Легенды Кремля

Легенды Кремля: русский романтизм и Оружейная палата

in Новости музеев 3127 views

В выставочных залах Патриаршего дворца и Успенской звонницы Музеев Московского Кремля 13 октября 2023 го­да откроется выставка, посвя­щённая Оружейной палате пе­риода осмысления национальной истории в XIX веке. Проект про­де­монстрирует, как пере­пле­тают­ся вымысел и действительность в истории уникальных памятников из кремлевского собрания.

Выставка «Легенды Кремля:  русский романтизм и Оружейная палата» пройдёт в Музеях Московского Кремля

Предания окружали предметы из царской казны на протяжении столетий: особенно дол­говечной оказалась легенда о дарах, якобы присланных византийским императором великому князю Владимиру Мономаху. Но именно в начале XIX века любители древностей пере­осмысляют эти предания и в творческом порыве соз­дают новые мифы. В Оружейной палате, учрежденной в качестве музея императором Александром I в 1806 году, закладываются основы изучения музейного собрания. При этом многие вещи получали вымышленные атрибуции, подчёркивавшие их связь с известными русскими правителями и другими выдающимися деятелями.

  • Шлем (приписывался казанскому хану Шах-Али). Османская империя, вторая половина XVI в. Музеи Московского Кремля
  • Рыцарские доспехи «Древнее вооружение» для наследника царского престола Александра Николаевича. Златоустовская оружейная фабрика, 1828–1833. Златоустовский городской краеведческий музей
  • Арчак (изображён на картине А.Д. Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею»). Москва, мастерские Кремля, вторая половина XVII в.; алтабас – Иран, вторая половина XVII в. Музеи Московского Кремля

Благодаря работам исследователей Оружейной палаты и авторов путеводителей XVIII-XIX веков в кремлевском собрании появились «детские доспехи великого князя Дмитрия Донского», «шлем Св. Александра Невского», «шлем, наручи и щит князя Мстислава Владимировича», «сабля и цепь великого князя Владимира Мономаха», «шлем великого князя Юрия Всево­лодовича», «посохи Андрея Боголюбского и Ивана Калиты». На самом деле, названные так памятники были созданы в XVI-XVII веке и не имели никакого отношения к этим персонажам русской истории, жившим гораздо раньше. На протяжении XIX века одни авторы опровергали других, но при этом сами нередко предлагали не менее смелые и фантастические версии.

  • Иван Грозный. Скульптура. Марк Матвеевич Антокольский. Санкт-Петербург, 1870-е гг.; отливка – Париж, 1901–1902. Государственный музей истории религии, Санкт-Петербург
  • Трон (приписывался вели­кому князю Ивану III и царю Ивану IV Грозному). Москва, Оружейная палата (?), 1654–1667; отдельные пластины спинки и двуглавый орёл над ней – Москва, XIX в. (?). Музеи Московского Кремля
  • Портрет поэта Василия Андреевича Жуковского. Орест Адамович Кипренский. 1816. Государственная Третьяковская галерея, Москва
  • Залы Оружейной палаты в Кремле с групповым портретом сотрудников музея. Николай Алексеевич Бурдин. 1846. Государственный исторический музей, Москва (На первом плане —групповой портрет сотрудников Оружейной палаты. В центре (слева направо) изображены М.Н. Загоскин и А.Ф. Вельтман; крайний справа—будущий известный историк и археолог, один из основа­телей Исторического музея И.Е. Забелин, принятый в 1837 г. в Оружейную палату на должность канцелярского служителя второго разряда. В год создания картины он был уже довольно известным автором ряда статей по материалам архива Оружейной палаты и состоял делопроизводителем в Комитете по подготовке издания «Древности государства Российского». На картине показан интерьер старого здания Оружейной палаты, возве­денного по проекту И.В. Еготова).

Такой известный экспонат Оружейной палаты как Костяной трон в XIX веке воспринимался как дар, якобы поднесенный греческим послом великому князю Ивану III Васильевичу по случаю его бракосочетания с Софьей Палеолог. Позже он и вовсе обретает нового вымышленного владельца в лице царя Ивана Грозного — вполне возможно, из-за хорошо известной скульптуры М.М. Антокольского (1843-1902), изобразившего Ивана IV именно на этом троне. Фан­тас­ти­чес­кой биографией обзаводится и созданная в 1682 году Шапка Мономаха второго наряда — она становится «венцом великой княгини Ольги», которая вывезла его из Царь­града, а также короной, которая «употреблялась царем Иоанном Васильевичем в меньших выходах».

