842 года» к тому или иному ордену, царила неразбериха.

В русскоязычной же литературе по медалистике достаточно подробно описаны наградные, памятные, юбилейные медали и жетоны, пожалованные Августейшими шефами России и Пруссии своим подшефным иностранным полкам, соответственно, прусских и российских войск. Эту тему в свое время поднимали такие известные фалеристы, как В. Г. фон Рихтер[9], Е. В. Лозовский[10], Д. И. Петерс[11].

Но прусская серебряная медаль, ставшая собственностью Роты Дворцовых гренадер, несмотря на то, что она является редким и без сомнения уникальным образцом Россики, до настоящего момента почему-то была обделена вниманием отечественных исследователей.

Между тем, информация о медали, учреждённой 18 мая 1842 года, содержащаяся в немецкоязычных источниках второй половины XIX века, отличается куда большим единообразием.

В книге «Ehren-Zeichen (Kriegs-Denkzeichen, Verdienst- und Dienstalters-Zeichen) der erloschenen und blühenden Staaten Deutschlands und Österreich-Ungarns» выдающегося немецкого коллекционера и фалериста XIX века Карла Германа фон Гейдена (Хейдена; Karl Hermann von Heyden; 1840 – 1917), изданной в 1897 году, приводятся более детальные и подробные сведения об этой медали (в переводе с немецкого):

«18 мая 1842 года Фридрих Вильгельм IV учредил медаль и, будучи в Санкт-Петербурге на праздновании Серебряной свадьбы Императора Николая 13 июня (здесь, вероятно, опечатка, имеется ввиду – „июль“ – С.Г.) 1842 года, пожаловал 128 экземпляров оной Почетному караулу (т. е. Роте Дворцовых гренадер – С.Г.)»[12].

Штемпели для этой медали были изготовлены медальером Брандтом. Монтировкой королевской короны с кольцом для продевания ленты, которая припаивалась к верхнему краю медали, занимался ювелир Хоссауэр[13].

 

Прусская серебряная медаль ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille): аверс, реверс с вензелем Короля Фридриха Вильгельма IV (периода с 1842 по 1871 года), реверс с вензелем Императора Вильгельма I (периода с 1871 по 1908 года). Частные коллекции. Источник изображений: сеть «Интернет».

Согласно приводимому описанию, на аверсе медали помещалось рельефное изображение лицевой стороны креста ордена Красного Орла, в центральном медальоне которого располагался орел под короной. На реверсе медали чеканился вензель учредителя – Короля Фридриха Вильгельма IV, состоявший из готических литер: «F», «W» и цифры «IV» под этими литерами.

Лента для медали была установлена в двух разновидностях: для участников военных кампаний – черная с белой каймой по краям, аналогичная ленте ордена Железного Креста, а для остальных – присвоенная ордену Красного Орла, то есть белая с широкой оранжевой каймой по краям.

Фон Гейден также указывает диаметр медали – 25 мм. (без учёта короны) и вес – около 7 грамм с ушком, но без промежуточного звена[14].

Схожая информация содержится в более раннем прусском издании 1868 года: «Der Preußische Ordens-Herold. Zusammenstellung sämmtlicher Urkunden, Statuten und Verordnungen über die Preußischen Orden und Ehrenzeichen»[15].

Наконец, в другом более позднем фалеристическом сборнике, посвящённом прусским наградам: «Die preußischen Orden und Ehrenzeichen in originalgetreuen Abbildungen» 1895 года[16], помимо общих сведений, был опубликован рисунок аверса и реверса этой самой медали.

Рисунок прусской серебряной медали ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille): реверс с вензелем Короля Фридриха Вильгельма IV и аверс. Размещён в издании «Die preußischen Orden und Ehrenzeichen in originalgetreuen Abbildungen», 1895 год.

Таким образом, возникает путаница и по общему количеству медалей, пожалованных Роте Дворцовых гренадер: немецкие источники однозначно говорят о 128 медалях, С. А. Гринёв утверждает, что Роте было пожаловано 126 медалей, а В. К. Шенк вообще пишет о 118 штуках.