  • Шапка Мономаха Второго наряда (в начале XIX вв. считалась короной Таврической и венцом княгини Ольги). Москва, мастерские Кремля, 1682. Музеи Московского Кремля
  • Государственный щит (приписывался князю Мстиславу Великому). Москва, мастерские Кремля, последняя четверть XVII в. Музеи Московского Кремля
  • Портрет цесаревича великого князя Александра Николаевича в рыцарских доспехах. Алоизий Петрович Рокштуль. 1850. Государственный исторический музей, Москва
  • Тарч. Москва, вторая половина XVII в. Музеи Московского Кремля

Экспозиция включает более ста тридцати предметов из коллекции Музеев Московского Кремля и российских музеев – ГМИИ им. А.С. Пушкина, Государственного исторического музея, Русского музея, ГМЗ «Царское село», Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея истории религии, ГМЗ «Петергоф», Златоустовского городского краеведческого музея, Государственного музея А.С. Пушкина, Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства.

Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею. Александр Дмитриевич Литовченко. Россия, 1875. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею. Александр Дмитриевич Литовченко. Россия, 1875. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  • Рыцарские доспехи «Древнее вооружение» для наследника царского престола Александра Николаевича. Златоустовская оружейная фабрика, 1828–1833. Златоустовский городской краеведческий музей
  • Парадная алебарда (по легенде, принадлежала телохранителю Лжедмитрия I). Москва, мастерские Кремля (?), конец XVII – начало XVIII в. Музеи Московского Кремля
  • Доспех Радостного рыцаря. Санкт-Петербург, 1826. Государственный музей-заповедник «Царское Село», Санкт-Петербург

Посетители узнают о патриотическом подъёме, вызванном напо­лео­нов­скими войнами, и увлечении Средневековьем в эпоху роман­тизма, особенно ярко проявившихся в эпоху Николая I. Они также познакомятся с причинами возникновения исторических мифов, выяснят, какие экспонаты имеют двойную атрибуцию – реальную и легендарную, и почему некоторые легенды Оружейной палаты живы до сих пор.

Портрет императрицы Александры Фёдоровны. Франц Крюгер (?). 1852–1857. Государственный исторический музей, Москва
Портрет императрицы Александры Фёдоровны. Франц Крюгер (?). 1852–1857. Государственный исторический музей, Москва

Музеи Московского Кремля

Выставочный зал Успенской звонницы, Выставочный зал Патриаршего дворца.

13 октября 2023  – 14 января 2024 года

Пресс-служба Музеев Московского Кремля
[email protected]
Тел.: +7 (495) 695-41-87
18.08.2023


12 октября 2023 г.

В выставочных залах Патриаршего дворца и Успенской звонницы Музеев Московского Кремля 13 октября 2023 го­да открылась выставка «Легенды Кремля:  русский романтизм и Оружейная палата».

Мы с вами находимся в самом сердце русского романтизма. Это тот период в нашей истории, когда создавались многие легенды, связанные с памятниками, сохранившимися в Оружейной палате, когда после Наполеоновских войн возникает такое явление, как подъём русского национального самосознания, изучение истории, романтизация истории и определённые события, связанные с теми памятниками, которые попали в Оружейную палату. Теперь получают новое значение, новые атрибуции, часто романтические. Многие памятники «назначались» свидетелями тех или иных исторических событий, начиная с крещения Руси. Поэтому обо всём том, что происходило с известными, хорошо известными, любимыми памятниками, многие из которых вам знакомы на протяжении долгого периода, мы хотели бы вам рассказать.

Е. Ю. Гагарина
Генеральный директор
Государственного историко-культурного
музея-заповедника «Московский Кремль»

К сожалению, многие пришедшие на открытие не верно поняли основную направленность представленных предметов: они рассматривали их как музейные вещи, не обращая внимание на загадки и истории, связанные с ними. А на выставке есть на что посмотреть и очень много можно узнать нового об известных предметах: многие представленные экспонаты за долгую музейную жизнь неоднократно поменяли свой «стопроцентный» провенанс стараниями известнейших же историков. Смысл выставки мы поняли так: если ранее историки могли подгонять данные, то и тем более сегодня нужно быть внимательными и очень осторожными. Это относится и к историкам и к тем, кому они преподносят свои заключения.

Любопытна история «омолаживания» костяного трона Ивана III, созданная Алексеем Фёдоровичем Малиновским, первоначально поддержанная многими, но опровергнутая в последующие годы. Собственно, многие предметы, представленные на выставке, со временем стали много моложе.

Неожиданные истории и у доспехов, которые оказались совсем не тем, чем ожидалось. А уже доспех «князя Владимирского Дмитрия Донского» просто стоит увидеть.

А известный любителям истории щит тарч — интереснейшим образом представлен Сергеем Орленко.

Интересен эскиз к картине «Царскосельская карусель», на котором представлена Царская чета. Этот эскиз показывает серьёзную смену идеи последующей картины. Хотя, по нашему мнению, эскиз в его незаконченном виде, выглядит интереснее окончательной работы.

Для пояснения мы представим несколько выдержек из любезно подаренного нам Музеями Московского Кремля каталога выставки «Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата», которым можно читать отдельно, как книгу, а для понимания выставки этот каталог рекомендуем к приобретению.

Кстати, в каталоге (правильнее сказать не в каталоге, а в книге) можно прочитать про картину Александра Дмитриевича Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею». Многие изображённые на картине предметы, как оказывается, сохранились до сих пор и их можно увидеть, а если не увидеть, то прочитать об их истории и, что особенно захватывающе, о совершенно новых данных о них.

Ковёр. Россия, 1840-е гг. Холст, шёлк, бархат, шерстяные и шёлковые нити, бисер; вышивка. ГМЗ "Петергоф", Санкт-Петербург
Ковёр. Россия, 1840-е гг. Холст, шёлк, бархат, шерстяные и шёлковые нити, бисер; вышивка. ГМЗ «Петергоф», Санкт-Петербург

Ковёр. Россия, 1840-е гг. Холст, шёлк, бархат, шерстяные и шёлковые нити, бисер; вышивка. ГМЗ «Петергоф», Санкт-Петербург (фрагмент)

Ковёр вышит гобеленовым швом шерстяным гарусом и бисером по кан­ве — так называемая «берлинская работа». На нём изображена сцена из ро­мантической баллады «Дочь ювелира» немецкого поэта Иоганна Людвига Уланда (1787-1862) — рыцарь делает предложение руки и сердца дочери ювелира и вручает ей обручальное кольцо. Стихотворение И.Л. Уланда вдохновило немецкого художника дюссельдорфской школы Вильгельма Неренца (1804-1871) на создание четырёх живописных полотен, написанных им в 1833 г. Оригиналы находятся в Рейнском региональном музее в Бонне.

В 1836 г. Фридрих Ольдерманн (1802-1874) выполнил с этих картин гравюры, которые впоследствии публиковались в модных изданиях и аль­бомах с рисунками для вышивок. Сюжет был очень популярен и воспро­изводился не только в вышивках, но и на фарфоровых изделиях немецких мануфактур.

Марина Казнакова
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023

Шлем (шапка ерихонская, ерихонка). Османская империя (?), конец XVI — начало XVII в., декор — Москва, Оружейная палата, 1621. Мастер Никита Давыдов. Музеи Московского Кремля

Шлем был изготовлен одним из лучших придворных оружейников Ники­той Давыдовым для царя Михаила Фёдоровича. Выполненный из булатной стали шлем с наушами, козырьком, носовой стрелкой и назатыльником относится к тому восточному типу, который в России XVII в. получил название «шапки ерихонской». Шапка ерихонская царя Михаила Фёдоро­вича украшена насеченным золотом мелким растительным орнаментом, драгоценными камнями и эмалью. В верхней части носовой стрелки закре­плена золотая пластина с рельефным изображением архангела Михаила с крестом и мечом в руках.

В XIX в. шлем, изготовленный для царя Михаила Фёдоровича, стал шлемом великого князя Александра Невского. Это было связано с популярностью средневековой истории и обращением к национальному прошлому в духе патриотического романтизма, характерным для большинства европейских стран, включая Россию. Всё это обусловило интерес к разнообразным реликвиям, который не только совпал с развитием музейного дела в этот период, но и, вероятно, повлиял на него. Однако любителям древностей не всегда удавалось найти артефакты, связанные с той или иной исторической личностью, и в таких случаях исследователи зачастую давали волю фантазии, изобретая для настоящих памятников русской истории более интересную «биографию».