Данные по численности медалей, приводимые В. К. Шенком разумно подвергнуть сомнению, хотя бы потому, что эта информация, приводимая в упомянутом справочнике «Императорская Гвардия», содержит в себе ошибочные сведения и насчет принадлежности медали, которую Владимир Константинович почему-то отнес к ордену Чёрного Орла.

Не доверять же данным Гринева и немецким источникам нет оснований. Оттого, можно предположить, что изготовлено для Роты было именно 128 медалей, а вручено чинам роты только 126. Однако этот вопрос ещё требует дополнительного изучения.

Современный исследователь Уве Брюкнер утверждает, что медаль с вензелем Короля Фридриха Вильгельма IV, помимо указанных 128 экземпляров, предназначенных для Роты Дворцовых гренадер, получил также и один прусский солдат. Награждение состоялось в 1865 году в виде особого исключения[17].

Кроме того, существует вероятность, что в период с 1842 по 1871 года (учреждение новой версии медали с вензелем Императора Вильгельма I) некоторое количество наград могло быть выдано подданным другим иностранных государств.

Другой современный коллекционер и исследователь немецкой фалеристики Майк Эстельманн отмечает ещё один интересный факт: медаль, учрежденная 18 мая 1842 года, является самым ранним свидетельством изменения на прусских знаках отличия формы прусской же королевской короны на так называемую «широкую»[18].

Теоретически, возможно допустить предположение о том, что основой для прусской «Rote Adler-Medaille» мог послужить российский Знак Отличия ордена Святой Анны, версия которого для иностранных подданных достаточно схожа с рассматриваемой прусской наградой.

Косвенно эту гипотезу подтверждают следующие строки, приведённые в «Истории Роты Дворцовых гренадер»:

«Император Николай Павлович в бытность свою в Берлине, пожаловал Прусской Дворцовой роте знаки отличия Св. Анны – в 1829 г. 50 знаков, в 1835 – 35 знаков, в 1840 г. – 9 и в 1842 – 6.; а всего 100 знаков, которые по повелению Государя со смертью кавалера должны были передаваться следующим чинам»[19].

В уже упомянутой справке, составленной командиром Роты Дворцовых гренадер Егором Григорьевичем Качмаревым от 27 ноября 1843 года о вручении прусским ветеранам Знаков Отличия ордена Святой Анны сказано более подробно:

«По сделанной в Капитуле Российских орденов справке, оказалось: что прусской Дворцовой роты нижним чинам Всемилостивейше пожалованы знаки отличия Св. Анны 5-й степени в 1829 году, по отношению Вашей Светлости для 50 человек; в 1835 году, по отношению г.[осподина] Военного министра для 35 человек и в 1840 году для 9 человек, по отношению г.[осподина] генерал-адъютанта Адлерберга, в коем сказано: „что Государю Императору благоугодно было пожаловать знак ордена Св. Анны 5-го класса (т. е. Знак Отличия ордена Святой Анны – С. Г.) всем тем нижним чинам Прусской Дворцовой Унтер-офицерской роты и отряду Жандарм, состоящему при Его Величестве Короле Прусском, которые не имели сего знака, с тем, чтобы впоследствии старослужащим нижним чинам прусских войск, участвовавшим в кампаниях 1813, 1814 и 1815 годов, которые не имея нашего знака отличия ордена Св. Анны 5-го класса, будут поступать в означенную роту и отряд, сей знак, по мере их вступления в те части, был жалован“»[20].

То есть, прусский Король не один год подряд имел возможность наблюдать на чинах своей Дворцовой роты российскую награду. А в 1842 году, когда потребовалось сделать ответное пожалование, учреждая медаль ордена Красного Орла, мог позаимствовать некоторые дизайнерские решения (припаянную поверх диска медали Королевскую корону и крест ордена Красного Орла на аверсе) у Знака Отличия ордена Святой Анны.

Аверсы прусской серебряной медали ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) образца 1842 года и Знака Отличия ордена Святой Анны для иностранцев образца 1829 года. Пропорции произвольные. Частные коллекции. Источник изображений: сеть «Интернет».