Александр Ковалев, Фёдор Панфилов
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
  • Скипетр. Стамбул, 1638. Музеи Московского Кремля
  • Сабля с ножнами. Османская империя, последняя четверть XVIII в.; клинок — Османская империя, конец XVII — первая треть XVIII в. Музеи Московского Кремля
Байдана. Москва, XVI в. Музеи Московского Кремля
Байдана. Москва, XVI в. Музеи Московского Кремля

Байдана — разновидность кольчатого доспеха, представляющая собой рубаху, сплетённую из плоских колец большого диаметра. В бою она, по-видимому, играла роль дополнительного внешнего доспеха, так как значительные по размеру кольца не могли обеспечить надежную защиту от стрел.

Байдана из собрания Музеев Московского Кремля изготовлена из цельносечёных и сведенных внахлёст колец, сплетённых традици­онным образом — четыре в одно. Доспех имеет круглый ворот и прямые рукава до локтя. На внешней стороне колец выбита надпись: С НАМИ БОГ НИКТОЖЕ НА НЫ. В Росписи казны 1647 г. упоминается байдана с отче­каненными на кольцах словами. Такая же находилась в составе походной оружейной казны царя Алексея Михайловича во время Смоленской и Ви­ленской кампаний в 1654 и 1655 гг. Переписная книга 1686/1687 г. фиксирует наличие на ней трёх медных посеребрённых мишеней, однако, согласно Описи Оружейной палаты 1711 г., в начале XVIII столетия их уже не было. В отличие от кольчуг и панцирей, русские байданы в музейных собраниях единичны. Ближайшей аналогией кремлёвского доспеха является байдана XVI в. из коллекции Государственного исторического музея, которая, если верить владельческой надписи на кольцах, принадлежала дьяку Ивану Григорьевичу Выродкову (умер в 1568 г.).

Кольчуга. Москва, XVI в. Музеи Московского Кремля

На протяжении всего XIX в. принадлежность кольчуги князю П.И. Шуйскому не вызывала сомнений ввиду наличия именной мишени. Лишь в 1925 г. историк С. В. Бахрушин предложил новый взгляд на этот известнейший памятник Оружейной палаты. Он соотнёс кольчугу с доспехом, который был захвачен в 1646 г. казачьим отрядом, посланным из Берёзова на усмирение кочевавшей в низовьях Оби «воровской самояди». Взятый у кочевников доспех, на котором находилась мишень с надписью о принадлежности князю П.И. Шуйскому, был отослан в Тобольск, а затем, как считал исследователь, — в Оружейную палату в Москве. Основываясь на сведениях о том, что в ходе раскопок на месте Кашлыка — столицы сибирского ханства — была найдена ещё одна медная мишень с именем П.И. Шуйского, он выдвинул осторожную гипотезу о том, что после гибели князя его имущество перешло в царскую казну, а затем кольчуга могла быть пожалована царем Иваном Грозным покорителю Сибири Ермаку. Таким образом, С. В. Бахрушин отождествил кольчугу П.И. Шуйского с доспехом, который, по переданной в некоторых летописях легенде, сыграл роковую роль в судьбе казачьего атамана: считается, что, спасаясь бегством, Ермак под его тяжестью утонул в реке. После его гибели кольчуга стала драгоценным трофеем воинов хана Кучума, несколько раз меняла владельцев, пока в середине XVII в. не была захвачена казаками. Сейчас эта гипотеза расценивается как безосновательная. В частности, Р.Г. Скрынников указывает на отсутствие в источниках сведений о пожаловании царём Иваном Грозным Ермаку какого-либо доспеха, а в Сибири, по его мнению, она могла оказаться в бытность князя П.И. Шуйского воеводой в Казани.

Александр Ковалев, Сергей Орленко
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
  • Доспех Радостного рыцаря. Санкт-Петербург, 1826. ГМЗ «Царское село», Санкт-Петербург
  • Доспех Печального рыцаря. Санкт-Петербург, конец XVIII (?) — первая половина XIX в. Музеи Московского Кремля

При императоре Петре I в России был введён похоронный ритуал, заим­ствованный из траурных церемониалов европейских государств. Траурную процессию похорон императора сопровождали два рыцаря: один — Радост­ный, в золотых доспехах с ярким плюмажем и поднятым мечом, едущий на лошади, другой — Печальный, в чёрных доспехах с чёрными страусовыми перьями на шлеме, следующий пешком с опущенным мечом. Церемониал отводил латникам важную роль визуализации идеи о преемственности власти в монархии: рыцари воспринимались как символ данной Богом, неподвластной смерти, вечной власти императоров и представляли незы­блемость законной власти государей. Золотой латник отождествлялся с новым монархом, а чёрный — с усопшим правителем.

Представленный на выставке доспех Радостного рыцаря из коллек­ции Государственного музея-заповедника «Царское Село» был изготовлен в 1826 г. для церемонии похорон императора Александра I, скончавшегося 19 ноября (1 декабря) 1825 г. в Таганроге.

В начале декабря 1825 г. специально учрежденная Печальная комис­сия заказала в Санкт-Петербургском арсенале два доспеха, позолоченный и покрашенный чёрной краской, которые были необходимы для похорон­ной процессии в Санкт-Петербурге. Одновременно в Санкт-Петербургский арсенал были доставлены для ремонта старые латы, использовавшиеся при погребении императора Павла I, которые было решено задействовать в церемонии перенесения тела императора Александра I в Москве.

После церемонии обе пары доспехов были возвращены обратно в Санкт-Петербургский арсенал, где они хранились в специальной траур­ной комнате Достопамятного зала. В последующие годы один комплект лат Радостного и Печального рыцарей оказался в Придворно-конюшенном музее, откуда в 1927 г. был передан в Екатерининский дворец-музей.

Владимир Векшин
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Доспех Печального рыцаря. Санкт-Петербург, конец XVIII (?) - первая половина XIX в. Музеи Московского Кремля
Доспех Печального рыцаря. Санкт-Петербург, конец XVIII (?) — первая половина XIX в. Музеи Московского Кремля

Доспех, состоящий из шлема с оплечьем, кирасы, рукавов и перчаток, набедренников и сапог, выполнен из тонкого железа (жести); отдельные немногочисленные детали изготовлены из латуни. Все части доспеха вы­крашены чёрной краской и соединены между собой ремнями с железными пряжками.

Доспех предназначался для использования в печальных церемони­ях погребения императоров. В похоронной процессии Печальный рыцарь в чёрном доспехе следовал за Радостным рыцарем, держа обнаженный меч остриём вниз. В отличие от Радостного рыцаря, ехавшего верхом, Пе­чальному рыцарю надлежало участвовать в процессии пешим, что делало особенно актуальным небольшой (по сравнению с обычным) вес доспеха.

Согласно опубликованной в конце XIX в. Описи Московской Ору­жейной палаты, представленный на выставке доспех участвовал в церемо­нии погребения императора Николая Павловича в 1855 г.: «Латник пеший в чёрных латах с опущенным забралом с обнаженным и опущенным вниз мечом, эфес которого обвит чёрным флёром». По мнению исследователя В. А. Векшина, существует вероятность, что этот же доспех могли исполь­зовать в церемониях перезахоронения императора Петра III и погребения императора Павла I.

Сергей Орленко
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
  • Максимилиановский доспех. Западная Европа, первая четверть XVI в. Музеи Московского Кремля. Максимилиановским (нем. Maxivniliansharnisch) или рифлёным (нем. Riefelharnisch) принято называть немецкий латный доспех первой трети XVI в., выполненный в характерном стиле. Для него типичны выраженная окантовка краев пластин, которой с помощью дополнительного гофриро­вания придавали форму витых верёвок, и, как правило, обилие рифленых линий, превращающих рёбра жесткости в элемент декора.
  • Рыцарские доспехи «Древнее вооружение» для наследника царского престола Александра Николаевича. Златоустовская оружейная фабрика, 1828–1833. Златоустовский городской краеведческий музей
Детский доспех. Россия (?), середина - вторая половина XVII в. Музеи Московского Кремля
Детский доспех. Россия (?), середина — вторая половина XVII в. Музеи Московского Кремля