С коллективной прусской наградой на иконографических источниках автору впервые пришлось столкнуться при идентификации знаков отличия, запечатлённых на фотографии третьего командира Роты Дворцовых гренадер полковника Тимофея Федотовича Шумиловского (1793 – 1878), размещённой во всё том же издании «История Роты Дворцовых гренадер».

Фотографический портрет полковника Тимофея Федотовича Шумиловского. Неизвестный фотограф. 1875 – 1877 годы. (дата создания оригинального фотоснимка). Размещён в издании «История Роты Дворцовых гренадер». 1912 год. В самом конце наградной колодки расположена прусская серебряная медаль ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) на ленте ордена Железного Креста.

Благодаря анализу нескольких источников[21], удалось установить, что в наградной колодке полковника Шумиловского запечатлены (слева направо): орден Святого Владимира IV степени с бантом за 25 лет, Знак Отличия Военного ордена, Знак Отличия ордена Святой Анны; серебряные медали «За взятие Парижа 19 марта 1814 года» на соединённой Андреевско-Георгиевской ленте, «За Турецкую войну» на Георгиевской ленте, «За взятие приступом Варшавы» на ленте ордена «Virtuti Militari», Знак Отличия «За Военное Достоинство» V степени, светло-бронзовая медаль «В память войны Крымской войны 1853 – 1856 годов» на Андреевской ленте.

Последняя медаль среди наград командира Роты Дворцовых гренадер обозначалась просто как: «серебряная прусская»[22]. На самой фотографии было хорошо заметно, что медаль висит на типичной прусской, чёрной с белой каймой ленте, аналогичной ленте ордена Железного Креста.

Учитывая факт участия Тимофея Федотовича в Заграничных походах Русской армии, о котором как раз и свидетельствует серебряная медаль «За взятие Парижа 19 марта 1814 года», можно было бы предположить, что это прусский «Militär-Ehrenzeichen» (Знак Воинского почёта), носившийся на такой же ленте и как раз вручавшийся от имени Прусского короля в 1813 – 1815 годах отличившимся русским солдатам.

Тему иностранных наград, в большей степени именно прусских, пожалованных российским солдатам за Заграничные походы 1813 – 1815 годов, автор подробно освятил в написанной более года назад в статье «Русско-прусские кавалеры» для журнала «Старый Цейхгауз», публикация которой до сих пор откладывается по причине непреодолимых обстоятельств. Стоит надеяться, что несмотря на непредвиденные трудности этот материал всё же будет напечатан.

Важно подчеркнуть, что несмотря на достаточное число пожалований этой прусской наградой, в отличии от того же прусского ордена «Pour le Mérite», вручавшегося столь массово, что его можно уверенно назвать одной из самых частых наград для русского офицера времен Наполеоновских войн, иностранные солдатские награды, в большинстве, получали опытные и заслуженные русские воины, нередко уже награждённые Знаком Отличия Военного ордена или Знаком Отличия ордена Святой Анны.

Таким образом, маловероятно, что начавший свою службу 20 сентября 1812 года в 1-й Запасной Артиллерийской бригаде двадцатилетний Шумиловский был удостоен достаточно высокой прусской награды. К тому же, при значительном увеличении фрагмента фотографии с наградной колодкой, можно разглядеть навершие в виде короны над диском самой медали, которого не могло быть у «Militär-Ehrenzeichen».

В «Золотую» Роту Тимофей Шумиловский был определён 1 сентября 1834 года, сразу унтер-офицером, 25 марта 1839 года произведён в фельдфебели Роты Дворцовых гренадер, а 27 мая 1843 года стал прапорщиком Роты[23].

То есть, на момент пожалования прусским Королём медалей, Шумиловский был фельдфебелем Роты, который, кстати, согласно штату, приравнивался к чину армейского подпоручика[24], но при этом считался нижним чином, и с подавляющей вероятностью, наравне с другими гренадерами, был удостоен именно этой награды.