Согласно распространённым в оружейной палате XIX столетия устным преданиям, представленный на выставке доспех принадлежал великому князю Владимирскому Дмитрию Донскому. Об этом писали авторы первых путеводителей П.П. Свиньин и особенно С. Романчиков, утверждавший, что юный князь, облачённый в эти латы, выступил на поле битвы против своего дяди, суздальского князя Дмитрия Константиновича. Эта легенда привлекла внимание Ф.Г. Солнцева — художника, известного своими рисунками памятников оружейной палаты, посетившего Москву в 1830 г. Когда Ф.Г. Солнцев пожелал зарисовать доспех Дмитрия Донского, академик А. Н. Оленин, хорошо знавший собрание музея, предостерёг его, написав, чтобы тот не доверял «наменованиям, данным в Оружейной палате разным предметам старинного нашего оружия», сославшись на пылкое воображение бывшего главы экспедиции кремлевского строения П.С. Валуева и уже упомянутого П.П. Свиньина. Оба они, по словам А.Н. Оленина, были склонны безо всякого основания приписывать музейные памятники героям русской древности. Легенда, в конечном счёте, оказалась не слишком жизнеспособной, во всяком случае в учёной среде: более поздние путеводители, описи и исследования либо не упоминают, либо опровергают принадлежность доспеха Дмитрию Донскому.

Александр Ковалев
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
  • Кипренский О.А. Портрет поэта Василия Андреевича Жуковского. 1816. ГТГ
  • Алексей Фёдорович Малиновский. 1820-е. Государственный музей А.С. Пушкина, Москва

Алексей Федорович Малиновский (1762-1840) — главный управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел (1814-1840), сенатор, историк, археограф, писатель и переводчик, брат первого директора Цар­скосельского лицея Василия Федоровича Малиновского. Одной из заслуг А.Ф. Малиновского является его активное участие в переводе и первом издании рукописи «Слова о полку Игореве» в 1800 г.

Алексей Федорович был дружен с С. Л. Пушкиным, отцом поэта, бывал в его московском доме. Александр Сергеевич Пушкин встречался с А.Ф. Малиновским в 1820-1830-х гг. в период работы в московских архивах над «Историей Пугачева» и «Историей Петра». В черновиках статьи «Слово о полку Игореве» поэт назвал А.Ф. Малиновского среди «истинных знатоков, своим авторитетом подтвердивших подлинность памятника».

Лидия Карнаухова
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Орас Верне. Кавалькада. Эскиз к картине "Царскосельская карусель" 1843 г. 1842-1843. ГМИИ имени А.С. Пушкина
Орас Верне. Кавалькада. Эскиз к картине «Царскосельская карусель» 1843 г. 1842-1843. ГМИИ имени А.С. Пушкина

Эскиз и картина1 (см. также кат. № 31), представляющие своеобразный се­мейный портрет правящей фамилии, выполнены во время второго приезда О. Верне (1789-1863) в Россию в 1842-1843 гг.

Картина изображает императора Николая I и его семью во время костюмированного празднества в Александровском парке Царского Села, которое состоялось в 1842 г. в связи с 25-летием со дня бракосочетания Нико­лая I и прусской принцессы Фредерики-Луизы-Шарлотты-Вильгельмины. Царь Николай I, а также великий князь Александр Николаевич и герцог Лейхтенбергский одеты в подлинные доспехи XVI в., названные в честь не­мецкого императора «максимилиановскими» и представляющие гордость царской военной коллекции. Композиционным центром картины является императрица Александра Фёдоровна в платье из золотной парчи и синего бархата, за ней изображены великие княжны Ольга Николаевна и Алек­сандра Николаевна в средневековых платьях, отороченных горностаем.

На эскизе наиболее близки к картине образы императора Николая I и его жены Александры Федоровны. Однако если на картине сюжетным центром является императрица и почти все персонажи обращены к ней, то на эскизе на переднем плане представлен император Николай I. Кроме того, главные фигуры показаны в движении слева направо, а не справа налево, как на картине. И на эскизе все действующие лица изображены верхом, тогда как на картине великие князья Николай Николаевич и Ми­хаил Николаевич представлены идущими справа на переднем плане, рядом с кавалькадой.

Елена Шарнова
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Каспар Давид Фридрих. Жуковский Василий Андреевич и братья Тургеневы Александр Иванович и Сергей Иванович. 1827. Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
Каспар Давид Фридрих. Жуковский Василий Андреевич и братья Тургеневы Александр Иванович и Сергей Иванович. 1827. Государственный музей А.С. Пушкина, Москва

Слева вверху в пояс ограды вплетена авторская надпись: ВАСИЛИЙ ЖУКОВСК1Й; в нижний пояс: 30 ИЮЛЯ. На верхней планке подрамника надпись чёрной тушью: КАРТИНА ФРИДРИХА, / ЗАКАЗАННАЯ АЛЕКСАНДРОМЪ ТУРГЕНЕВЫМЪ И ПОДАРЕННАЯ В.А. ЖУКОВСКОМУ. / ИЗОБРАЖАЕТ ФИГУРЫ ДВУХЪ ТУРГЕНЕВЫХЪ И ЖУКОВСКОГО / СРЕДНИЙ ЖУКОВСКIЙ. На нижней планке подрамника на приклеенном слева картоне надпись железо-галловыми чернилами: ДВА ХУДОЖНИКА ФРИДРИХА / ДРУЗЬЯ ЖУКОВСКОГО ПЕЙЗАЖИСТЪ, ОСОБЕННО ДРУЖЕНЪ / СЪ ЖУКОВС<КИМ>, А ДРУГОЙ, КОТОРЫЙ ПОРТРЕТИСТЪ, ГЕРМАНСКIЕ / ХУДОЖНИКИ/ (СО СЛОВ J. SEIDLIR). Там же, в середине, помещена надпись чёрной тушью: КАСПАРЪ ДАВИДЪ ФРИДРИХЪ /1774-1840; в нижнем правом углу: М.В. БЭЕ<РЪ>.

Лидия Карнаухова
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
  • Портрет императрицы Александры Фёдоровны. Франц Крюгер (?). 1852–1857. Государственный исторический музей, Москва
  • Портрет великой княжны Александры Павловны в русском костюме. 1790-е гг. ГРМ
Великая княжна Александра Николаевна (?) Карусель перед Царскосельским Александровским дворцом. После 1842. ГРМ
Великая княжна Александра Николаевна (?) Карусель перед Царскосельским Александровским дворцом. После 1842. ГРМ

Великая княжна Александра Николаевна (?) Карусель перед Царскосельским Александровским дворцом. После 1842. ГРМ

Картина представляет «Царскосельскую карусель», организованную 23 мая 1842 г., к 25-летию бракосочетания императора Николая I и императрицы Александры Федоровны. Стилизованный рыцарский кортеж, состоявший из шестнадцати пар дам и кавалеров, чьи имена перечислены на планке, прикрепленной к раме, выступил с площадки Арсенала. Участники представления были одеты в подлинные доспехи из коллекции императора.

Перед Александровским дворцом была исполнена карусель — вид конного состязания, пришедшего на смену рыцарским турнирам: наездники двигались по кругу и составляли различные танцевальные фигуры. В этой кавалькаде участвовала почти вся императорская семья.

Любительский характер живописи, а также тот факт, что картина происходит из собрания императрицы Александры Фёдоровны и, согласно архивным документам, имела прежде монограмму «АР», которую можно расшифровать как «Александра Романова», позволяет предположить, что ее автор — великая княжна Александра Николаевна (1825-1844).

Виктория Кадочникова
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Легенды Кремля. Русский романтизм и Оружейная палата. Москва. 2023
Алексей Сидельников, главный редактор журнала "Коллекция"
Алексей Сидельников, главный редактор журнала «Коллекция»
Материал подготовил Алексей Сидельников

Музеи Московского Кремля

Выставочный зал Успенской звонницы, Выставочный зал Патриаршего дворца.

13 октября 2023  – 14 января 2024 года

Петергоф. Сокровища российской императрицы

Автор неизвестен. Коснуться главного

Луганский рабочий – маршал Ворошилов в Кремле

__________________

>>><<<

Рекомендуем

Практика ощущения. Звук

Практика ощущения. Звук

РОСИЗО представит уникальный проект, исследующий феномен российской звуковой экспе­ри­мен­тальной культуры первой трети
Хвалынск глазами художников

Хвалынск глазами художников

Экспозиция даёт пред­став­ле­ние, на­сколь­ко раз­но­об­раз­ным мо­жет быть ху­до­же­ст­вен­ный взгляд в рамках одного жанра.
Перейти К началу страницы