Портрет штабс-капитана Роты Дворцовых гренадер Тимофея Федотовича Шумиловского. Увеличенный фрагмент картины «Вид галереи 1812 года в Зимнем дворце (Рота Дворцовых гренадер)». Художник Карл Карлович Пиратский (1813 – 1871). Бумага, акварель, карандаш, 43 х 35,5 см. 1861 год. Частная коллекция.

На другом групповом акварельном портрете кисти русского художника Карла Карловича Пиратского (1813 – 1871) «Вид галереи 1812 года в Зимнем дворце (Рота Дворцовых гренадер)», датируемого 1861 годом, Тимофей Федотович Шумиловский запечатлен в чине штабс-капитана Роты Дворцовых гренадер с этой же медалью[25], которая также просматривается в колодках и у нижних чинов.

Барабанщик, флейтисты и гренадеры Роты Дворцовых гренадер. Фотография из альбома «Armée russe, 1892». Фотографы Edouard de Jongh, Francis de Jongh. 1892 год. На увеличенных фрагментах с наградными колодками, стрелками выделены прусские серебряные медали ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) на лентах ордена Железного Креста.

Прусскую серебряную медаль ордена Красного Орла можно встретить на некоторых фотографиях чинов Роты Дворцовых гренадер, к примеру, размещённых во французском альбоме «Armée russe, 1892», созданным в этот же год фотографами братьями Эдуардом и Франциском де Йонг[26].

Благодаря этим бесценным источникам, можно не только проследить, что пожалованная прусским Королём медаль, спустя полвека по-прежнему продолжала исправно носиться чинами Роты, но и сделать две важные заметки.

Группа чинов Роты Дворцовых гренадер. Фотография из альбома «Armée russe, 1892». Фотографы Edouard de Jongh, Francis de Jongh. 1892 год. На увеличенных фрагментах с наградными колодками, стрелками указаны прусские серебряные медали ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) на лентах ордена Железного Креста.

Во-первых, прусские медали располагались в колодках после всех российских наград, как это и было законодательно установлено[27], однако же перед другими иностранными медалями.

Во-вторых, отсутствие медали у части чинов Роты Дворцовых гренадер можно объяснить тем, что некоторое количество медалей ещё продолжали носить отставные гренадеры, покинувшие службу.

Гренадер Роты Дворцовых гренадер. Фотография из альбома «Armée russe, 1892». Фотографы Edouard de Jongh, Francis de Jongh. 1892 год. На увеличенном фрагменте с наградной колодкой, стрелкой выделена прусская серебряная медаль ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) на ленте ордена Железного Креста.

В 1873 году состоялось еще одно пожалование чинам Роты Дворцовых Гренадер медалей ордена Красного Орла, но уже с вензелями Императора Вильгельма I:

«Его Императорское Королевское Величество Император Германский, король прусский изволил пожаловать: <…> 29-ти гренадерам Роты Дворцовых гренадер, имеющим 3 и 4 классы креста Св. Георгия – медаль Красного Орла на чёрно-белой ленте»[28].

Медаль подобного образца ныне хранится в коллекции Государственного Эрмитажа, но, разумеется, сказать о том, входила ли она в число тех 29 медалей или была вручена кому-то другому – затруднительно.

Серебряная медаль ордена Красного Орла (Rote Adler-Medaille) с вензелем Императора Вильгельма I. Медальер Анри-Франсуа Брандт (1789 – 1845), Мастер Иоганн Георг Хоссауэр (1794 – 1874). Германия (Пруссия). Серебро, чеканка, монтировка, 25х45 мм. После 1871 года. Государственный Эрмитаж, Инв. № ИО-16041.

Однако, при раздаче медалей выяснилось, что у пяти гренадеров – Василия Мелентьева, Леопольда Окнинского, Ерофея Пилихина, Анисима Балабы (Балобы) и Епифана Федорова:

«…оказались уже подобные медали, переданные им из числа пожалованных покойным Королем Прусским Фридрихом Вильгельмом IV, во время пребывания Его Величества, в 1842 году, в С.Петербурге. Те и другие медали совершенно одинаковы, кроме Императорского девиза и на таких же лентах.»[29].

Затем между российским и германским Дворами состоялась долгая переписка, за время которой Анисим Балаба (Балоба) умер, а Василий Мелентьев был уволен по болезни в отставку.

В итоге, остальным трём гренадерам, вместо повторного награждения медалями ордена Красного Орла, 13 мая 1874 года были вручены «медали „За военные заслуги“ на чёрно-белой ленте»[30] (вероятно, под этим названием подразумевались именно «Militär-Ehrenzeichen»), но с тем условием, что эти награды после смерти кавалеров не передавались бы другим гренадерам, а должны были возвращены Германскому Правительству[31].

После начала Первой Мировой войны, все прусские медали, как и любые другие германские награды, запрещались к ношению[32]. Суммарно Рота проносила прусские медали ордена Красного Орла около 72 лет. Что стало в дальнейшем с медалями для Роты Дворцовых гренадер, символизирующими когда-то дружбу между российским Императором и прусским Королём – доподлинно неизвестно.

Таким образом, чтобы полноценно ответить на вопрос Д. А. Клочкова, пришлось провести небольшое расследование, собрав воедино корпус разрозненных источников. Остаётся надеяться, что рано или поздно обнаружится подлинный экземпляр прусской серебряной медали ордена Красного Орла с вензелем Короля Фридриха Вильгельма IV, принадлежавший когда-то именно русскому Дворцовому гренадеру.

Автор благодарит историка-униформолога Дмитрия Алексеевича Клочкова за помощь в подготовке статьи

[1] Клочков Д. А. Гвардейская пехота. Специальные команды и категории, отдельные части. Обмундирование, снаряжение и вооружение Российской императорской армии. 1914 –1917. М.: Русские витязи. 2013. – С. 300-353.

[2] Гринев С. А. История Роты Дворцовых гренадер. К столетию Отечественной войны. / Составил гв. полковник С. А. Гринёв. СПб.: Тип. Гл. Управления Уделов. 1912. – С. 1-2.

[3] Вилинбахов Г. В. Золотая рота // Родина. Российский исторический иллюстрированный журнал. М., 2000. – № 11. 2000. – C. 63-64.

[4] Баландин В. С. Французский образец для Роты Дворцовых гренадер Николая I. // Творчество и современность. Новосибирск: Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств. – № 3 (7).  2018 – С. 57-61.

[5] Гринев С. А. Указ. соч. С. 53-54.

[6] РГИА. Ф. 472. Оп. 3. Д. 452. Л. 2. Справка полковника Качмарёва от 27.11.1843.

[7] Там же. Л. 5. Приказ по Роте Дворцовых Гренадер Министерства Императорского Двора от 31.01.1845 №340.

[8] Императорская Гвардия. Изд. 2-е. Испр. и доп. под ред. В. К. Шенк. По 1-е мая 1910 г. / Справоч. кн. Имп. Гл. Квартиры. СПб.: Тип. В. Д. Смирнова. 1910. – С. 119.

[9] Рихтер фон В. Г. Собрание трудов по русской военной медалистике и истории. Париж: Первая Украинская типография во Франции. 1972. – С. 359-360.

[10] Лозовский Е. В. История одного заблуждения (атрибуция шефской медали 1843 г). // Петербургский коллекционер. СПб., 2006. № 5 (40). – С. 24-25.

[11] Петерс Д. И. Наградные медали для офицеров и солдат полков прусских войск, шефами которых состояли российские императоры // Нумизматика. Научно-информационный журнал. М.: Нумизматическая литература. – № 15 (Ноябрь 2007). 2007. – С. 41-45.

[12] Ehren-Zeichen (Kriegs-Denkzeichen, Verdienst- und Dienstalters-Zeichen) der erloschenen und blühenden Staaten Deutschlands und Österreich-Ungarns. / Von Hermann v. Heyden, Kammerherr Sr. Hoheit des Herzogs von Sachsen-Meiningen, Major z. D. 1897. Meiningen: Kommissions-Verlag von Brückner & Renner, Herzogl. Hofbuchhandlung. – S. 131., № 539, 539a.

[13] Ibid.

[14] Ibid.

[15] Der Preußische Ordens-Herold. Zusammenstellung sämmtlicher Urkunden, Statuten und Verordnungen über die Preußischen Orden und Ehrenzeichen. Mit 18 in Tafeln Farbendruch. / Von F. W. Hoeftmann, Geb. Registrator bei der Königlichen General-Ordens-Kommission. Berlin: Königliche Hofbuchhandlung von E. S. Miller & Sohn. 1868. – S. 64.

[16] Die preußischen Orden und Ehrenzeichen in originalgetreuen Abbildungen. Mit erläuterndem Tert. / Von G. Lange Premierlieutenant a. D. und Archivar im Großen Generalstabe. – Achte Auflage. Berlin: Verlag der Liebelschen Buchhandlung, SW., Dessauerstr. 19. 1895. – S. 23-24., Tabel sämmtlicher Preussischer Orden und Ehrenzeichen. № 46, 47.

[17] Uwe Brückner. Die Medaille des Königlichen Roten Adler Orden [Elektronische Ressource]. // Imperial German Orders, Medals & Decorations. Zugriffsmodus: http://www.medalnet.net/RAO_Medaille.htm Abgerufen: 25.07.2020. (Ordensjournal. Berlin. – Ausgabe 5. / Februar 2007.)

[18] Mike Estelmann. Neue Erkenntnisse zu den Modellen des Königlich Preußischen Kronenordens [Elektronische Ressource]. // Deutsche Gesellschaft für Ordenskunde e.V. Verein für Phaleristik. Zugriffsmodus: https://www.deutsche-gesellschaft-fuer-ordenskunde.de/DGOWP/links/dokumente/modelle-des-kronenordens/ . Abgerufen: 25.07.2020.

[19] Гринев С. А. Указ. соч. С. 229., № 39.

[20] РГИА. Ф. 472. Оп. 3. Д. 452. Л. 2. Справка полковника Качмарева от 27.11.1843.

[21] Придворный Календарь 1857. СПб.: При Имп. Академии Наук. [1857.]. – С. 108; Список полковникам по старшинству. Составлен на 1 июня 1877 года. СПб.: В Воен. тип. 1877. – С. 137; Гринёв С. А. Указ. соч. С. 275-277.

[22] Придворный Календарь 1857. <…> С. 108.

[23] Гринев С. А. Указ. соч. С. 276.

[24] Там же. С. 188. Правила формирования Роты Дворцовых гренадер., § 8.

[25] Подробнее об атрибуции персонажей на этой картине и о Т. Ф. Шумиловском см. Русские портреты XVIII – начала ХХ века. Материалы по иконографии. Выпуск VIII. / Комитет по русской иконографии; [Сост. С. А. Подстаницкий]. М.: Фонд «Русские Витязи». 2019. – С. 168-172.

[26] Armée russe, 1892. / [photogr. par Edouard et Francis de Jongh]. Paris, 1892.

[27] Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. Третье. [C 1 марта 1881 г. по 1913 г.]. [В 33-х т.] СПб., Пг.: Гос. тип. 1885 – 1916. – Т. IX. № 6445; № 6445: Штаты и табели., § 10, 11.

[28] РГИА. Ф. 472. Оп. 7. Д. 307. Л. 2.

[29] Там же. Л. 10.

[30] Там же. Л. 23.

[31] Там же. Л. 31.

[32] Приказ по Военному ведомству от 02.08.1914 № 486; Также опубликован: Разведчик. Журнал военный и литературный. Пг.: Т-во В. А. Березовского. 1914. – № 1243. – С. 541.

С уважением, Сергей Головин

Награды Российской империи (Купить)

Награды императорской России (Каталог)

_________________

Обсудить материал на форуме >>>

Рекомендуем

Дела Ольденбургские

Многие портреты неизвестных безропотно ждут своего часа атрибуции долгие годы. Например, в

Гессенский случай

Обычно подготовка материала статьи занимает у автора как минимум две-три недели. По
Перейти К началу страницы